Документы и истории

АЛФАВИТ СЕМЕЙ, ЖИВШИХ В ПЕРЕСЕЛЕНЧЕСКОМ ПОСЕЛКЕ ВИЛЕНКА В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ ХХ ВЕКА

Изучая историю Виленки, встречаясь с разными людьми, мы убедились, что очень не многие из нас знают всю сложную схему родственных связей. После долгих экспериментов с её составлением, мы пришли к мысли, что у каждой семьи должен быть свой условный "портрет": родители - их дети - внуки.  Палитра такой картины очень скромна. Здесь нет важных человеческих характеристик, но есть имена и даты, которые указаны в документах или хранятся в памяти родственников. Мы составили .этот список по ходу изучения структуры родственных отношений между жителями деревни Виленка. Его необходимо дополнить.

Первый столбик условно можно назвать линией отцов. Второй линией детей, третий - внуков. Подобные схемы позволяют увидеть семейное пространство в нескольких поколениях.  Но основная идея публикации этого приложения иная. Включив его в сборник, мы  договорились  рассматривать его как черновик, который поможет составить достаточно точное описание генеалогических связей между жителями деревни Виленка. Приглашаем всех к исправлению, дополнению этой схемы в соответствии с теми  данными, которыми располагаете вы. Присылайте свои уточнения дат, имен, фамилий, фотографии, воспоминания. Любая информация дополнит общую картину.  Новые данные помогут нам в издании более точного варианта, который возможно, станет для наших детей справочным пособием по генеалогии.

02.07.2015 / НУРГАЛЕЕВА Л.В., ВОРОНЦОВА Э.В., РАЧКОВСКИЙ П.Ю,

ПЕТРОПАВЛОВСКАЯ ЦЕРКОВЬ. ВИЛЕНСКИЙ НЕКРОПОЛЬ.

Принято считать, что "всякая могила травой зарастает", но  людям  свойственно  желание побороть  забытьё. Сегодня для этого больше возможностей, чем раньше, так как архивы открыты для широкого доступа. Сведения из архивов дополняют список семейных документов. Забытые исторические  данные сегодня можно дополнить, изучая страницы Метрических книг. В них существовал  специальный раздел, который регистрировал погребения. Структура составленного нами списка  в основном соответствует форме учета умерших в  таблицах Метрических книг. Упущена лишь строка, в которой указаны имена псаломщика и священника. Они редко менялись. В метрических книгах Петропавловской церкви 1901 г., например, значатся священник Георгий Склабинский и псаломщик Иоанн Жеребятьев. В 1917 г. в церкви  совершали обряды  священник Александр Магницкий и псаломщик Тихон Виделин.  В Книгах ставилась дата смерти и погребения. Умерший ребенок назывался со ссылкой на имя-отчество своего отца, жена со ссылкой на имя-отчество мужа. Это звучало примерно так: "Михаил,  сын крестьянина пос. Виленского Ивана Михайлова Бугреева" или "Анна Мартыновна, жена крестьянина пос. Бросовского Ивана Захаровича Андреева". Обязательно указывался возраст умершего и причина смерти. Мы сознательно не стали изымать из таблиц "медицинские подробности". Это тоже красноречивая бытовая информация, которая жестко высвечивает разнообразные стороны переселенческого быта: высокая детская смертность от «младенческой слабости»,  поноса.  В 1910 г. скарлатина, а в 1914 г. оспа  унесли жизни многих детей. В одно лето семья Якова Янковского похоронила  дочь и сына, которые умерли от скарлатины. В 1919 г. свирепствовал брюшной тиф. Он не жалел ни женщин, ни мужиков, ни стариков. Сразу два родных брата Осип Семенович и Павел Семенович Митюкевичи, те самые, которые приехали из Виленской губернии, умерли в один год. Не знаем, какое найти объяснение тому факту, что практически все дети в семье Николая Федоровича Капустина умирали в младенчестве по разным причинам (в том числе и «винирия»).

05.06.2015 / НУРГАЛЕЕВА Л.В., ВОРОНЦОВА Э.В.