Беседа с Анастасией Васильевной Паленик, уроженкой переселенческой деревни Гришино Молчановского района

Беседа с Анастасией Васильевной Паленик, уроженкой переселенческой деревни Гришино Молчановского района

10.07.2014, Доровенчик Елена Ивановна
ФИО переселенцев
Андреев
Андреянов
Артемишов
Бакетин
Бобылев
Богданов
Бокша
Васильев
Веснин
Гайдученко
Горячих
Гулидо
Данильченко
Демаков
Демешко
Демьянов
Денисенко
Димаков
Евсеев
Емельянов
Ефимов
Забавчик
Зуев
Зуй
Кореньков
Крашковец
Лисенков
Листопадов
Мелогин
Осипов
Паленик
Пахоменков
Перковских
Петров
Савенков
Сальников
Саськов
Смышляев
Стояновский
Сысоев
Тарабань
Ткач
Федоров
Хабибуллин
Цветников
Чаплинских
Чечулин
Швец
Тип материала
История
Периоды переселения
До 1917 года
Места переселения
Гришино, Томская губерния

Похожие материалы

Анастасия Васильевна Паленик, уроженка переселенческой деревни Гришино Молчановского района.

 

Паленик (Саськова) Анастасия Васильевна, родилась в 1923 году в с. Гришино Молчановского района, в настоящее время проживает в г. Томске. Вдова. Дочери: Крашковец (Паленик) Клара Иосифовна (1945 г.р.); Хабибуллина (Паленик) Светлана Иосифовна (1946 – 1992 гг.). Анастасии Васильевне 30 ноября 2013 года исполнилось 90 лет.

Образование 8 классов получила в школе с. Молчаново Томской области. Работала санитаркой, перед пенсией работала на Томской железной дороге.

Мать: Зуева (Цветникова) Александра Семеновна (03.05.1872 – 19.12.1964), уроженка д. Юховичи Росонского уезда, белоруска, крестьянка, неграмотная. В Сибирь ее привез муж – Кондрат. Вероятно, он приехал в Сибирь вместе с отцом и другими родственниками, которые жили в д. Тювинке (Зуевы, Аксиненко).

Отец: Саськов Василий.

Кондрат был с Украины (?), жену он привез из Белоруссии, он ее «украл» и привез в Сибирь.

 

Из архива ГАТО, Ф. 196, 19, д. 266.

Расчеты по ссудам и списки крестьян-переселенцев пос. Гришкинского Новоалександровской волости Томского уезда 1902 г.

Расчет 50 рублей выдан в феврале 1906 года - Кондратий Давидович Зуй.

От 21 ноября 1907 г. - Зуй Давид Филиппович, 1914 г.- 30 рублей, 40 рублей,

1912 г. – Зуй Кондратий Давидович - 75 рублей.

В списке еще: Стояновский Михаил -30, Бокша Иван, Демешко, Демьянов, Богданов, Петров, Забавчик, Демешко, Зуев Тимофей, Денисенко, Кореньков, Гайдученко.

 

(ГАТО, Ф 3-44, д. 2556).

Переселенческий поселок Гришкинский, Томский уезд, Николаевская волость1899 г. май. Петр Демьянов, Василий Струк, Герасим Шороков, Сидор Сипляев, Иван Микулин, Венедикт Петров, Егор Марков, Петр Богданов, Данила Михайлов, Филипп Демешко (1892)

Молчановское общество, к коему принадлежит поселок, мирского капитала имеет в сберкассы 100 руб. и налицо 417 р. 27 коп.

Мирских оброчных статей нет. С десятины подполагается вымолотить пуд ржи 70, овса 40. С десятины скошено 20 копен сена.

 

Я помню, что в Гришино в гости из Белоруссии приезжали родственники мамы, Цветниковы, сестра и брат.

От Зуева Кондрата было 7 детей:

- Елизавета, замуж не выходила, жила и похоронена в Гришино;

- Пелагея (Гулидо), сын Сергей Гулидо, жил в Донбассе.

- Антонина (Гриценко), дочери Людмила (Кобыляк) и Зинаида (Анкудович).

- Татьяна (Богданова, Веснина), сын Николай Богданов, дочь Надежда (Солянкина).

- Мария (Бокша), дочь Тамара.

- Иван (1916-2006), жил в Молчаново, был женат на Зуевой (Демаковой) Матрене Тихоновне, дети: Виктор, 1948 г.р.; Валентина (Сержантова), 1950-1994 гг., Анна (Сербуленко), 1955-1993 гг.; Елена (Доровенчик), 1962 г.р.;

- Николай, сыновья Валерий (утонул), Владимир и дочь Надежда (Агранович).

Первого мужа мамы звали Кондратий Зуев, он заболел и умер в 20-х годах. Он построил дом в Гришино. Мама вышла замуж во второй раз за моего отца, Саськова Василия, родилось двое детей –я и брат Василий, потом брак распался («Он нажил двух детей и ушел»). В семье жили еще приемные дети - Валя Бобылева и Сережа (А.В. называет его то цыганенек, то китаец). Сестра Лиза нашла его на берегу Татоша. Валькина (Бобылевой) мать умерла, а отец женился на другой и бросил ее («оставил в лесу»). Мама поехала за сеном и на другом берегу реки нашла ребенка, которому было примерно 6 лет. Сестры хотели отвести ее в сельсовет, но мама сказала оставить.

Больше она замуж не выходила, а с 50-х годов она жила в селе Молчаново, с братом Иваном.

В Гришино у всех было домашнее хозяйство – коровы, овцы, куры. Огороды были возле домов. В Гришино не было названий улиц.

Врачей не было. В Молчаново жила бабушка по фамилии Горячих, она правила животы, грыжи у младенцев и если кто надсадился. Лечила в бане, делала массаж. Лечил людей и животных (лошадей) Демаков Тихон из Алексеевки.

Соседи жили дружно. Праздники справляли всем селом. Дни рождения не праздновали, были только церковные праздники – Пасха, Троица и другие. Ставили столы на улице, приносили из еды, кто что мог, пили самогон. Дома строили также всем миром.

Говор перенимали у родителей, например, были слова: в хате, дочке…. Мы все так говорили. Одежда у всех была одинаковая…

Церкви были в Колбинке и Молчаново, потом их закрыли. Крестили детей в д. Колбинке, пока там церковь работала. Потом детей «погружали» (крестили) в доме, это делали тайно бабушки.

Хоронили всех на одном кладбище. Самоубийств не было. Коренных жителей, остяков, в Гришине не было. Ссыльных в Гришино не было.

Был магазин, колхоз, сельсовет. Когда стали сгонять в колхоз, мать в колхоз не брали.

Строили дома всем селом. Дом строили из сосны, одноэтажный. Отдельно строили стайки, иногда был навес, закрывающий весь двор. Была одна хата (комната), полати, на них спали. И на печке спали. Были сундуки, койка деревянная, стол, лавки.

На кроснах ткали половики. В углу на иконах были вышитые полотенца. На сундуки делали накидки. Шили рубахи, одежду и сами делали, и привозная была.

В Гришино сеяли лен, коноплю, лен много обрабатывали, в реке колотили, чесали, пряли. Одежду из него делали, одеяла. Когда я работала нянькой, то нянчила двух детей, хозяйка рассчитывалась едой и одеждой («кормили и одевали»). Чирки сами шили, также обувь шили сапожники. Гончар из деревни Фоминка делал глиняную посуду. Также везли товары (из Колпашево) на лошадях по деревням, люди покупали или меняли. Бондари продавали бочки. Делали шайки, деревянную посуду, корыта для свиней…

 

Из воспоминаний Смышляевой (Федоровой) Марии Ивановны, (1913 -2004 гг.), родилась в Вятской губернии, жила в Гришино. Записано в 2001 году.

«В Гришино все занимались выращиванием льна. Сначала землю пашут, потом сеют, боронят, когда лен вырастет, его рвут, ставят в стоянки, снопы. А когда высохнет – молотят вальками, стелют, если стерня отстает, снимают. В большие снопы вяжут, в бане сушат, мнут, чешут тремя щетками, прядут, ткут, белят. Отбеливают на горе, по 3-4 человека, белит роса. Потом кладут в кадочки все белье и заливают щелоком, для этого золу заливают кипятком.

У Вятских мода кака: когда приедет к невесте жених – веревки кругом избы вешают и эти полотенцы вешают и скатерти. А утром, когда кататься едут, на дугу полотенца вешают и едут кататься по деревне.

Из кожи разных животных шили чирки, сапоги, ботинки. Красили лозой, талиной, ржавкой. Мой тятя катал пимы. Из лозы плели лапти, чуни. В Фоминке жил гончар, он продавал глиняную посуду. Туески продавал заезжий торговец. Зимой девушки собирались на вечерки. Человек 12 собиралось, керосина не было, корни сосны клали чурочками в русскую печь и жгли для освещения. Говорили: «Если жених есть, поможет прялку несть». Пряли, вязали и обязательно пели».

 

…Женщины волосы заплетали в косы, их не обрезали. Мужики стригли волосы. Женщины всегда ходили в платках. Наверное, была и праздничная одежда, платья, кофты, длинные юбки.

Дети работали с малых лет, кто корову доил, кто соседям картошку копал. В 7 лет отдавали в няньки, Антонину отдавали в няньки в Фоминку, за еду, обувь и одежду (пуд муки).

Сестра Пелагея вышла замуж за Капитона Гулидо. В Молчаново раскулачивали семью Гулидо, сын Капитон Гулидо сбежал и высватал Пелагею. Она была беднячка и он перешел на ее фамилию. Они стали жить в Молчаново. Место, где был их дом в Молчаново, называлось «Гулидина гора». Часть дома отобрали, там был Нарсуд, в другой части жила их семья…

 

Из воспоминаний Гулидо Марии Федоровны, записано в 2001 году, школьниками, краеведческий музей «Бумеранг» школы № 1 с. Молчаново.

«Я родилась в 1915 году в Молчаново. Родители мои были из крестьян-переселенцев. Отец был уроженец Гродненской, а мама – из Витебской губернии. До Молчанова мы жили в с. Петровка Кривошеинского района. В Молчаново переехали в 1915 г. и купили большой дом, который раньше принадлежал купцу Миронову. Дом был большой, двухэтажный, пятистенный. Отец, Гулидо Федор Петрович, купил дом без окон и дверей. До нас там был казенный попечительский дом. В 1930 году семью раскулачили, отцу дали 5 лет, а семью сослали в Каргасокский район. Высадили в устье реки Чижапки, там все жили в землянках и валили лес. Я в Молчаново училась в начальной школе, а потом работала в Могочино, учительницей».

 

… Сестра Пелагея забрала меня в Молчаново, чтобы водиться с ее детьми. Потом она меня отдавала в няньки к учительнице, я водилась детьми, пока учительница работала, а потом ходила в школу.

Все семьи были большие, младенцы умирали часто, у сестры один сын умер, Костя, а Сергей остался. В нашей семье все дети выжили. Рано умер брат Василий.

Однажды брат Василий пошутил, что его отправляют драть лыко Сталину на подметки, кто-то сообщил, брата арестовали и сослали на Колыму. Он был «смешной» (любил пошутить). А когда заболел туберкулезом и лежал в доме у мамы, она уже жила в Молчанове, сказал мне: «Хочу снега». Было уже лето, я сказала: «Где же я его возьму?». «Иди в лог и снегу наберешь». Взяли с сестрой Марьей ведра на коромысло, не успели спуститься в лог, а нам кричат – вернитесь, Васька умер. Ему было меньше 40 лет. У него была жена Шура, он с ней уезжал, но когда заболел, сестра Марья его привезла.

Брат Иван Кондратьевич был призван в армию в 1939 году, на Дальний восток, началась война…

 

Благодарность матери за воспитание сына. (Письмо командования части матери бойца Зуевой Александре Семеновне)

Уважаемая Александра Семеновна! Красная Армия героически отстаивает свободу и независимость любимой родины. Воины Красной Армии беспощадно громят гитлеровские полчища, показывая образцы мужества, отваги и геройства. В рядах доблестной Красной Армии находится и ваш сын Иван Зуев. В течение 2-годичной службы от считается одним из лучших бойцов нашего подразделения. Все свое умение, свои знания он отдает делу укрепления обороны родины. Как бойцу, отличнику боевой и политической подготовки, вашему сыну присвоено почетное звание ефрейтора. За умелое воспитание сына Зуева Ивана Кондратьевича выносим вам глубокую благодарность и желаем плодотворной работы на трудовом фронте. Крепко жмем вашу материнскую руку. С приветом Князев, Березовский.

Из газеты «Социалистический путь» от 15 июля 1942 года № 74 (259).

Рубрика «Письма с фронта»

Из интервью Зуева Ивана Кондратьевича в газете «Знамя» Молчановского района от 7 мая 2005 г, с.6.

В армии служил с 1939 по 1946 год, на Дальнем Востоке. Вначале – в 4-м кавалерийском полку, полк расформировали, попал в караульную роту, в Варфаломеевку, потом в Лесозаводск. Пришли мотоциклы, в Лесозаводске обучались ездить на мотоциклах. Из Лесозаводска перебросили в город Спасск, к конный полк, из Спасска – на станцию Липовцы. С Липовцев – в Камень, потом на озеро Ханка в артиллерийский полк, старшим телефонистом. В это время началась война с Японией. Но бои шли недолго. Вот один из эпизодов, который я никогда не забуду: заставу сняли без выстрелов. С боями продвигались на Мадозян. Наша машина с ГСМ отстала, а горючее закончилось. Командир полка Ларин приказал нашей батарее, командиру Блохину проложить телефонную связь в город, разыскать горючее. Я с Никулиным (имя не помню), с Рожновым Петром проложили связь на окраину города. В одном магазине с «черного хода» вышел китаец. Я задержал его, разными знаками потребовал, чтобы он помог найти горючее и он повел нас к месту, где была заправочная. Обследовали местность и сообщили по телефону в свою часть. Горючим мы были обеспечены. Потом продвигались по направлению к городу Харбин. Когда объявили по рации, что Япония капитулировала, бои еще продолжались. Стреляли из разных мест. Поступил приказ: «Машины в укрытие!» Наша машина не могла пройти из-за пней: повисла на пне. Мы были все в грязи. Пни под машиной срубили, но при этом поранили мне руку. На войне жертв и незабываемых эпизодов много. Описать все невозможно. Но обидно, что когда уже был объявлен конец войне и оставалось всего несколько часов потерпеть беспорядки, я получил ранение. Во время войны имел воинское звание ефрейтора. Воевал я в 35201 истребительном противотанковом полку. Имею правительственные награды: медаль «За победу над Японией», юбилейные медали. Самое большое желание – чтобы войны никогда не было.

 

… В 1946 году Иван вернулся в Молчаново и работал в промартели «Нарымский кожевник» заготовителем. Его «приглядел» Демаков Тихон из Алексеевки и сказал: «Ты должен жениться на моей дочери Матрене». Она работала в Райзо счетоводом. Отец запряг коня и она приехала к Ивану. Они поженились и стали жить на улице Пилипенко…

 

Демаков Тихон Ефимович (1894 -1956), мой дед по матери, также из семьи белорусских переселенцев. Крестьянин, умел лечить людей и животных.

Переехали из Могилевской губернии Чериковского уезда Палужской волости селения Бирюль в 1909 году в деревню Алексеевку. Переходное переселенческое свидетельство о зачислении на Алексеевском участке 2-х долей согласно отказной Малаха Чечулина от 9 августа 1909 года. В семье было 5 детей, родителям было по 45 лет, деду Тихону было 15 лет. (ГАТО Ф. 196 опись 15, дело № 2379. Переселенческое свидетельство № 3404 от 15 октября 1909 года о том, что Ефим Евсеев Демаков переселяется из Могилевской губернии Чериковского уезда Палужской волости селения Бирюль в Томскую губернию Томского уезда Новоалександровской волости. В именном списке переселяющихся членов семей: Ефим Евсеев 45 лет женат, Афанасий Ефимов 19 лет холост, Тихон Ефимов – 15 лет, Параскева (Прасковья) Никифорова 45 лет, замужем, Елизавета Ефимова – 13 лет, Пелагея Ефимова -8, Матрена Ефимова -6 лет. Кроме них на родине - 1 душ мужского пола. В увольнительном свидетельстве Палужского волостного старшины № 3898 от 12 октября 1909 года значится сын Данила – 23 года, который остался на родине.

 

Демакова (Емельянова) Анна Андреевна (1900 - 1978), моя бабушка по матери. Русская, из крестьян. Ее семья в 1909 году переселилась в д. Фоминку из селения Окатовского Кенозерской волости Олонецкой губернии. При переселении Анне Андреевне было 9 лет. (ГАТО, Ф. 2461, 8-930). Переселенческое свидетельство от 25 февраля 1909 г. сообщает о том, что из Олонецкой губернии Кенозерской волости Каргопольского уезда переселился Петр Андреев Емельянов с семьей. Именной список: Андрей Осипов – 65 лет, Петр Андреев – 18 л. Осип Андреев – 15 лет, Марфа Васильева – 55 лет, Анна Андреева – 9 лет. Они получили в Томском уезде Новоалександровской волости на Фоминском участке 3 доли.

В 1916 году по документам место проживания называлось Фоминское сельское общество Молчановской волости. В Фоминке жили семьи: Листопадовых, Лисенковых, Бакетина Тимофея, Бобылева Антона Акимовича, Пахоменкова Тимофея Васильевича, Савенкова Ивана Савельевича, Сысоева Герасима Федоровича, Артемишова, Сальникова, Тарабань, Швец, Данильченко, Чаплинских, Мелогина Федора и Григория, Андреянова, Ткач Христофора, 4 семьи Перковских.

Вышла замуж за Демакова Тихона, жили в Алексеевке. В семье родилось 9 детей: Михаил, Анатолий, Матрена, Анна, Валентина, Екатерина. Трое детей умерло в младенческом возрасте, Анатолий пропал без вести во время Великой Отечественной войны.

Бабушка хорошо шила, ее швейная машинка работает хорошо до сих пор.

 

…На улице Пелипенко в Молчаново был дом Марии. Этот дом купили в Афанасьевке, разобрали и перевезли. Потом этот дом перевезли на ул. Рабочую 22 и поставили там. В одной половине дома жила семья Ивана , в другой – мать. Когда родился 4 ребенок, матери купили избушку на ул. Степной, там был большой огород. Потом ее забрала Лиза в Гришино.

Иван Кондратьевич пришел с армии с ранением, в Молчаново открыли артель по вырабатыванию из кожи: из нее шили сапоги, хромовые польта. Он стал работать приемщиком кож. Вырабатывали лошадиную кожу и шили хромовые польта.

Жили кто как. Сестра Татьяна вышла замуж перед войной за Трофима Богданова, у нее родился сын Николай, мужа забрали на фронт и убили. Затем она вышла замуж за Веснина Гаврилу Семеновича. В семьях жили по-разному.

Сестра Лиза никогда не выходила замуж. Женихов было мало, много мужчин погибло на войне. Антонина вышла в 25 лет за Василия Гриценко.

Брат Николай женился на Стояновской Анфисе. У нее умерли родители (Стояновский Михаил Казимирович, 1884-1935 гг., и Стояновская Антонина Ильинична), они с братом остались сиротами. Когда брат Анфисы женился, со снохой не ужилась. Они жили в Березовке, недалеко от Гришино. Николай заготавливал лес за Березовкой, строил дом. Анфиса пришла к нему и сказала: «Возьми меня замуж, мне деваться некуда».

Когда я вышла замуж за Юзефа Ивановича, мне было 23 года, а ему за 40. С Юзефом (по документам Иосифом) Ивановичем Паленик я познакомилась в Молчановской больнице. Во время войны после Ленинградской блокады привезли блокадников, опухших, вода текет с косточек. Больница держала коров, больных поили молоком. Коровы «запустились» (перестали давать молоко) и врач договорилась с сестрой Пелагеей, чтобы у нее брать молоко. Я приносила молоко и наливала каждому больному по стакану. Когда Юзеф Иванович немного поправился, стал говорить, что я ему нравлюсь. Пришел просить моей руки у Пелагеи. Там моя мать была с Гришина, все «поднялись» (были против). У Пелагеи было двое детей, мне надоело служить всем. Когда мать уехала, я сказала, что все равно выйду за Юзефа Ивановича. Так и вышло.

Он был хороший человек, никогда не пил, не ругался. Юзеф Иванович выглядел намного моложе своих лет. Был членом партии. После выздоровления работал председателем (бригадиром) в артели «Нарымский кожевник», учил рабочих пимы катать, сапоги шить. Он шил очень красивые туфли, (одни где-то до сих пор есть) хромовые пальто и сапоги.

В Венгрии Юзеф Иванович жил до Первой мировой войны, потом воевал и попал в плен, партизанил. Потом жил в Ленинграде, работал на обувной фабрике «Скороход». Он знал много языков. Он был на инвалидности как блокадник. У нас родились две дочери, Клара в 1945 году, Света в 1946 году. В 1964 году мы поехали в Венгрию в отпуск. Он нашел в Венгрии родню. Побыли месяц, нам понравилось, и мы решили уехать туда жить. Клара в это время вышла замуж и не поехала, а Света поехала. Но пожили там два года и вернулись, потому что там очень скучали по старшей дочери и родным, я тяжело заболела. После Венгрии мы стали жить в Томске на Степановке. Муж умер в 1969 году.

В настоящее время жить стало хуже, одни живут богато, у других ничего нет. «Нет социальной справедливости?» - «Да».

Записала племянница, Доровенчик (Зуева) Елена Ивановна,

сотрудник ТОКМ им. М.Б. Шатилова.

 

Автобиография Паленик Иосифа Ивановича.

Я, Паленик Иосиф Иванович, родился в 1890 году 13 августа в Венгрии, Пештмеды Сигетмоноштор в семье крестьянина. В 1904 году я окончил шесть классов сельской школы, Сигетмоноштор, потом в 1904 году меня отдали в сапожную мастерскую учеником в город Будапешт Кустару Шухману, где я учился до 1907 года сапожником. Я окончил учение и стал самостоятельно работать у этого же хозяина до 1909 года. В связи с низким заработком по сапожной специальности я ушел с работы. В 1909 году пошел учиться по новой специальности в город Будапешт каменщиком к прорабу по фамилии Надьянош, где я проработал до 1911 года, августа месяца. В 1911 году меня взяли в царскую армию, служил в городе Будапеште. В 1912 году я был в отпуске у родных Сигетмоноштор и женился на Рожа Елизавете. Возвратился на военную службу, а в 1913 году родилась дочь об этом мне написала Елизавета, то есть жена. В 1914 году августе месяце я должен был вернуться домой, но началась война и я был в июле месяце отправлен на фронт. Участвовал в Первой империалистической войне в Карпатах, где я находился до 1915 года. В августе месяце 1915 года я попал в плен русскими войсками, а жена получила похоронку и она вышла замуж. А где она сейчас я не знаю. Я был отправлен в лагерь в Сибирь, Забайкальская губерния, лагерь Березовка, где я находился до 1918 года февраля месяца. В 1918 году в феврале к нам приехал отряд партизан и я пошел в отряд, где и находился до 1921 года октября месяца. Когда Красная Армия подошла к городу Чита, наш партизанский отряд расформировали. Тогда я остался в городе Чите работать в военной хозяйственной сапожной мастерской и работал до 1923 года марта месяца. В связи с переводом мастерской в город Хабаровск, я перешел работать в артель «Союз кожевников», где я работал до 1925 года мая месяца. В 1925 году в мае месяце я выехал в Тверскую губернию. Причина выезда из Читы – я переписывался с одним товарищем с которым мы были в партизанском отряде, он в это время жил в городе Осташкове, фамилия его Пента Василий Васильевич. Я устроился работать в Центральном рабочем кооперативе и работал в качестве сапожника до 1928 года, до ликвидации мастерской. В 1928 году в марте я выехал из города Осташкова в город Ленинград и устроился на работу на обувную фабрику «Пролетарская Победа №1», где я работал до 1938 года мая месяца. Уволился по собственному желанию и перешел работать на фабрику «Пролетарская Победа №2», где я работал до 1941 года июля месяца. В июле меня отправили на оборонную работу города Ленинграда и я работал там до 1942 года июля месяца. В 1942 году меня вывезли из города Ленинграда как тяжелобольного третьей стадии дистрофика. Привезли меня в город Томск, из города Томска я был направлен в Молчаново, в 1942 году, в сентябре, я поступил на работу в артель «Нарымский кожевник» сапожником. Сначала работал рабочим, а через месяц стал бригадиром цеха. В 1943 году в мае меня избрали председателем артели и работал председателем до 1945 года. 23 августа я уволился в связи с разрешением Центрального комитета партии о возвращении бывших жителей Ленинграда и поехал в Ленинград. В связи с отсутствием жилплощади в городе Ленинграде я был вынужден вернуться в Молчаново, где и женился на Анастасии Васильевне Саськовой, с которой в настоящее время живу. Я устроился на работу в 1945 году октябре месяце в Райпотребсоюз в Молчаново, в качестве бригадира сапожных и швейных мастерских, где работал до 1948 года августа месяца. В 1948 году в августе я заболел, меня перевели на инвалидность в октябре 1948 года, в настоящее время я пенсионер по старости.

Подпись.

 

Всероссийская сельскохозяйственная перепись населения 1916 год

Пос. Гришкинский – 137 человек, Полозовское – 245, Майково – 197, Корсаковское – 15, пос. Князевский – 114, селение Колбинское – 202, Конангино – 205, пос. Знаменский – 532, Золотовское – 272, Б.Татош – 355, п. Афанасьевский – 207 (114 мужчин, 93 женщины), п. Погинский – 173 (82/91), Н.Тювинское – 433 (218/215), Мадога – 111 (48/63)

Мироновское – 107 (64/43),

село Молчановское, Средняя деревня – 191 (95/96), Заполойское (137), Нагорная деревня (384 (180/204)

Соколовское – 678 (340/338), п. Сарафановский – 557 (263/294), Федоровское – 529 (261/265), Тунгусовское – 499 (254/245), п. Фоминский – 278 (141/134), п. Кутузовский (13), селение Демидовское (11), пос. Самоседовский

Хутора: Василенко Андрея, Гуменник, Дзень Франца (Егора), Романовы хутора, Долгих, Даниловичевы, Додоровы, Дятлуковы, Ивановского Виктора, Короткевича, Клюковское, Клевинского, братьев Мулеренок, Лошаковы хутора, Ивановского Мартина, Муреленок, хутор Татыржа Адама, Пантелея Викентия Франца Игнатия, покосные хутора, Романовских, Смарыго, Сенюткины хутора, хутор Фомы и Андрея Соколка, Строза Антона, Короткинские хутора (46), Юриновы (16)

В переписи кроме населения указан скот, сколько имеется в пользовании пашни, на землях своих и арендованных, посевов, хлебов и прочих полевых растений, озимых и яровых. Это рожь, пшеница, ячмень, овес, просо, гречиха, горох, чечевица, бобы.

Из всех населенных пунктов старожильческие – Майково, Молчаново, указано Конангино, но это по названию скорее из инородческих, остяцких)

Все остальные – переселенческие.

 

Гришино.

Село основали в 1899 году крестьяне-переселенцы из Белоруссии – Демьяновы, Забавчики, Струковы, Демешкины, Денисенко, Михальченко. Согласно данным переписи 1920 года в нем насчитывалось 56 дворов, а перепись 1926 года зарегистрировала здесь 293 жителя.

С образованием в 1924 году Молчановского района возник и Гришинский сельсовет, объединивший пять селений. Первым председателем сельсовета был избран К.Р. Прокопенко, членами – И.И. Бокша, С.А. Богданова, К.А. Милькевич, В.Я. Рогачев, В.С. Ложанов, Е. Замриенко.

В следующем году в Гришине появилась комсомольская организация во главе со Скрупским, а в октябре 1932 г. – партийно-кандидатская группа ВКП(Б) в составе одного члена и двух кандидатов в члены партии. Партгрупоргом избрали Никульшина. В 1933-1935 годах на территории Гришинского сельсовета, который объединял уже десять поселков, произошла коллективизация, возникло десять колхозов. Все они были маломощные. Самый крупный колхоз «Герой труда» действовал в Афанасьевке, в нем насчитывалось 68 колхозников. В соседнем «Трудовике» - только 15. По воспоминаниям пенсионера П. Селиванова, в колхозе в д. Погине имелось всего 15 лошадей, с помощью которых засевали около 200 гектаров пашни. Все работы производились вручную. Со временем появилась поблизости Тунгусовская машинно-тракторная станция, но мощностей ее явно не хватало. И вот 21 июня 1940 г. бюро Молчановского райкома ВКП(б) (секретарь Мамон) и исполком райсовета (председатель Эйдер) приняли решение «Об утверждении площадки под центральную усадьбу Гришинской МТС». Как уже видно из названия МТС, местом для нее выбрали Гришино, но осуществлению проекта помешала война. Храбро воевали гришинцы на фронте, многие отдали свои жизни за родину. А уроженец села Денисенко стал полным кавалером орденов Славы.

 

«Молчановский район. Страницы истории. Сборник документов и материалов. Выпуск первый. Административное устройство. Население. Экономика

/ Отв. ред. Н.М. Дмитриенко. Томск-Молчаново, 1997. – с. 27-28

 

Олонецкая губерния

на 1/7 занята островами и озерами. Там находится 407 озер разной величины. Местность там холмистая, возвышенная, низменные части невысокие, холмы образуют отдельные кряжи. Каргопольский уезд занимает 19 квадратных верст. Рядом располагается граница с Финляндией, бассейн Онежского озера и Онежская губа Белого моря. (Ладожское озеро, остров Валаам, Кижи). Селение Окатовское находилось на берегу Поржинского озера.

История. «Озерная область Новгородская» - сплетение многочисленных рек и озер, которые служили удобным путем сообщения с одной стороны – областного древнего Новгорода, с другой – с дальним заволочьем Северо-востока, населяемым некогда исключительно финскими племенами. Из губернии пролегали два самых древних пути.Здесь проходила борьба со шведами. Жили племена славян, Весь. На севере Весь жила в соседстве с Заволоческой чудью. К. IX в. – племя Весь было в союзе с Новгородцами по случаю т.н. «Варяжских» князей. Также здесь жили финские племена: карелы, Сумь и Ямь, которые спорили между собой за облажание берегами Ладожского озера. (Народы: сумь, ямь, карелы, шведы, ижоры, русские).

Карелы – исследования профессора Кастрена, «почтенного финнолога», который также исследовал хантов в Томской губернии. Чудь бело-глазая по каргопольским преданиям, питалась сырым мясом зверей, рыб и птиц. «Чудь» и «Лопь» - страшные сыроядцы.

 

Уже в IV в. Заонежье не было языческим. На карте много монастырей и погостов – Палеостровский, Кенский, Муромский, Александро-Северский, Онежский и др. Пустыни – Валаам, Преображенская пустынь на реке Кень. Монастырь Климецкий на острове Онежского озера, называемого Кижь. В XII-XIV вв. здесь было 24 обители. Каргополь располагается во внутренней части страны, это главное место торговых сношений Заонежья с Поморьем. `Петр I стал развивать горное дело, а в 1700 г. был основан город, названный в честь него - Петрозаводск. На Олонецкой верфи строили корабли, а в 1703 году был построен пушечный завод.

В Олонецкой губернии жили обельные крестьяне, белая – безоброчная земля.


Условные
обозначения
столица
региона
город село деревня,
поселок
до 1917 года
после 1917 года
до и после 1917 года
Населенные пункты

История изменений

Комментарии (1)

Сергей Бугаёв 19.06.2017 10:03
В мае 1899 года в переселенческий поселок Гришкинский была водворена семья Петра Демьянова в количестве 4 душ мужского пола и 5-ти женского. В июне поселились ещё 7 семей: Василия Струка, Герасима Шорокова, Сидора Беляева, Ивана Микулина, Венедикта Петрова, Егора Маркова и Филиппа Демешко. В августе водворили семью Петра Богданова, а в октябре Данилы Михайлова. К концу 1900 года в поселке проживали 10 семей: 49 душ мужского пола и 47 душ женского пола, из них годных работников 26 мужчин и 19 женщин, остальные дети и престарелые. (ГАТО, ф.3 оп.44 д.3892).