Бова П.А. Памяти  врача-революционера.  (К 55-летию смерти Э.Б. Блотницкого, 1878 – 1911)

Бова П.А. Памяти врача-революционера. (К 55-летию смерти Э.Б. Блотницкого, 1878 – 1911)

23.09.2016, Бова П.А. Из фондов Государственного архива Томской области
Тип материала
История

Похожие материалы

ГАТО Р -1890, Оп. 1. Д. 7. ЛЛ. 29-36

БОВА П.А.

Заведующий Томским областным отделом здравоохранения. 1966 год.

Памяти врача-революционера.

(К 55-летию смерти Э.Б. Блотницкого, 1878 – 1911)

Эрнест Болеславович Блотницкий. Из фондов Нарымского музея политической ссылки.

 

-1-

Дореволюционная Сибирь и входивший в ее состав Нарымский край являлись местами каторги и ссылки. Царское самодержавие, считая Нарым «гнилым краем» ссылало сюда людей за наиболее тяжелые уголовные и политические преступления. Особенно большое количество политических ссыльных было выслано в Нарымский край после поражения революции 1905 – 1907 годов и во время империалистической войны.

Через Нарымскую ссылку прошли выдающиеся деятели Коммунистической партии, верные соратники В.И. Ленина – Я.М. Свердлов, В.В. Куйбышев, Н.Н. Яковлев, А.Ф. Иванов, В.М. Косарев и другие.

В числе политических ссыльных было немало врачей, фельдшеров, акушерок и аптечных работников. У местного населения и политических ссыльных они пользовались большой любовью и уважением, благодаря чуткому и внимательному отношению к больным.

До Великой Октябрьской Социалистической революции Нарымский край Томской губернии был одним из самых отсталых окраин бывшей Российской империи здравоохранение здесь находилось в запущенном состоянии.

-2-

Отсутствие медицинской помощи, антисанитарный быт и беспощадная эксплуатация, приводили к высокой заболеваемости и смертности населения. От оспы и тифа погибали тысячи людей. Среди жителей были распространены также массовые хронические заболевания: малярия, сифилис, трахома, туберкулез, чесотка и другие.

Печальную картину состояния медицинского обслуживания населения Нарымского края рисует губернская газета «Сибирская жизнь».

«Тифозная эпидемия в нашем крае не редкость, - сообщает газета, - а со смертью врача Нарымский край в настоящее время является беспомощным в медицинском отношении. Регулярно каждый год свирепствует тиф, унося много жертв…

Благодаря разбросанности населенных пунктов, одного врача и трех фельдшеров более чем не достаточно…

Гниют остяки от сифилиса, мрут от тифа и не надеются получить какую-либо помощ, так как юрты отстоят от Нарыма на 300-400 верст, и ехать в такую даль… нет никакого смысла. И вот обращаются к знахарям, знахаркам и… шаманам, которые и лечат больных всяк по своему.»[1]

На огромной территории (около 250 тыс. кв. км./ имелось всего две больницы по девять коек и четыре фельдшерских пункта.

Больницы находились в убогих арендованных помещениях, в которых наблюдались теснота, примитивное оборудование, хронический недостаток врачей и слабая медицинская помощь.

Образцом в этом отношении могла служить Нарымская больница, где на койке размещали по два больных, помещение одновременно служило конторой и приемной для

-3-

приходящих пациентов, подчас и операционной.[2]

В больницах работали преимущественно фельдшера, а должности врачей по нескольку лет оставались вакантными. Обслуживание громаднейших округов Томской губернии, по пространству равнявшихся нескольким губерниям Европейской России, с населением от 100 до 200 тысяч жителей находилось в ведении одного окружного врача, при котором состояли два фельдшера. Кроме того, на окружного врача возлагалась ветеринарная служба.

В Европейской России радиус обслуживания врачебного участка в среднем составлял 30 верст. В Сибирском крае только «счастливые» участки имели радиус в 40 верст, большинство же лечебных учреждений отстояли от населенных мест на 100 и более верст.

Врач был вынужден значительное время проводить в разъездах и покрывать расстояния в 12000 верст ежегодно.[3] В Нарымском крае медицинским работникам приходилось преодолевать расстояния по 800[4] и свыше верст.

Дорожные трудности дополнялись постоянной нуждой в медицинском персонале, медикаментах, материальном оснащении, теснотой помещений для амбулатории и квартир, дикостью края, отдаленностью его от городского центра, заброшенностью, казенной опекой над ссыльными и произволом полицейской власти. Все это не могло способствовать привлечению медиков для работы в крае.

Не случайно, что Нарымский край многие годы оставался без врачей. Администрацию выручали ссыльные врачи.

-4-

Но несмотря на высокую заболеваемость и смертность населения, ссыльных медиков принимали работать в больницы с большим нежеланием и резко ограничивали их частную медицинскую практику.

Будучи принятыми на службу, они подвергались дискриминации, терпя произвол и притеснение со стороны местных властей. Подобное отношение к медицинской интеллигенции со стороны местных сатрапов наблюдалось не только в Нарыме. «Общее бесправие, царившее в Сибири, - отмечает Г.И. Мендрина, - делали труд ссыльных врачей чрезвычайно тяжелым».[5]

И, несмотря на все преграды, политические ссыльные медики вписали немало героических страниц в историю здравоохранения Сибири.

Особой популярностью в Нарыме пользовался политический ссыльный врач Эрнест Болеславович БЛОТНИЦКИЙ.

Деятельность этого врача достойна воспоминания, она не лишена общественного интереса, и мы решили ознакомить с ней читателей.

Э.Б. Блотницкий родился в 1878 году в г. Варшаве. После окончания Краковского университета врачевал в польской столице. За принадлежность к партии польских социалистов[6] и активную революционную деятельность, он был осужден и в 1907 году сослан на два года под гласный надзор полиции в г. Усть-Сысольск Вологодской губернии. Но на месте водворения пробыл всего 6 месяцев и в декабре 1907 года бежал. В Петракове[7] был арестован, снова осужден и выслан на три года в Нарым, куда прибыл в августе 1908 года. Через год, в связи с подъемом заболеваемости врачебная управа вынуждена была принять Э.Б. Блотницкого на службу в качестве исполняющего обязанности заведующего Нарымской больницей.

-5-

До этого, в течение 16 лет в больнице постоянно работающего врача не было. Вскоре опальный врач приобрел среди жителей большой авторитет, что удалось ему благодаря врачебным знаниям, чуткости и внимания к больным, которым он отдавал все, что только имел, и делал все, что только мог. Это был трудолюбивый и энергичный человек, как никто он был близок к простому народу, знал его запросы и нужды.

В условиях сурового климата, беспросветной глуши, затерянный в безграничных просторах тайги и непроходимых болот, лишенных удобных путей сообщения, он в любой час дня и ночи, не зная усталости, спешил на помощь к больному человеку.

Проделывая сотни верст необъезженных дорог, гонимый сознанием долга, бросался он в поединок с эпидемиями брюшного и сыпного тифа, оспы и других инфекционных заболеваний, которыми в то время «славился» Нарымский край.

Врачом Нарымской больницы Э.Б. Блотницкий пробыл не многим больше двух лет. Но за короткое время он приобрел славу замечательного врача. К нему стремились попасть на лечение больные со всего обширного Нарымского края.

Испытывая постоянное недоверие администрации, подвергаясь унизительной слежке и вмешательству в дела со стороны полицейских чинов, Э.Б, Блотницкий считал общественные интересы выше своей судьбы и беззаветно стремился облегчить тяжелую участь своих собратьев – политических ссыльных, бескорыстно оказывая им медицинскую и моральную помощь.

Руководствуясь гуманными соображениями ссыльный доктор не раз поддерживал и медицински обосновывал аггравацию[8] ссыльно-поселенцев с тем, чтобы добиться освобождения узников царизма из ссылки или другие более благоприятные для здоровья места.

-6-

В качестве примера приведем только один такого рода случай. В августе 1910 года он освидетельствовал 29-летнего политического ссыльного, впоследствии одного из борцов за власть Советов в Сибири А.Ф. Иванова[9] и установил у него не вполне развитую базедову болезнь с характерными для этого заболевания симптомами (гиперплязию щитовидной железы, частичное пучеглазие, ускорение сердечной деятельности и расстройство нервно-мышечного аппарата)[10]. Медицинское заключение служило основанием для ходатайства о переводе А.Ф. Иванова в центральные губернии России.

-7-

Преждевременная смерть оборвала жизнь Э.Б. Блотницкого, этого большой души человека, революционера, подлинного интернационалиста и гуманиста, который, находясь в ссылке, самоотверженно боролся за здоровье и жизнь людей.

В расцвете сил, в возрасте 32 лет, 23 мая 1911 года он умер от брюшного тифа, которым заразился в с. Парабель, куда он выезжал для лечения больных. Болезнь, которую он побеждал в хижинах людей, от которой излечил сотни больных, оказалась для него роковой. Он погиб, как солдат, находясь на передовой позиции медицинского фронта.

Врач Э.Б. Блотницкий оставил вдовой молодую беременную жену[11] и сиротой десятимесячного ребенка.

Смерти врача Э.Б. Блотницкого в газете Сибирская жизнь" был посвящен некролог.

«Можно сказать, весь нарымский край оплакивал его, - писала газета. – Провожать останки своего любимого доктора собралась масса народу из окрестных деревень и селений. Приходится удивляться, как быстро достиг он высокой славы и почета у местного населения… Каким же путем достиг он так скоро популярности? Ответ прост: трудом, энергией, преданностью делу.»[12]

О последних днях жизни этого замечательного человека писал местный врач Руткевич, в медицинском свидетельстве, выданном жене Э.Б. Блотницкого – Софье Ивановне.

«Врач Нарымской лечебницы Эрнст Болеславович Блотницкий, - свидетельствовал Руткевич, - скончался после трехнедельной тяжелой болезни, каковая

-8

была… брюшной тиф, которым он заразился, пользуя в с. Парабели Нарымского участка больных тифом. К сему добавлю, что несмотря на высокую температуру 40,3 градуса, Блотницкий долгое время посещал больницу и почти до последнего дня самоотверженно оказывал на квартире помощь приходящим к нему больным.»[13]

Памятник на могиле Э.Б. Блотницкого. С. Нарым, старое кладбище.

Не случайно, что врач Э.Б. Блотницкий среди населения Нарымского края пользовался такой большой славой, почетом и уважением. Эти качества украшали большинство ссыльных врачей Сибири, которые преданно служили народу, часто – жертвуя собственной жизнью.

За годы Советской власти в корне изменилось лицо Нарыма, который превратился в край с высокоразвитой промышленностью, сельским хозяйством, культурой и здравоохранением.

В районах бывшего Нарымского края открыто 50 больниц и 200 фельдшерских и фельдшерско-акушерских пунктов. Количество больничных коек составляет более 2 тысяч.

На страже охраны здоровья трудящихся стоят около 300 врачей и 1300 средних медицинских работников. Санитарная авиация стала доступным видом транспорта в деле оказания неотложной и консультативной помощи населению севера.

В результате улучшения благосостояния трудящихся и улучшения медицинского обслуживания навсегда ушли в прошлое многие болезни, такие как оспа, цынга, сыпной тиф, малярия, дифтерия, трахома и сифилис.

Открытие богатейших месторождений железной руды, нефти и газа создали большие перспективы развития народного хозяйства, здравоохранения и культуры севера Томской области.

-9-

Нарымчане помнят о Э.Б. Блотницком и чтят его память. Воспоминания о нем пишут в газетах, передают по радио и телевидению. Его портрет хранится в Нарымском музее политических ссыльных большевиков.

Короткая яркая жизнь Э.Б. Блотницкого может служить примером нашим современникам, живущим в счастливое для нас время.

Мы должны отдать дань уважения тем, кто боролся с проклятым царизмом и создавал предпосылки для построения социалистического общества, которое расцветает на польской земле.

 

15.03.1966 года.

 

[1] Газ. «Сибирская жизнь», № 130, 1911 г. г. Томск.

[2] Томский областной государственный архив, ф. 3., оп. 2, д. 1955, л. – 121

[3] Газ. «Сибирская жизнь» № 191, 1913 г.

[4] Газ. «Томские губернские ведомости» № 93, 1914 г.

[5] Г.И. Мендрина. Меди цинская деятельность политических ссыльных в Сибири. Стр.19, 1962 г., г. Томск.

[6] Партия польских социалистов, она же – польская социалистическая партия, была образована в 1892 году и просуществовала до 1948 года. Центральным пунктом программы ставила независимость Польши, но практически сразу в ней сформировалось интернационалистское крыло, которое считало более важной задачей социалистическую революцию, а не независимость Польши. Также с 1904 года часть партийцев признало правомерность террористических методов борьбы, хотя изначально партия была противницей террора. К какому крылу принадлежал Э.Б. Блотницкий и особенности его политической деятельности в статье П. Бовы не прослеживаются. – примечание модератора сайта.

[7] Петраков, Пётркув – город в Польше – примечание модератора сайта.

[8] Аггравация – преувеличение какого-либо болезненного симптома или состояния – примечание модератора сайта.

[9] Аркадий Федорович Иванов – видный деятель революционного движения. Родился в 1881 году в Петербурге, там же учился в Университете, принимая активное участие в РСДРП, был делегатом V (Лондонского) съезда РСДРП, в 1903-1906 гг. арестовывался и подвергался жестоким допросам. В 1908 году за участие в думской большевистской фракции сидел в одиночной камере Петербургской тюрьмы «Кресты». В начале 1910 года был осужден и на четыре года сослан в Нарымский край, где являлся одним из организаторов местной партийной и общеобразовательной школы. За политическую деятельность в ссылке А.Ф. Иванов, вместе с В.В. Куйбышевым, В.М. Косаревым, М. Василевым и другими был арестован и отправлен в Томскую теюрьму, где отсидел около года, после чего возвращен в Нарымскую ссылку. После февральской революции А.Ф. Иванов создает в Томске вооруженные дружины, позднее был председателем томской продовольственной управы и комиссаром отделения Томского банка. После бело-чешского мятежа пал от рук палачей (Борцы за власть Советов», Томск, 1959 год.

[10] Центральный государственный Исторический архив Октябрьской революции СССР. Ф. ДП 5, оп. 1910, д. 304., л. 31.

[11] О Софье Ивановне Блотницкой и их детях в статье П.А. Бовы так же речи не идет. Очевидно, что брак был заключен в ссылке, в Нарыме. Была ли С.И. Блотницкая ссыльной или присходила из местной семьи, как сложилась жизнь детей доктора – тема требует дополнительных исследований. – примечание модератора сайта.

[12] Газ. «Сибирская жизнь», № 127, 10. 7.1911 г.

[13] Томский областной государственный архив., ф. 3, оп.18, д. 1300, л – 14.


Комментарии (0)