Ермолаев и Гольдштейн. Письмо 1959 года

Ермолаев и Гольдштейн. Письмо 1959 года

08.06.2017, А.В. Чечельницкий

Алексей Ермолаев - лежит в первом ряду, слева. Ок. 1916 г. Из фондов Нарымского музея политической ссылки.

Самуил Гольдштейн - в центре, между мужчиной в шляпе и мужчиной с ребенком на руках.

В доме Юргина, на втором этаже, жили два товарища политические ссыльные. Оба невысокого роста, стройные и симпатичные. Материально плохо обеспечены, часто недоедали,  что ото всех тщательно скрывали. Звали их всегда как-то совместно – «Моня и Ермолаев» и на улицах они всегда появлялись  вместе.

В этом доме я часто бывал у одноклассника Гриши Юргина, заходил и в комнату к ссыльным. Помню их, почему-то, больше лежащими на койках с книгами в руках, они учились и много читали. Книги их лежали везде - на табуретках, на полу и на полках.

И вот однажды в летнее утро (прим модератора: ошибка памяти, это событие  произошло 16 марта 1916 года) все наши квартиранты были встревожены каким-то событием. У всех на лицах грустное выражение, говорят вполголоса. Вскоре выяснилось, что Моня и Ермолаев ночью отравились. Причиной было, как будто бы, неверие в близкую революцию. Как самоубийц, хоронили их не на кладбище, а на холме за кладбищем.  Такого количества людей на похоронах  еще не собиралось в Нарыме. Говорили прочувствованные речи,  слаженно и грустно пели: «Вы жертвою пали в борьбе роковой, любви беззаветной к народу», плакали все, плакал народ. Наша Нарымская молодежь жила спокойно в своих семьях, на своей родине. А эти молодые люди страдали в изгнании, на чужбине, далеко от родины. Трогательно было видеть отношение товарищей и местного населения к преждевременной смерти этих молодых людей.

Алексей Ермолаев и Самуил Гольдштейн. 16 марта 1916 года. Из фондов Нарымского музея политической ссылки. 

 

Могилу  огородили красивой(оградкой) решеткой, положили  надгробную каменную плиту и покрыли ее цветами.

Надгробная плита на могиле Ермолаева и Мони. Снимок 1935 года. Из фондов Нарымского музяе политической ссылки. 

Вскоре было свергнуто самодержавие, ссыльные разъехались по всей стране. Везде шли революционные бои, крепла народная власть.

В 1927 году в день десятилетия со дня  освобождения из ссылки, в Москве был вечер  встречи бывших политических ссыльных, собралось более ста человек. В воспоминаниях о погибших в борьбе за революцию, так же были имена Мони и Ермолаева, товарищи не забыли их.

В 1953 году я был в Нарыме, зашел на могилу  этих товарищей: надгробный камень забытый лежал в стороне, остатки ограды указывали место могилы, холм потерял форму. Я долго сидел у забытой могилы, в воспоминаниях вновь прошли бурные годы революции,  гибель молодых товарищей. Прошло полвека, когда еще подростками мы бегали по этим холмам, слушали грустную песню кукушки,  как все изменилось. И кажется мне, что не один раз учительница со своими воспитанниками будет вспоминать на этом месте грустную историю  смерти двух товарищей.

10 ноября 1959 года, Чечельницкий А.В. (Греков).


Условные
обозначения
столица
региона
город село деревня,
поселок
до 1917 года
после 1917 года
до и после 1917 года
Населенные пункты

Комментарии (0)