Интервью с Кононовым  Анатолием Александровичем,  1938 г.р.

Интервью с Кононовым Анатолием Александровичем, 1938 г.р.

24.05.2015, Интервью брали Назаренко Татьяна Юрьевна, кадет Батухтин Андрей Павлович.
ФИО переселенцев
Батухтин
Богданов
Кононов
Тип материала
История
Периоды переселения
После 1917 года

Похожие материалы

Настоящая фамилия Анатолия Александровича Богданов, а отчество - Павлович. Он рано осиротел и был усыновлен Александром Кононовым, отсюда его фамилия и отчество.

Отец его Богданов Павел Иванович, 1910-е – 1941, погиб под Москвой. Мама Ирина Егоровна, простыла, стирая белье, и умерла в 1941 году. От старой родни он помнит только, что общался с бабушкой, но имени ее вспомнить не может. Бабушка была мамой его отца.

Он родился в дер. Долгая Щель (потом ее из-за неблагозвучного названия переименовали в дер. Междуречье) Архангельской области. В семье было 4 детей.
 Вера – 1932 год, Нина 1934, Геннадий 1936 и Анатолий 1938 г. После смерти матери они попали в детский дом. В каком районе он был, Анатолий Александрович не помнит.  Вера довольно быстро стала жить самостоятельно, работала домработницей, а потом и вовсе вышла замуж. А вот с братом Геннадием они долго держались вместе он помогал младшему брату в детдоме: «Вынесут таз хлеба, все налетят, кто успел, тот и взял себе побольше. Брат всегда брал хлеб на меня. Защищал».

Потом  Анатолия усыновили муж и жена Кононовы Александр Васильевич и Варвара Павловна, которые были родом из соседней деревни Рёушеньга. Рёушеньга от Долгой Щели находилась довольно близко, на другом берегу реки. У них было двое детей, но оба умерли в младенчестве. Говорили, что это потому, что они были довольно близкие родственники друг другу. Они усыновили Анатолия Александровича, и он спросил свою бабушку, как ему называть новых родителей. Он был готов звать их мамой и папой, но в конце-концов решили, что их надо называть «дядя» и «тетя».

Александр Васильевич Кононов был офицер-строитель, имел чин капитана. Варвара Павловна не работала, была домохозяйка. Семья по тем временам была обеспеченная, много странствовала. Вскоре их направили в Эстонию, в г. Кохтла-Ярве. Там на строительстве работали военнопленные немцы, и двое из них работали, обслуживая квартиру Кононовых. Они рубили дрова, сланец, кормили свиней. Семья жила неплохо. Особенно - по сравнению с детдомом, где было очень голодно. Анатолий Александрович сказал, что голодные детдомовские дети воровали свинячий жмых. Ему еще было хорошо: у него был защитник, старший брат Геннадий.

В 1 класс Анатолий Александрович пошел в г. Кохтла-Ярве в Эстонии. Город этот стоял на берегу Финского залива. Это было место, где во время Великой Отечественной шли бои. Мальчишкам играть в войну было великолепно – можно было найти все, вплоть до пулемета. Не говоря уже о пистолетах, ружьях, касках обеих армий. Об опасности не думали, даже после того, как А.А. однажды чуть не подорвался.

Рассказывали, что до появления русских эстонцы понятия не имели, что такое замок на дверях. Но с появлением русских их сразу стали вешать. Анатолий Александрович сказал, что эстонцы с одной стороны   недолюбливали русских. И правда, по сравнению с ними, у приезжих были грязь и бардак. Эстонцев он вспоминает как очень аккуратных и трудолюбивых людей. Интересно, что дети при этом дружили, не имея никаких национальных предрассудков.

В Эстонии они прожили до 1949 года, а в том году капитана Кононова направили на Строительство Почтового. Семья поехала с ним. Из руководителей строительства Анатиолий Александрович помнит только Царевского М.М., очень удивился, узнав о существовании начальников Строительства 601 Пономарева, Иванова и Любого. Подтвердил, что слышал только фамилию Царевского. Солдаты под руководством Кононова работали на строительстве объектов соцкультбыта.

Семья сначала жила на квартире в д. Белобородово, а потом поселились в щитовом финском домике на ул. Пионерской.

Дети учились в школе пос. Чекист и их на большое расстояние возил автобус. Автобус был маленький, детей много и их набивалось в автобус очень много. Потом появилась новая школа, 77, и он стал учиться там. Из   всех учителей помнит учительницу по имени Любовь Дмитриевна.

Из школьной жизни запомнился один случай. Между этажами на лестничной площадке стоял бюст Сталина. Они с мальчиками носились и бюст уронили, он раскололся. Директор составил акт, сосчитав даже кусочки. Потом   виновных исключили из школы. Но дядя Шура пошел в школу и все уладил.

В 1956 году он закончил школу и пошел в политехнический институт. Сперва   ездил на Почтовый. Жил в Томске, в общежитии. Поселиться в общежитие было трудно, он имел жилье на Почтовом. Однако удалось устроиться «по блату», вернее, за взятку. На Почтовом с товарами было хорошо, в Томске население снабжалось очень плохо. Анатолий Александрович купил на Почтовом стиральную машинку (с валиками для отжима белья) и отдал коменданту. Она поселила его пятым в четырехместную комнату. Анатолий Александрович также помнит переполненные комнаты. В отличие от «девчонок», парни спали каждый в своей кровати. Снимали спинки и ставили вторым ярусом кровати (как в армии).

Связь с Почтовым сохранялась пока А.В. Кононов не вышел в отставку и не уехал в Рёушеньгу жить.

Чтобы прожить, Анатолий Александрович подрабатывал на разгрузке барж и вагонов. Досуг вне учебы и работы: со школы увлекался рисованием, любит спорт: больше ходит на лыжах, чем на коньках. Увлечение лыжами сохранилось и после окончания учебы – ходил на лыжах в Тобольске, в Томске участвовал в семейных стартах.

В 1961 году Анатолий Александрович окончил обучение. Перед самым распределением он женился. Дело было в январе. Из общежития пришлось уйти и снимать частные квартиры. Потом он получил распределение на судоверфь в Тюмень и сразу получил квартиру. Перед отъездом Анатолий Александрович  взял месяц отпуска и сильно волновался, что его накажут за задержку. Но на судоверфи электомеханику очень обрадовались. Комендант отвел в поселок , который назывался Савинский затон, и показал им квартиру. Там имелась казенная мебель.

Зарплату он получал хорошую – 130 рублей,  должность – главный механик. Как молодой специалист, он был обязан отработать три года. Но «масть пошла», жену тоже назначили начальником аптечного куста. Анатолия Александровича направили на курсы повышения квалификации, после чего   назначили на должность главного инженера судоверфи. После этого мы оставили квартиру. Жена (В.Д. Кононова) работала Тобольске, ей было неудобно ездить из поселка. В результате откомандирован был к Тобольской судоверфи. Почему то она подчинялась Министерству сельского хозяйства.

"Чем занимались? Строили суда, боты, рефрижераторы и сейнеры. Позднее меня стали уговаривать стать директором судоверфи. По молодости я согласился. Хотя жена упрашивала не ходить. Через некоторое время я сам понял, что не справляюсь. Точно не вспомню, в каком году, судоверфь затопило. Это было во время паводка. Я запаниковал и попросил освободить от должности. Перевели в Тобольск на новое предприятие". 

В то время открыли нефть на Самотлоре. Построили нефтеперегонную трубу с севера до Омска. Анатолий Александрович решил перейти работать в эту отрасль. Коллеги отговаривали - в судостроительной отрасли был уже опыт. Так респондент перешел в Тобольское районное нефтепроводное управление. Оно подчинялось УВМ Тюмени. «Не смотря на то, что я спасовал, меня взяли»

Анатолий Александрович стал осваивать новое дело, «и оно меня втянуло». Прошел курсы Уфе, потом в Москве, в Губкинском институте нефти. В Уфе учился в Уфимском нефтяном институте. Окончил обучение с отличием и получил повышение по службе. Это было в 1972-1973 гг.

Потом коллегу Анатолия Александровича  из Тобольского управления забрали работать в Томск в Управление магистральными нефтепроводами, и он забрал Анатолия Александровича с собой. Тут он проработал до пенсии. 

Анатолий Александрович любит рисовать, пишет стихи. 


Комментарии (0)