Сибирская Венеция

Сибирская Венеция

04.08.2016, Рачковский П.Ю.
ФИО переселенцев
Бардиков
Безряков
Бетхер
Богданов
Вальницкий
Виткевич
Гаврилов
Гарипов
Голещихин
Грешнев
Григорьев
Ефимов
Карышев
Кичеев
Кожевников
Колотовкин
Кузовликов
Липовецкий
Лоскутов
Македонский
Мальцев
Маньков
Николаев
Орфинский
Плотников
Попов
Рачковский
Родюков
Ромашов
Саламитов
Соснин
Тимонин
Трифонов
Тучков
Флек
Цареградский
Шадрин
Тип материала
Документ
Места переселения
Алатаево, Томская губерния
Городище, Томская губерния
Коларово, Томская губерния
Луговское, Томская губерния
Нарым, Томская губерния
Тогур, Томская губерния

Похожие материалы

Известно, что многие исторические города имели не только свои официальные названия. Например, Томск на протяжении своей 400-летней истории был и Сибирской Москвой, когда имел самый большой товарооборот среди сибирских городов; и Сибирским Сан-Франциско, когда переживал период золотой лихорадки; и Сибирскими Афинами, когда в нём были построены первые в Сибири высшие учебные заведения. Но подобные имена давались не только губернским центрам. Песчаной Венецией называли город Кяхту - российские ворота в Азию, где брал начало Чайный путь, по которому на Запад шли нескончаемые  торговые караваны.  Были свои названия и у Нарыма, центра некогда обширной территории, именуемой Нарымским краем. Сибирской Венецией окрестил его в начале XX века нарымский пристав А.Ф. Плотников.

         Это звучное название «Нарым – Сибирская Венеция» и было выбрано для проекта создания первого на территории Томской области музея-заповедника. Презентация данной инициативы состоялась в рамках музейного форума «Культурное наследие Томской области», прошедшего  в августе 2009 года на Парабельской земле, и была посвящена 70-летию Нарымского музея политической ссылки.

Параллель с Венецией проведена не случайно. Авторам проекта хотелось не столько напомнить о постоянных затоплениях города во время ежегодных весенних разливов окружающих его рек и проток, сколько «под прикрытием» всемирно известного города-памятника напомнить о былом величии Нарыма,  его богатом культурном наследии, архитектурных традициях, легендах и мифах.

         История сохранения мемориальных мест и памятников Нарыма начинается с 30-х годов XX века, когда принимается решение об организации в селе Музея им. И.В Сталина. К постройке здания музея, приступили в 1940 году, однако, начавшаяся Великая Отечественная война внесла свои коррективы, и музей был открыт только в 1948 году. О важности задачи создания очередного сталинского мемориала, говорит тот факт, что экспозиция музейного комплекса создавалась при участии сотрудников Центрального музея В.И. Ленина. Конечно, в те времена не могло быть и речи о том, чтобы подобный музей пустовал. Вопрос наполнения мемориала посетителями был снят специальным распоряжением Министерства речного флота, согласно которому все суда, проходящие через Нарым, должны были останавливаться в нём на три часа, для того чтобы пассажиры могли посетить Дом-музей И.В. Сталина. Эта практика существовала до недавнего времени.

         В буклете «По Оби и Иртышу», выпущенном в 1987 году совместно Кемеровским, Новосибирским, Омским, Томским и Тюменским областными советами по туризму и экскурсиям, всем желающим предлагалось десять маршрутов продолжительностью от 12 до 19 дней. По прошествии сорока лет со дня открытия музея программа осталась неизменной. «Мемориальные доски на домах, в которых жили В.В. Куйбышев и другие политссыльные. Дом, построенный ссыльными революционерами-поляками. Дом, в котором размещалась столовая политссыльных… Кладбище, где похоронены погибшие в ссылке революционеры. Мемориальный музей политических ссыльных большевиков Нарымского края… Родина русского советского писателя В.М. Кожевникова (1909-1984г.г.)».

Как минимум две легенды не прошли испытания временем. Несмотря на то, что в Нарыме и сегодня на одном из домов висит мемориальная доска с информацией о рождении в нём автора всем известного произведения «Щит и меч», сохранившиеся архивные источники свидетельствуют об обратном. На самом деле Вадим Кожевников родился в посёлке Тогур Колпашевского района. Имеющаяся информация не что иное, как обыкновенная по тем временам конспирация. Всё дело в том, что родители писателя были меньшевиками и после того как в начале 20-х годов прошлого века их имена были занесены в списки неблагонадёжных, срочно перебрались в Москву, подальше от места ссылки, несколько изменив место рождения сына.

Второй миф позволил сохранить интереснейший дом в стиле ампир, судя по всему старейший дом на территории Томской области. Речь идет о так называемом «польском доме», но об этом чуть ниже.

Следующим этапом по сохранению исторических памятников Нарыма можно считать проведений в 1970 году исследований ведущими сотрудниками НИИ культуры, Государственного исторического музея и Всероссийского художественного научно-исследовательского центра имени академика И.Э. Грабаря.

Следствием совместной работы с московскими коллегами стало решение исполнительного комитета Томского областного Совета депутатов трудящихся № 160 от 21 мая 1973 года об утверждении охранной зоны исторических памятных мест и зданий села Нарым Парабельского района и временной Инструкция об организации и содержании охранной зоны. Охранная зона общей площадью 12,5 га ограничивалась: с запада Нарымской протокой, с севера – окончанием улицы Куйбышева, включая дом № 50, с востока и юга – протокой Полой. 34 постройки, 27 из которых располагались на улице Куйбышева. К сожалению, несмотря на предписания утверждённой Инструкции, часть построек была утрачена. Вечные спутники деревянных домов вода и огонь не пощадили дома по улицам Куйбышева, 6,8, 20,24,28 и Береговой,4; переулкам Нарымскому, 4; Почтовому, 24 и Садовому, 3.

В конце 1970-1980-х в Нарыме работали московские и томские архитекторы-реставраторы, разработавшие проекты реставрации наиболее интересных объектов культурного наследия.

И, наконец, завершающим этапом в определении статуса Нарыма явилось постановление коллегии Министерства культуры РСФСР № 12 от 19.02.1990, коллегии Госстроя РСФСР № 3 от 28.02.1990 и президиума Центрального совета ВООПИК № 12(162) от 16.02.1990 «Об утверждении нового Списка исторических населённых мест РСФСР».

Дополнив вместе с Томском и другими городами предыдущий Список 1970 года, Нарым получил законное основание для создания на базе сохранившихся объектов культурного наследия историко-культурного музея заповедника.

Параллельно, в 1994-1995 годах активистами Общества возрождения селькупской культуры «Колта Куп» И.А. Тимониной и Л.Д.Шадриной совместно со своими близкими и сотрудниками Томского областного краеведческого музея А.Г. и Н. А. Тучковыми в 14 километрах от Нарыма частично реализуется проект общественного этнографического музея «Селькупская деревня – Чвороль-Эд». Музей расположен в живописном месте в 20 метрах от Тюхтеревского озера у кромки кедрового леса. На площади 30 на 30 метров расположены жилые и хозяйственные постройки селькупов. Реконструировано древнее селькупское жилище-полуземлянка - карамо, устроена уличная глинобитная печь шогор, шалаш, разложено кострище, на вешалах сушатся сети. Готовится реконструкция зимнего селькупского жилища-полуземлянки – чуль-мат. Рядом, в 200 метрах, находится селькупское кладбище. В последующие годы проект не получил своего развития.

Начало 1990-х годов приостановило и работы по реализации намеченных планов по сохранению культурного наследия самого Нарыма, не получил развития проект организации охранной зоны села, к сожалению, остался нереализованным проект создания музея под открытым небом в окрестностях Томска, в селе Коларово (Спасское) Томского района.

Работы по сбору материалов для музея в селе Спасское начались ещё в доперестроечное время. В августе 1984 года  участники комплексной историко-архитектурной экспедиции побывали в Нарыме. Вместе с томскими архитекторами и историками с местными достопримечательностями знакомились учёные Петрозаводского государственного университета под руководством доктора архитектуры, профессора В.П. Орфинского. Тогда и я впервые познакомился с Нарымом и расположенными в его окрестностях старинными поселениями Городище, Луговская и Алатаево. Участниками экспедиции были составлены планы перечисленных поселений, подробно описаны сохранившиеся постройки, сделаны многочисленные фотографии. В Нарыме кроме застройки вдоль центральной улицы нами был подробно изучен район «Старая Камчатка», где были описаны дома по ул. Нарымская: Григория Лоскутова (нач. XX в.), Кирилла Абрамовича Попова (нач. XX в.), Степана Игнатьевича Соснина (1916), Михаила Михайловича Трифонова (1880?), Е.Е. Безрякова (кон. XIX в.).

         Но, несомненно, из сохранившихся построек XIX века был и остаётся нарымским шедевром дом с мезонином или как его чаще называют «польский дом», расположенный по переулку Сибирскому, № 6. Его изображения можно найти на открытках начала XX века.

В исторической записке, составленной в 1982 году, к проекту охранных зон в селе Нарым М.М. Гарипов называет дом Родюкова главной архитектурной достопримечательностью села, с чем нельзя не согласиться. «В основу проекта принят образцовый фасад № 82 (часть IV), но декор более изысканный, чем в распространённых в то время чертежах. Фасад примечателен строгой симметричностью композиции с использованием обшивки под камень и применением ордера… Балконное ограждение мезонина из кованого железа более позднее, но изящного рисунка».

Довольно подробный материал об особенностях дома и его состоянии содержится в пояснительной записке к  эскизному проекту реставрации, автором которой является московский архитектор А. Липовецкая. Её записка была подготовлена в 1977 году на основе проведённых московскими реставраторами натурных и историко-архивных  исследований. Автор сообщает, что общее количество утрат не превышает 30%. В результате натурных исследований были найдены элементы подлинного декора. На фризе карниза была зафиксирована хорошо сохранившаяся роспись в метонах и на триглифах, а на чердаке были обнаружены подлинные элементы резной деревянной капители, которая тоже имела цветовое решение: верхний ряд скантов был расписан под золото, а два нижних ряда листьев имели зелёную окраску. Росписи, изображающие растительный орнамент, имелись в полуциркульных нишах над окнами и на кронштейнах сандриков. Дощатая обшивка фасадов и крыши были окрашены краской особого состава близкого  к темпере.

Не менее  подробно описываются конструкции здания. Из текста мы узнаём, что при строительстве дома не был устроен фундамент, и его функцию выполнял кирпичный цоколь. Выросший со временем на 50 см культурный слой нарушил гидроизоляцию, что привело к разрушению кладки, что в свою очередь повлекло подгниваю нижних венцов и полового настила в местах примыкания полов к стенам. В процессе неоднократных ремонтов были нарушены и конструкции стен, которые с внутренней стороны были окантованы и оштукатурены.

Постановлением Совета Министров РСФСР от 04.12.74 года № 624 дому был присвоен статус исторического памятника республиканского значения. На момент постановки на государственную охрану он ещё сохранял функцию жилого дома, а после проведения ремонтно-реставрационных работ здесь разместилась местная администрация. Основанием для сохранения дома с мезонином послужили «имеющиеся сведения» о том, что его построили ссыльные поляки, участники восстания 1863-1864 годов. Народная легенда о польских строителях отразилась даже на определении архитектурного стиля. Так, автор подготовленной в 1988 году записки к проекту музеефикации историко-революционного комплекса в селе Нарым пишет, что: «…бывший дом купца Родюкова… сооружён по высочайше опробированному проекту в стиле «Закопане» в конце XIX века».

Однако, исследования, проведённые московскими реставраторами, поставили под сомнение историко-революционное значение памятника и показали, что возраст дома может быть отнесён к первой половине XIX века.

Все вопросы о возрасте интересующей нас постройки снимают документы, хранящиеся в Государственном архиве Томской области. В одном из них, составленном 4 ноября 1839 года нарымским мещанином Иосифом Матвеевичем Цареградским, будущий хозяин дома, купец 3-й гильдии Иван Семёнович Родюков, обращается к Государю Императору Николаю Павловичу с просьбой об утверждении фасада на постройку в заштатном городе Нарыме деревянного двухэтажного на каменном фундаменте с мезонином дома. Во втором документе, сообщается, что представленный проект оказался составленным правильно и был утверждён.

Что касается стиля «Закопане», то, действительно, существует прямая связь между домами, построенными в Польше на рубеже XIXXX веков и Томском, где в начале 60-х годов XIX века подростком начинал свою творческую деятельность Станислав Виткевич. В то время Станислав был учеником Ю.В. Флека, автора более 40 литографий с видами Томска 60-х годов XIX века. Впоследствии С. Виткевич стал известным польским художником, картины которого хранятся во всех крупных музеях Польши, и основоположником стиля «Закопане», прославившим его на весь мир. Но, как говорится, это совсем другая история.

В результате проведённых на памятнике ремонтно-реставрационных работ первоначальные декоративные детали были заменены на новые, что, конечно же, не могло  не отразиться на общем облике дома. Не соответствует рекомендациям автора проекта реставрации и современное цветовое решение. Но главная цель была достигнута. Основные конструкции отремонтированы, а значит, продлена жизнь памятника. Со временем, при наличии желания, финансовых средств и профессиональных мастеров, на основе обмеров и фотографий можно будет более точно воссоздать все детали деревянного шедевра в стиле ампир.

Основная часть сохранившихся домов рубежа XIX-XX веков расположена на центральной улице Нарыма  - Крестовоздвиженской (позднее переименованной в Советскую, а затем в улицу Куйбышева). Постройки характеризуются большими размерами и относительно скромным декоративным убранством.  В основном, это однотипные двухэтажные бревенчатые пятистенки, рубленные в обло, с четырех скатными тесовыми крышами. Из декоративных деталей следует отметить столбы с резными капителями в бывших домах Родюкова и полицейской управы. Отличительной особенностью домов Нарымского края является наличие дополнительных крутых лестниц, устроенных внутри жилых помещений для сообщения между этажами в зимнее время. Такое решение позволяло в холодное время лишний раз не выходить в холодные сени, где имелись основные лестницы, сохраняя тепло в жилых комнатах. Обычно оконные и дверные проёмы первого этажа были ниже проёмов второго этажа, кроме того, между потолком первого и полом второго этажей засыпали в качестве утеплителя землю, что также позволяло дольше сохранять тепло в жилых помещениях. Толщина таких перекрытий в некоторых домах доходила до одного метра. Сохранилась на улице Куйбышева и одноэтажная каменная лавка начала XX века, фриз и карниз которой украшены фигурно выложенным кирпичом. На южном фасаде здания  выложены рустованные пилястры, а над окнами замки.

         Всё же, отдельно стоящие постройки не передают полноценного облика русского старожильческого села. Проект создания музея-заповедника ставит своей целью воссоздание облика Нарыма рубежа XIXXXвеков, запечатлённого на фотографиях того времени. Богатейшим материалом для исследователей являются и сохранившиеся проекты. Ни одно историческое населённое место  в области, за исключением губернского центра, не имеет такого количества разработанных генеральных планов.

Уже в XVIII веке составляются первые планы по урегулированию застройки. В 1782 году Нарым становится окружным городом и с целью его дальнейшего развития в 1797 году был составлен «План Тобольской губернии уездного города Нарыма с показанием на оном ныне состоящего строения и вновь прожектированного расположения».

         Наибольшее количество проектов, их согласований и утверждений приходится на XIX век. Только планов города исследователи насчитывают восемь, правда, большинство из них так и остались на бумаге. Не были утверждены планы, составленные землемерами  Ромашовым (1846), Николаевым (1857), Григорьевым (1860), Маньковым (Маноковым) (1858-1864), губернским архитектором А.К. Македонским (1867), инженером-архитектором А.Б. Вальницким (1868).

На момент составления плана Алоидий Бернгардович занимал должность инженера в Томской губернской строительной и дорожной комиссии. Архитектор даёт описание города того времени. В 1870 году в Нарыме проживало 1888 человек, из них – 1700 православной веры, 62 – римско-католической. Потомственных дворян – 14 человек, купцов – 219, мещан – 1439 человек. В городе имелось: три церкви – одна каменная приходская в главной части города, каменная соборная с деревянной колокольней и кладбищенская деревянная, 253 дворовых участка, жилых домов 249, из них только одно каменное. Застроенных кварталов - 29, больница, богадельня, пороховой погреб, провиантский магазин, соляная лавка. Из общественных зданий имелись магазин, винный подвал, также было две площади: одна торговая и другая у берега безымянной протоки. За городской чертой находились соляной амбар, бойня, кузницы, 3 кирпичных сарая. План А.Б. Вальницкого хранится в фондах Томского областного краеведческого музея. Здесь же хранится и копия наиболее интересного для исследователей Плана Томской области заштатного города Нарыма, составленного колыванским окружным землемером 13 класса Иваном Саламитовым (Саламатовым) (1836).  По этому, самому раннему из известных регулирующих застройку документов XIX века, Нарым застраивался в течение 30 лет. Интересна и приложенная к плану роспись, где указаны фамилии владельцев участков и домов, их сословие и происхождение, размеры участков, цены домов и даже примерные сроки, которые, по мнению примежевых оценщиков, мещан Данилы Кузовликова и Ефима Кичеева, простоят перечисленные дома.

Согласно росписи средние размеры площади участков составляли от 150 до 250 квадратных саженей. Самый большой участок площадью 1160 квадратных саженей принадлежал купцу 3-й гильдии Ивану Родюкову, дом которого был оценен в 800 рублей. Исходя из того, что 1 квадратная сажень равнялась 4,55 квадратным метрам, получается, что купец обладал 5278 квадратными метрами городской земли. Самый маленький участок площадью 10 кв. саж. (45,5 кв. м.) принадлежал мещанину А. Ефимову, он же был и обладателем самого дешёвого дома, оценённого в 2 рубля. Участки размером более 700 квадратных саженей принадлежали мещанам И. Соснину (726,7 кв. саж.), А. Бардикову (722 кв. саж.) и Омельяну Родюкову (722 кв. саж.).

 Средняя стоимость домов в росписи колеблется от 50 до 150 рублей.  Самый дорогой дом принадлежал купцам 2-й гильдии  Алексею и Петру Родюковым, его оценили в 2500 рублей, 1500 рублей стоил дом мещанина И. Карышева; 800 – советника  А. Мальцева; 700 – казака А. Соснина; 600 – купца 2-й гильдии А. Родюкова, по 500 рублей стоили дома купцов Н. и Д. Голещихиных, мещан С. Гаврилова, П. Грешнева, И. Соснина, казака Е.Колотовкина. Самые же низкие указанные в росписи цены – 2,3 и 5 рублей.

         В 1876 году Томской городской думой был одобрен план,  составленный  А.П. Бетхером, инженером по производству работ Томской строительной и дорожной комиссии. В последствии Нарым застраивался по этому плану, хотя сохранились свидетельства, что и он не соответствовал насущным нуждам горожан. Так, например, в рапорте  Нарымского окружного врача в Томскую губернскую строительную комиссию говорится, что «Местности, на коих проектированы новые кварталы (по берегу Оби, у конца Полоя и за ним по берегу Кетской протоки) ещё более низменны и водостойки, при разливах берега сильно подмываются». Очередной утверждённый план стеснял обывателя в свободе выбора места для усадьбы, а главное, «лишил город надежды перемещения в местность, более благоприятную для развития города и благосостояния его жителей».

         Из пояснительных записок, составленных к планам, выясняется, что на протяжении долгого времени Нарым оставался неблагоустроенным городом. Хотя улицы местами были вымощены деревянными пластинами, а на планах и сохранившихся фотографиях рубежа XIX-XX  веков можно увидеть палисадники с кустами и деревьями. Имелись в Нарыме и сады. Один из них находился перед старым каменным домом Родюковых, выходившим на старо-соборную площадь, другой был разбит на улице Крестовоздвиженской около дома казначейства. Довольно много деревьев росло по периметру участка, на котором были расположены Крестовоздвиженсий собор, церковная библиотека, школа для девочек и церковная сторожка.

         На некоторых планах и рисунках показана беседка на берегу протоки около старого собора. Она была построена к ожидавшемуся приезду в Нарым Цесаревича Николая и впоследствии служила местом отдыха нарымчан.

          Не меньший интерес представляют сохранившиеся описания и фотографии усадеб рубежа XIX-XX веков, на которых видны многочисленные хозяйственные постройки, крытые дворы, широко распространённые в  русских старожильческих сёлах Томской губернии. Особый интерес представляет двухэтажный хлебный амбар, располагавшийся между старым каменным и новым деревянным домами Родюковых.

         О составе построек на усадьбах нарымчан можно судить по описанию усадьбы мещанина Богданова, относящегося к посадским людям, наиболее многочисленного состава горожан. На участке, который имел размеры 15 саженей в ширину и 23 сажени в длину, размещались два деревянных жилых дома, сушильная рабочая изба, два погреба и амбар. Усадьба была огорожена и имела деревянную мостовую.

         Сохранилось подробное описание и усадьбы пристава,на которой стоял двухэтажный дом, обращённый западным фасадом на старо-соборную площадь, и трёхчастный двор, размером 13 на 34 сажени.Наближнем к дому первом дворе располагались огород, сарай, конюшня и навес для дров. Далее располагался второй двор, куда выходили двери амбара и ворота конюшни, здесь же находился склад дров. На третьем дворе, занимаемом приставом, располагались каталажка, баня и отхожее место. Все три двора были изолированы и соединялись воротами.

Первые упоминания о проектировании отдельно стоящих зданий в Нарыме относятся к началу XIX века. В 1815 году по предписанию губернского правительства губернский архитектор П.В. Раевский выполнил проект здания присутственных мест. В состав комплекса построек кроме основного двухэтажного здания, имевшего в плане размеры 15 на 8 саженей, входили денежная кладовая с помещением для мягкой рухляди, конюшня с сараем для пожарного инструмента и нужное место. В 1827 году встал вопрос о строительстве гостиного двора с пятью лавками для купечества и десятью для мещан. Планированием мест под гостиный двор занимался командированный в Нарым в 1829 году уездный землемер.

Поиск сохранившихся материалов, конечно, будет продолжен, но уже сегодня мы имеем возможность оценить все природное и культурное наследие Нарыма с его окрестностями, в первую очередь, его архитектурную составляющую. На территории села находятся 22 объекта культурного и 2 объекта природного наследия, из которых 5 построек имеют статус федерального значения. Здесь расположен один из филиалов Томского областного краеведческого музея – Нарымский музей политической ссылки.

С 2008 года началась реализация перечня мероприятий по созданию в селе объектов инфраструктуры, в частности из областного бюджета были выделены 5 млн. рублей на ремонтно-реставрационные работы в доме купца Родюкова. В перспективе предполагается воссоздать главную историческую часть Нарыма – улицу Крестовоздвиженскую. Кроме реставрации сохранившихся объектов культурного наследия предполагается строительство деревянной церкви, воссоздание хоромов Нарымского воеводы и Нарымского острога.

Сегодня культурное и природное наследие Нарыма, одного из первых сибирских городов-легенд, основанных в конце XVI века, рассматривается в качестве особого ресурса Томской области. Создание в селе Нарым историко-культурного и этнографического музея-заповедника позволит не только сохранить оставшиеся памятники народной архитектуры в их традиционной среде, но и развить рекреационную базу объектов массового отдыха и туризма, создать предприятия традиционных ремесел и промыслов.

        

 

Сибирская Венеция


Условные
обозначения
столица
региона
город село деревня,
поселок
до 1917 года
после 1917 года
до и после 1917 года
Населенные пункты

История изменений

Комментарии (0)