Старожилы и переселенцы на томской земле (особенности взаимоотношений по этнографическим материалам). Часть 1. Старожилы

Старожилы и переселенцы на томской земле (особенности взаимоотношений по этнографическим материалам). Часть 1. Старожилы

12.07.2014, Бардина Пана Елизаровна, Музей г. Северска
ФИО переселенцев
Анисимов
Аркашев
Барышев
Вершинин
Волков
Вялов
Голещихин
Гришаев
Губин
Деев
Зоркальцев
Иглаков
Колмаков
Комаров
Коновалов
Костырев
Мурзин
Нелюбин
Нестеров
Панов
Попадейкин
Пшеничников
Родюков
Сопыряев
Сухушин
Трифонов
Фадеев
Тип материала
Документ
Периоды переселения
До 1917 года

Похожие материалы

            Состав населения Томско-Нарымского Приобья, как и по всей Сибири, в конце ХIХ – начале ХХ вв. был очень неоднородным. По времени переселения выделались русские старожилы (чалдоны) и пореформенные переселенцы, среди которых были не только русские, но и представители других национальностей украинцы, белорусы, поляки, латыши и др. Кроме того, среди русских сибиряков было немало последователей старой веры – старообрядцев или кержаков, которые сохраняли значительную бытовую обособленность от «мирских» - прочих православных христиан. В 1930-е гг. состав населения был значительно пополнен спецпереселенцами разных национальностей, в основном русскими. На всей территории Томской области русское население проживало в тесных контактах с коренными сибирскими народами – селькупами, хантами, томскими татарами, чулымцами, эвенками. Нередкими были смешанные браки коренных народов не только со старожилами, но и с переселенцами, особенно со спецпереселенцами в 1930-е гг. Такие браки зачастую помогали женщинам выжить в суровых условиях поселений. При такой этнической пестроте представляет интерес взаимодействие разных этнических групп в хозяйственно-бытовой сфере, в языке и культуре. Именно такое взаимодействие было необходимым условием обживания нового пространства, а нередко и выживания на новой территории.

            В свое время, на рубеже ХIХ – ХХ вв., в российском обществе активно обсуждался вопрос о взаимоотношениях между старожилами и переселенцами в Сибири, степени влияния их друг на друга (Кауфман А.А., 1891, с. 13). В зависимости от своих взглядов, исследователи то преувеличивали прогрессивное влияние переселенцев на «отсталых» старожилов (Исаев А.А., 1890), то совершенно отрицали, в угоду сибирскому патриотизму, положительную роль переселенцев (Кауфман А.А., 1905; Ядринцев Н., 1891 и др.). Несомненно, что эти и многие другие процессы взаимодействия разных групп населения шли по-разному в разных местах. Неизбежный процесс «осибирячивания», о котором неоднократно писали исследователи (Головачев П.М., 1914; Красноженова М.В., 1914 и др.), шел по-разному в чисто переселенческих поселках и в селениях со старожилами. Состав самих переселенцев был неоднородным, и нередко происходили взаимодействия на уровне выходцев из разных губерний и разных вероисповеданий – католиков и православных. Собранные нами в 1975- 2003 гг. (в Томском государственном университете и с 1993 г. – в музее г. Северска) полевые этнографические материалы и имеющиеся сведения из опубликованных источников позволяют рассмотреть некоторые процессы взаимодействия разных групп населения Томского края в конце ХIХ – первой половине ХХ вв. Часть этих материалов уже опубликована (Бардина П.Е., 1987, 1990, 1995, 1996, 2000, 2009).

            Старожилы.

Семья сибиряка из с. Нелюбино Томского района. Фото 1913 г.

Русское старожильческое население в Томском крае начало формироваться с конца ХVI – начала ХVII вв., когда были основаны первые городки-остроги: Нарымский, Кетский, Томский. Основная масса первопоселенцев была из северных и северо-восточных уездов Европейской части России, откуда и шли первые пути в Сибирь (Русские старожилы, 1973, с. 25-26; Крестьянство Сибири, 1982, с. 380 и др.). Однако уже среди первых переселенцев были выходцы из центральных и южных губерний, существенно отличающиеся по своим культурно-бытовым традициям от северных русских. Например, среди первых жителей Томска были выходцы из Великого Новгорода, Москвы, Устюга, Соликамска, Сольвычегодска, Холмогор, Костромы, Галича, Ярославля и других мест (Бояршинова З.Я., 1979, с. 16). По подсчетам лингвистов, русское население Томска в 1604 -1650-х гг. состояло из 6 частей севернорусов, 2 частей среднерусов и 1 части южнорусов (Русские говоры, 1984, с. 49). Одной из особенностей формирования старожильческого население было и то, что в значительной степени оно складывалось из служилых людей и их потомков, которые составляли больше половины всего населения (Емельянов Н.Ф., 1972, с. 6-10 и др.). Из-за нехватки хлебного довольствия уже в ХVII в. часть служилых людей была переведена на службу «с пашни», а затем зачислена в сословие государственных крестьян. Именно служилые люди, конные и пешие казаки, стали основателями многих томских селений, в названиях которых до сих пор сохранились их фамилии, а среди жителей – прямые потомки. В пригороде Томска рано сформировался целый куст старожильческих селений с устойчивым составом жителей - это д. Аркашева, Губино, Попадейкино, Нелюбино, Зоркальцево, Вершинино, Иглаково и др. А жители с этими же фамилиями – потомки служилого населения известны не только в этих селениях, но и расселились по всей округе. При обилие однофамильцев, которые уже утратили отсчет родственным связям, бытовали двойные и даже тройные фамилии и прозвища: одна – официальная, вторая – уличная, третья могла быть уличная оскорбительная за какие-либо неблаговидные дела. Настоящую фамилию иногда не знали даже соседи, а уличная фамилия, под которой человек был известен, давалась чаще всего по имени или роду деятельности предков. Например, в с. Иглаково, где в начале ХХ в. более половины сельчан были Иглаковы, уличные фамилии были по деду или по бабке, которые стояли во главе большого хозяйства. Одних Иглаковых называли Трофимовскими по деду Трофиму, других – Филипповскими, Ефимовскими, Григорьевскими, Викуловскими, Варваринскими, Василисиными и др.(Бардина П.Е., 2009, с.17-18).

3.	Старожилы с. Иглаково Томского района. Фото начала ХХ в.

Другим районом с устойчивым старожильческим составом населения является бывший Нарымский край – Колпашевский, Каргасокский, Парабельский, Верхнекетский районы Томской области. Наиболее известные здесь фамилии старожилов – это Анисимовы, Барышевы, Волковы, Вяловы, Гришаевы, Голещихины, Деевы, Костыревы, Коноваловы. Комаровы, Колмаковы, Нестеровы, Пановы, Пшеничниковы, Родюковы, Сопыряевы, Сухушины, Мурзины, Трифоновы, Фадеевы и др. Многие из этих фамилий известны по архивным документам ХVII-ХVIII вв. как первооснователи нарымских селений (Емельянов Н.Ф., 1981, с. 16-26; Яковлев Я.А., 1993, с. 130-135). Таким образом, предки старожилов, или как их называли по всей Сибири – чалдонов, челдонов, переселились в Сибирь как минимум в дореформенное время (до 1861 г.) и успели за это время сложиться в достаточно однородную группу со своими культурно-бытовыми и языковыми особенностями.

Нарымский старожил в дохе из собачьих шкур. С. Иванкино Копашевского района. 1979 г. Фото Бардиной П.Е.

Название «чалдоны» вплоть до недавнего времени воспринималось большинством старожилов как обидное, неприятное прозвище, данное им новыми переселенцами или городскими жителями. Да и употреблялось оно чаще всего с обидными эпитетами: «желторотый», «желтопупый», происхождение которых, по-видимому, связано с изображением желтого знака «туза» на спинке одежды каторжников. «Эй, ты чалдон желторотый» - так иногда обращались, по воспоминаниям старожилов, «культурные» горожане к жителям села Иглаково и других пригородных селений, которые привозили на базар продукты из своего хозяйства. Однако со временем прозвище утратило обидный оттенок и стало закрепляться как самоназвание сибиряков, что отражают словари сибирских говоров (Словарь, 1967, т.3, с. 220; Словарь русских говоров, 1979. с. 578-580 и др.). Есть книга В. Черноусова «Чалдоны», одно время было создано Нарымское общество чалдонов, существовал фольклорный ансамбль «Чалдоны» и пр.

Пятистенный дом старожила в с. Конинино Томского района. 1975 г. Фото Бардиной П.Е.

Для объяснения названия «чалдоны» старожилы пытались найти подходящее значение из своего языка, так называемые народные этимологии: как переселенцы с рек Чала и Дона, с Чалдон-озера, от слова «чалить» - приплыть с Дона. Однако, судя по словарю В. Даля (1994, т. 4. с. 1299) и другим старинным словарям, слово «чалдон» происходит из монгольского языка и обозначает: бродяга, беглый, варнак, каторжник. Это вполне соответствует устойчиво бытовавшим в Европейской России обывательским представлениям, что Сибирь – место каторги и ссылки, а жители, естественно, бывшие каторжники и беглые. Не случайно, прозвище было дано именно новыми переселенцами в Сибирь, которые не отождествляли себя со старожилами. Какую-то долю истины это утверждение содержало, однако далеко не все старожилы были потомками ссыльных и каторжников. Каким бы ни было первоначальное значение этого названия, оно обозначает, и потомки старожилов могут этим гордиться, что предки этого человека уже много поколений живут в Сибири.

Самоназваниями старожилов были определения, добавляемые к понятию «русские» - здешние, природные, коренные, местные, а также по месту обитания - нарымчане, сургутяне, низовские, верховские. Со временем в качестве самоназвания стал употребляться и термин «чалдоны». Старожилы являются сибиряками уже в десятке поколений и по праву считают себя коренными обитателями здешних мест. Они не сохранили в памяти сведения о местах выхода из России своих предков. В составе старожилов прослеживается некоторое число потомков от смешанных браков с коренными сибирскими народами, особенно в местах давнего совместного проживания, например, в Нарымском крае и в Нижнем Притомье (Бардина П.Е., 1982, 1995 и др.).

Старожилы

Посмотреть фото Хлебный амбар старожила в с. Кузовлево Томского района. Фото Бардиной П.Е. Посмотреть фото Пятистенный дом старожила в с. Конинино Томского района. 1975 г. Фото Бардиной П.Е. Посмотреть фото По тракту. Фото начала ХХ в. Посмотреть фото Тканый пояс – опояска ямщика старожила. С. Кожевниклово. 1983 г. Фото Бардиной П.Е. Посмотреть фото Нарымский старожил в дохе из собачьих шкур. С. Иванкино Копашевского района. 1979 г. Фото Бардиной П.Е. Посмотреть фото Старожилы из д. Чернильщиковой Томского района. Фото 1913 г. Посмотреть фото Кожаная обувь сибирячек – чирки. С. Нарым. Фото Бардиной П.Е. Посмотреть фото Старожилы села Вороново Кожевниковского района. Фото начала ХХ в. Посмотреть фото Семья сибиряка из с. Нелюбино Томского района. Фото 1913 г. Посмотреть фото Архитектурная отделка дома старожила в с.Иглаково Томского района. 1994 г. Фото Бардиной П.Е. Посмотреть фото Сибирская баня «по-черному» в д. Постниково Томского района 1975 г. Фото Бардиной П.Е. Посмотреть фото Сибирская баня с земляной крышей в с. Вороново Кожевниковского района 1983 г. Фото Бардиной П.Е. Посмотреть фото Старожилы с. Иглаково Томского района. Фото начала ХХ в.

Комментарии (0)