Военнопленные Первой мировой войны  в Томске 1914-1918 гг.

Военнопленные Первой мировой войны в Томске 1914-1918 гг.

10.08.2016, Сафронов Кирилл Витальевич ученик 8 класса МАОУ «Итатской СОШ» Томского района
Тип материала
Документ
Периоды переселения
До 1917 года
Места переселения
Томск, Томская губерния

Похожие материалы

1. Национальный и численный состав военнопленных

 В годы Первой мировой войны Томск был одним из центров по размещению военнопленных солдат австро-венгерской и германской армий.

В русском плену оказались более двух миллионов солдат и офицеров Австро-Венгрии и более полутора миллиона военнослужащих германской армии. Военные власти России при регистрации пленных отмечали только их принадлежность к одной из неприятельских армий и вероисповедание. Поэтому установить точный национальный состав пленных весьма сложно. По подсчетам российских историков, австрийцы и немцы составляли 20-22 % всех военнопленных гамбургской армии, т. е. приблизительно 400-500 тыс. человек. Вместе с пленными германской армии немцы и австрийцы составляли примерно 24-28 % военнопленных армий государств Центрального блока.

Первоначально российские власти планировали разместить военнопленных в районах, удаленных от крупных городов и железной дороги, на территории Омского и Иркутского военных округов. Однако в связи с большой численностью пленных и отсутствием специальных казарм (лагерей) первые партии военнопленных пришлось разместить непосредственно в сибирских городах.

В Томск первая партия военнопленных численностью в шесть тысяч человек прибыла уже в сентябре 1914 года. Это были солдаты и офицеры австро-венгерской армии, среди которых были не только немцы, но и представители многих славянских национальностей. Военнопленные в городе быстро освоились, несмотря на незнание языка, легко вступали в контакт с томичами, которые всегда были лояльны к невольным жителям: «Одетые в сукно мышиного цвета, в штиблетки и серые шапочки кокошником, австрийцы с первых же дней свободно разгуливали по главным улицам города и по базару, сопровождаемые любопытствующей и добродушно улыбающейся толпой горожан. Они пытались кое-как объясняться».

К 1915 году Томск насчитывал 52 006 военнопленных. Необходимо уделить особое внимание пленным славянских национальностей. Так, например, в австро-венгерскую армию были призваны около 1,4 млн поляков, в германскую – 800 тыс. Из них, по данным отечественных историков, около 100 тыс. оказались в российском плену. Значительная часть военнопленных поляков оказалась в лагерях на территории Сибири, в том числе в г. Томске и его окрестностях. На 15 февраля 1916 г. в Томске насчитывалось 368 человек «галицийских» поляков солдат австро-венгерской армии, они составляли 8,8% всех военнопленных, а к 15 марта их численность достигла 525 человек.

Военнопленные поляки германской и австро-венгерской армий имели некоторые привилегии, в то время как военнопленных немцев предписывалось содержать под строгим надзором. Так, в приказе Томского уездного воинского начальника от 26 октября 1914 г. говорилось, что для облегчения участи военнопленных славян всех национальностей приказано смягчить режим их содержания. К примеру, разрешались отлучки в город без конвоя; пленных славян освобождали от принудительных работ и предоставляли им право работы на казенных и частных предприятиях. Правда, при выходе в город они должны были иметь нарукавную повязку с литерами «ВП» и не могли посещать публичные места: театры, кинотеатры, кофейни, кондитерские, клубы и библиотеки.

Как отмечали в Управлении начальника Омской местной бригады, в ноябре 1916 г. католические священнослужители посещали пленных в лагерях и последние «никогда не лишались духовной помощи». В воскресные дни военнопленные славяне увольнялись в церкви и костелы, но обязательно в составе команд, а после богослужения команды возвращались в казармы. Филантропические общества оказывали военнопленным всяческую помощь как материального, так и морального характера. Так, в октябре 1916 г. в Томск прибыла Ядвига Дзюбинская, получившая от Главного управления Генштаба разрешение посещать пункты водворения военнопленных с целью оказания пленным полякам благотворительной помощи. Помощь пленным оказывало и местное польское благотворительное «Общество вспомоществования семействам поляков, участвующих в войне, и бедствующему польскому населению», являвшееся отделом Петроградского комитета в Томске.


2. Условия пребывания и размещения военнопленных в Томске

 

Перед городскими властями сразу же стала чрезвычайно трудная задача:  как разместить такое количество пленных. Дело в том, что военное ведомство Российской империи не успело создать каких-либо специальных концентрационных лагерей для пленных и переложило решение проблемы на гражданские власти. Им предписывалось любыми путями изыскивать жилье и постой для солдат неприятельских армий, оказавшихся в плену. Военнопленных размещали в свободных казармах военного ведомства и в различных иных помещениях – заброшенных монастырях, тюрьмах, складах, скотобойнях, цирках, школах, частных домах и др. Томские власти с задачей справились, и пленные проживали в относительном комфорте. Так, например,  в Доме науки размещались 1 200 военнопленных. Для этого были очищены все комнаты этого культурно-просветительского учреждения. Подобный подход вызывал массовое недовольство обывателей. Горожан возмущало не само присутствие пленных, а то, что для них, в ущерб многим социальным сферам создавали особые условия. Возмущало население Томска и поведение пленных. До 1915 года пленные свободно передвигались по улицам. Причем нижние чины не брезговали попрошайничеством на улицах, а не стесненные в финансах офицеры становились завсегдатаями ресторанов, посещали синематограф и театр, и даже нередко попадали в томские полицейские сводки, устраивая дебоши.

Такая относительная свобода закончилась с решением органов власти о создании лагерей. Это было обусловлено постоянной нехваткой жилых помещений, в которых необходимо было размещать вновь прибывающие партии пленных. Выход был один – строительство концентрационных лагерей для военнопленных, где было расположено необходимое число утепленных жилых бараков и иных, прежде всего, хозяйственных построек. В среднем строительство одного лагеря обходилось казне в 250-270 тыс. руб. Лагерь, как правило, состоял из 20-25 крупных жилых бараков, в которых размещалось от 10 до 15 тыс. пленных. На один барак приходилось обычно 500 пленных нижних чинов. Всего в России к 1917 г. насчитывалось более 400 лагерей военнопленных. В Томске были построены два лагеря в 1915 году в районе улицы Ярлыковской (современная ул. Карташева) и «казенного» лагеря на территории северного военного городка (ныне территория подшипникового завода). Средства на строительство были выделены из городского бюджета по решению городской думы и составили 250 тысяч рублей. Следует отметить, что режим в этих лагерях вовсе не соответствовал современному пониманию этого слова. Пленным разрешалось покидать территорию лагеря, оформив специальный пропуск. Выйдя за территорию, пленные могли в течение дня работать на казенных предприятиях или в частных мастерских. Многие находили себе и другие способы заработка. Например, в Томске в 1915 году оркестр военнопленных чехов сопровождал немые кинокартины в местном иллюзионе «Глобус». Некоторые из пленных имели художественное образование: их опыт и навыки нашли применение в прикладном искусстве. Была организована художественная мастерская, в которой изготовлялась резная мебель, кабинетные принадлежности, расписывались фарфор и дерево и пр.


3. Занятия военнопленных

 

Из-за войны в стране остро стояла проблема дефицита рабочей силы. Из-за постоянных мобилизаций Томск она также не обошла стороной. В этих условиях правительство разрешило использовать труд военнопленных. В сентябре 1914 года были утверждены «Правила о порядке предоставления военнопленных для исполнения казенных и общественных работ».  Документ из 19 пунктов четко регламентировал обязанности ведомств и учреждений, использующих труд пленных солдат.

Первоначально ни о каком денежном вознаграждении пленных не говорилось. В Томске попытки использовать бесплатную рабочую силу сначала не увенчались успехом. Неоплачиваемый труд, оказался неэффективным, а расходы на содержание работников для городской казны были непомерными. Так, например, в сообщении Томской городской управы говорилось: «На 1 000 военнопленных надо будет затратить 10 тысяч рублей единовременной затраты, а содержание их с конвоем обойдется также недешево городу…» городская управа не решилась высказаться за выгодность производства подобных работ, а скорее нашла их не выгодными. Ситуация изменилась, когда военное ведомство стало компенсировать затраты городских бюджетов, а совет министров разрешил отпускать военнопленным денежные выдачи.

Для пленных, занятых в частных промышленных предприятиях, распространялась следующая норма закона: «Просимые частными предприятиями военнопленные могут быть им предоставляемы исключительно для работ за плату, размеры коей устанавливаются предприятиями соответственно существующим местным ценам для каждой категории работ. Не менее 1/3 из заработной платы пленных отчисляется в особый фонд, на особо открываемые счета подлежащих министерств, в их депозиты по казначействам, причем суммам этого фонда предприятиями ведутся личные счета для каждого военнопленного. Из остающейся затем части заработной платы пленных покрываются все расходы предприятия, возлагаемые на него настоящими правилами. Из этой же последней части заработной платы предприятиям предоставляется выдавать военнопленным, обнаружившим усердие в работе, на улучшение довольствия денежный отпуск — не свыше, однако, 20 копеек за каждый рабочий день на человека. Отпуск этот, по внесении его в расчетную книжку каждого рабочего военнопленного, может быть выдаваем пленным на руки». Аналогичным образом решался вопрос об оплате труда пленных, занятых на сельхозработах.

Дешевый труд военнопленных солдат был очень востребован. По решению властей в прессе регулярно печатались списки «незанятых» пленных и их профессий. Сотни австрийцев, немцев, чехов и других пленных трудились на сельхозработах, лесозаготовках и в кустарных мастерских. Пленными был построен каменный мост через реку Ушайку в Томске (1916 год). Потребность в дешевой рабочей силе пленных в последствии была столь велика, что их перестало хватать. Почетный гражданин Томска, знаменитый купец А.Д. Родюков упрашивал губернатора выделить ему военнопленных, но получил отказ, так как все свободные пленные были заняты на сельхозработах.

Согласно утвержденному Николаем II 7 октября 1914 года «Положению о военнопленных», с ними, «как с законными защитниками своего Отечества», надлежало «обращаться человеколюбиво». Привлечение к работе было обязательным только для нижних армейских чинов. Пленные офицеры могли работать, если имели на это желание; они занимали лучшие помещения, питались в офицерской столовой или готовили сами; получали жалование соответственно их чину, по нормам, установленным для военнослужащих русской армии; получали денежные переводы с родины; им разрешалось иметь денщика; свободно пользовались помощью представителей Красного Креста. Довольствие нижних чинов был единым по всей стране. Пленные солдаты питались из общего котла по нормам, установленным для нижних чинов русской армии. Ежедневно пленному полагался обед из щей или супа с 0,25 фунта мяса, 0,43 золотника чая, 6 золотников сахара, 3 фунта хлеба.  Представители Красного Креста, посетив Томск в 1915 году, отметили удовлетворительные жилищно-бытовые условия, хорошую организацию питания, обилие хлеба, возможность отправлять религиозные обряды. Нашли только один недостаток – медленную доставку писем на родину. Кстати о письмах.

Письма военнопленных подлежали обязательной цензуре. В европейском виртуальном архиве «Europeana 1914–1918», содержащим самую масштабную цифровую коллекцию документов и материалов, связанных с Первой мировой войной. Некоторые из них связанны с Томском. Например, письма итальянского военнопленного Милютина Гарлатти, мобилизованного в качестве австрийского солдата. Он был отправлен в окопы при Добердо-дель-Лаго (Италия), и с этого времени регулярно вел дневник, который посвятил своей девушке. Далее Милютин отправился на русский фронт, в июле 1916 года был захвачен в качестве военнопленного. После 31 дня пути, 9 сентября 1916 года Гарлатти прибыл в Томск, где и провел 4 года и 4 месяца. Передавшие в «Europeana 1914–1918» данные родственники уточняют, что осталось много открыток, которые в 1916–1918 гг. Милютин через день писал домашним из сибирского Томска. С 1916 года сибирские ла­геря стали активно снабжаться книгами из-за границы, в результате возникли лагерные библиотеки, насчитывавшие по 2 тыс. книг и более. В этом же году широкое распространение в лагерях получили спортивные мероприятия, организовывались хоры и любительские театры


4. Судьба военнопленных после Революции

 

Революционные события существенно изменили жизнь военнопленных. После победы Февральской революции 1917 года они были освобождены от обязательного пребывания в лагерях и включились в политическую жизнь. Начавшиеся в декабре 1917 года радикальные преобразования после провозглашения советской власти в городе многие из них приветствовали и участвовали в митингах и шествиях.

После падения власти большевиков в Томске в июне 1918 года многие военнопленные оставались сторонниками советской власти. В годы гражданской войны Томск несколько раз переходил из рук в руки, и каждый раз положение военнопленных менялось.

Временное Сибирское правительство, установившее в мае-июле 1918 г. власть на территории, освобождённой от большевиков, а позже Временное Всероссийское правительство, придерживалось принципов дореволюционной политики в отношении военнопленных. Однако эти принципы были ужесточены. Считая пленных немцев и венгров опорой большевиков в Сибири, новая власть с июля 1918 г. предписала строго изолировать их в особых лагерях, разрешив размещать в деревнях и станицах только военнопленных «иных национальностей». Предписывалось немедленное снятие пленных с работ на частных предприятиях, если те не обслуживали нужд государства. Принципиальным было положение, что труд пленных расценивается на 25 % ниже местных расценок оплаты труда, а на руки им выдаётся не более 1 рубля.

На территориях, где советская власть была свергнута, пленные революционеры оказались вне закона. Приход к власти А.В. Колчака только ужесточил политику в отношении пленных. Сам Колчак с недоверием относился даже к своим союзникам – чехословацким легионерам. С восстановлением советской власти пленные, оставшиеся в Сибири, надеялись на немедленную отправку домой, а нежелавшие возвращаться на родину – на начало свободной и счастливой жизни в Советской России. Однако лагерные бараки и принудительные работы для большинства военнопленных де-факто не были отменены. Надежды на скорую отправку домой не оправдались и у пленных, сражавшихся в рядах Красной Армии. В условиях разрухи и нехватки рабочих рук новые власти поставили эвакуацию пленных на родину в зависимость от хозяйственных нужд региона. На военнопленных была распространена трудовая повинность. От неё освобождались лишь пленные, получившие удостоверение о зачислении в очередной эшелон на эвакуацию. Пленных, принудительно отправленных на работы, было запрещено принимать обратно в лагерь. Эвакуация военнопленных на родину формально была возобновлена большевиками уже осенью 1920 г. Но поскольку фактически все пленные прежде были принудительно распределены на разного рода работы, вначале им предстояло уволиться. Увольнением пленных с работ занимались местные уездные комитеты по труду, куда военнопленным необходимо было обратиться, чтобы заявить о своём желании вернуться на родину. Только получившие разрешения от комитетов по труду могли рассчитывать на выдачу проездных документов, а также суточных денег. Эвакуация военнопленных из Советской России официально закончилась 15 июля 1925 г. Оставшиеся в стране лишались права на бесплатную отправку домой и автоматически переводились в разряд желающих получить гражданство СССР. Им предписывалось получить вид на жительство, а лица соответствующего возраста подлежали взятию на военный учёт. История пребывания военнопленных Первой мировой войны в Сибири и в Томске в целом завершилась.

Заключение

Подводя итог, можно сделать вывод о том, что во время Первой мировой войны как в России, так и в других воюющих государствах в отношении военнопленных не особенно соблюдались нормы международного права. Положения основного международно-правового акта, закрепляющего правовой статус военнопленных – Гаагской конвенции от 5 октября 1907 г. «О законах и обычаях сухопутной войны», нарушались не только на местах органами местного управления, но и непосредственно законодательством Российской Империи.

Нельзя не отметить тот факт, что Первая мировая война оказалась тяжелейшим испытанием для нашей страны. И чем сложнее складывалась обстановка на фронтах, чем острее вставали хозяйственные и социальные вопросы внутри страны, тем хуже становилось и положение военнопленных. А все это вместе и явилось одной из важнейших предпосылок развивающегося кризиса власти. Это не могло не привести и, как следствие, привело к началу Февральской революции 1917 г.


Условные
обозначения
столица
региона
город село деревня,
поселок
до 1917 года
после 1917 года
до и после 1917 года
Населенные пункты

Комментарии (0)