Я помню мало, но я помню...

Я помню мало, но я помню...

05.06.2015, Юлия Кулешова, Музей города Северска.

Я помню мало, но я помню.

            Моя бабушка Валентина Андреевна Шабанова, урожденная Митюкевич, появилась на свет в деревне Виленка 6 января 1926 г. Но в книгу регистраций рождений, как впоследствии и в паспорт, занесли дату 10 января. Она была вторым ребенком в семье. Её старшего брата, 1924 г. рождения, звали Михаилом. После нё родилось ещё трое детей: Мария, Раиса и Иван. Их точных дат рождения лично я не знаю, но помню, что разница в возрасте между ними составляла полтора-два года.

            Насколько я теперь могу судить, самым ярким впечатлением от детства у моей бабушки остался арест её отца, Андрея Осиповича Митюкевича, 1899 г. рождения. Чаще всего она говорила про это так: «Когда папу забрали…». Когда арестовали моего прадеда, в 1937 г., то со двора увели единственную корову, кормившую пятерых детей. Моя прабабка Анна Антоновна, урожденная Дегтярева, всю свою жизнь ждала мужа. А о том, что он был расстрелян в январе 1938 г., моя семья узнала только в начале шестидесятых годов. Судя по рассказам моей мамы, которая каждое лето проводила у бабушки Анна, та была женщиной очень умной и немногословной. Пользовалась абсолютным авторитетом у своих, уже совершенно взрослых, детей. Так в нашей семье ходила легенда, что бабка Анна запретила разводиться своему сыну Ивану с женой, от которой у него было двое взросленьких мальчиков. И тот подчинился.

            Про прадеда Андрея знаю, что он был чуть ли не единственным грамотным мужчиной в Виленке. Уважая в нем ученого человека, мужики ходили к нему за советом. Говорили ещё, что дед Андрей обладал недюжинной силой. Очень может быть, что это преувеличение, столь характерное для деревенских людей, но одна из двоюродных сестер моей бабушки как-то рассказала, что во время любой драки бежали за Андреем Осиповичем, чтобы он разнял дерущихся. И, между прочим, дерущиеся сами бросались врассыпную, как только мой прадед показывался на их горизонте. Арестовали его по доносу – стукачи и сволочи в то время распустились пышным цветом. Из справки о реабилитации, которую нам выдали в конце восьмидесятых годов, я знаю, что расстреляли Андрея Осиповича Митюкевича на Каштачной горе.

            Моя бабушка Валентина Андреевна была очень терпеливым человеком, поэтому о жизни без отца особо не распространялась и, кроме того, что «мы плохо жили», ничего особенно не рассказывала. Но всё-таки я помню, как она мне говорила, что во время войны их всей семьёй отправляли «рубить пихту». Тогда женщины и дети в огромном количестве заготавливали пихтовые ветки, из которых вырабатывали лечебное масло для фронта. Ещё помню, как она говорила, что в то время, загибаясь от голода, она ели какие-то «пучки» (бабушка говорила это слово с ударением на «у»). Как-то она сказала мне, что это такая трава, и сделала руками движение, изображающее пышный кустик. Я долго думала, что так в их деревне окрестили колбу, но бабушка никогда колбу «пучками» не называла. Значит, бедные дети ели что-то другое. А вот Маруся – младшая бабушкина сестренка, есть «пучки» категорически отказывалась, поэтому единственная в семье пухла от голода.

            Ещё точно знаю о судьбе старшего сына моих прадеда и прабабки – Михаила. Как главного наследника «врага народа», Михаила отправили работать «на шахты» - именно так говорила бабушка. Было ему тогда лет 18-19, то есть примерно в 1942 г. На шахтах Михаила «придавило» - это бабушкино выражение. Скорее всего, произошла авария, и Михаил попал под завал. Умирать его привезли к матери. Так что ещё и таким образом семья Митюкевичей поплатилась за тот донос. Очень надеюсь, Что этому «товарищу» зачлось его писательство на этом или на том свете.

            Моя любимая бабушка Валентина Андреевна Шабанова, урожденная Митюкевич, прожила очень сложную жизнь. Вот только я не помню, чтобы она хоть раз кого-нибудь ругала или за глаза хоть что-нибудь сказала плохого о человеке. Кстати, она была просто гениальной поварихой. Я имею в виду, конечно, не её образование, ходить в школу за пять километров она не мела возможности. Один раз она отморозила ноги и в общей сложности закончила только четыре класса. Талант вкусно готовить у неё был врожденным. И ещё: уже после смерти бабушки я обратила внимание на оставшиеся от неё платья. Меня поразил её идеальный вкус, это конечно, на мой взгляд: строго и, насколько это было возможно, изысканно, никакой аляповатости и блеска, которые так любят порой деревенские женщины. Умерла Валентина Андреевна 13 мая 2005 г. в возрасте 79 лет от сердечной недостаточности. Мир её праху.


Условные
обозначения
столица
региона
город село деревня,
поселок
до 1917 года
после 1917 года
до и после 1917 года
Населенные пункты

Комментарии (0)