Фокины

Фокины

16.11.2017, Фокин Николай Арсентьевич, Перебоева Валентина Михайловна

 

О роде Фокиных

 

                                Из веку в век, из года в год

                               Ты – человек и чтишь свой Род

 

  

Воспоминания о роде Фокиных первым начал собирать Фокин Николай Арсентьевич (21.03.1920г.-28.04.2009г.).

К ноябрю 1986 года он составил схему родословной династии Фокиных и взаимосвязь семьи Фокина Кузьмы Максимовича с Марией Николаевной Гордеевой.

Отправил этот собранный и обработанный им материал своим сёстрам, Фёкле и Валентине. Сестре Нине почему-то не отправил.

Старшая сестра, Фёкла Арсентьевна, (1910 г.р.) так отреагировала: «Мне это враньё не нужно», а потому отдала этот материал мне, своей племяннице – Перебоевой (Терещенко) Валентине Михайловне.

С радостью и восторгом, что в мои руки попало такое сокровище, я начала читать, изучать, вникать, рассказывать своим детям, а потом - внукам.

В 1997-м году я побывала в Хакассии у своего двоюродного дяди – Фокина Сергея Петровича и увидела у него такие же материалы (вот кому ещё, оказывается, отправил дядя Коля). Его отец Пётр Кузьмич и мой дед Арсентий Кузьмич были родными братьями. Сергей Петрович от своего отца слышал всё это, поэтому согласен со всем, изложенным дядей Колей.

Итак, вот эти несколько страниц машинописного текста о роде моей матери, которые я храню ещё и как память о моём дяде - Фокине Николае Арсентьевиче:

 

- Из рассказов моей бабушки Марии Николаевны, дяди Петра, тётки Надежды и Валентины (дочь Надежды, 1907г.р.), матери и отца  

в моей памяти осталось немного о  происхождении наших предков. Всё, что помню, изложил схемой. В дополнение к схеме считаю необходимым изложить следующее.

Мой прадед Максим, женатый на хакаске, был сыном Абрама, а тот был сыном Якова.

Яков появился на берегах Енисея в числе казачества, ведшего борьбу  с хакасами  за присоединение Хакассии к России. За казачеством в Сибирь шли первопроходчики и пахари-крестьяне. Подтверждением этому служит быль, рассказанная мне бабушкой Марией.

Над селом Беллык есть гора, называемая «Часовней». На этой горе до 20-х годов стояла часовня с иконой святого великомученика и целителя Пантелеимона, Божьей Матери и другими иконами. Среди икон был указ царицы Екатерины II о даровании в вечное пользование земель покати-реки Беллык казакам Фокину и Песегову. Упомянутый казак Фокин и был наш предок – Яков.

От прадеда Максима - наша родословная метисов:  русского с хакасом на весь дальнейший путь родословной. Наш дед Фокин Кузьма происходил от Максима, а Максим - от Якова или Абрама. Кто-то из них, Яков или Абрам, был женат на хакаске – метисы. Дед Кузьма женился на овдовевшей Марии Николаевне Гордеевой, которая была замужем за Матюшенко Иосифом в дер. Байкалово. Рехловы были двоюродными братьями Матюшенко, которые были двоюродными или троюродными братьями нашему Арсентию Кузьмичу  по бабушке Марии.

 Дед Кузьма выполнял все обряды казачества. Состоял в списках казаков Красноярского полка. В полку не служил из-за плохого здоровья. По хозяйству работал мало и плохо. Умел читать и  всегда читал одну и ту же книгу «Первая любовь Наполеона», много и подолгу играл в шашки и имел в них успех, курил, пил водку,  после еды заваливался надолго спать, ссылаясь на болезнь - мигрень (была ли она у него?). Пас своих и соседей овец. Будучи пьяным, часто нещадно бил бабушку. На бабушке лежала забота о хозяйстве; для содержания семьи она сама, а после с дочерью Мариной и моим отцом, работала по найму – жала хлеб.

Родители деда были скотоводы, а так как дед практически не работал, скотоводство пришло в упадок, и жили они бедно, обеспечивая своё пропитание заработками у односельчан-хлебопашцев.

Бабушка часто рассказывала о своей жизни, и как её бил дед.

Дед ростом был небольшой, коренастый. Бабушка – могучего телосложения, высокая. Дед станет на лавку и зычно заорёт: «Мария, иди сюда»! Подошедшую к нему бабушку начинал хлестать нагайкой, приговаривая: «Ах, ты норкорваное отродье! И т.д. и т.п.». это продолжалось до тех пор, пока не стали взрослыми сыновья: мой отец и дядя Пётр, который служил в Петербурге в гвардейском полку. Вернулся он в 1908 или 1910 году. Они с отцом связали пьяного деда, набросившегося по привычке бить бабушку. Связанного затолкнули под лавку, где он пролежал до утра. Дядя Пётр говорил связанному деду: "Не смей больше бить мамоньку и кайся".  Дед не каялся и прощения у сыновей не просил. А те, в свою очередь, его не развязывали. Дед кричал и стращал проклятием сыновей.

После сдался, попросил прощения, и был развязан. С тех пор дед бабушку не бил, но часто пьяным носился на коне по деревне, стращал всех, а где и навернёт нагайкой смеющихся над ним односельчан. С сыновьями жил в натянутых отношениях, а перед самой смертью разругался с моим отцом и умирал на потнике седла в подамбарье.

Был жаркий летний день июля 1926 года. Дед лежал на потниках, а я ловил или гонял по двору воробьёв. Он мне сказал: «Коленька, подведи Игреньку». Игрений – дедов конь стоял без седла у коновязного столба. Я его отвязал, подвёл к деду и, подавая ременный чембур (поводья), не дотянулся до руки деда – чембур упал на землю. Дед в гневе успел схватить чембур и оттянуть им по моей спине пару раз. За сколько дней это было до его смерти – не помню, а вот во время его похорон поп огрел меня кадилом и отшвырнул ногой в пикульки за то, что я со сверстниками обгонял похоронную процессию. Помню, как зарывали его могилу. Я любил деда, часто засыпал за его спиной, слушая сказки и нюхая запах батки. (Батка – осадок в курительной трубке, иногда используемый в лечебных целях).  

Бабушка Мария Николаевна Гордеева из семьи ссыльных. Кто-то из Гордеевых был участником или даже одним из руководителей восстания в Центральной России против царизма, за что и был выслан в Сибирь, а, видимо, позднее был норкован.

Отец бабушки - Николай Гордеев, мой прадед по бабушке, был умным и грамотным, и весьма зажиточным человеком. Был или судьёй, или входил в состав суда земской управы. Многие годы состоял головой волости. По характеру был твёрд, нетерпимый к беспорядкам. У него с женой Санной были дети: наша бабушка Мария, Лукерья, Хивонья, Евгений и  Фёдор…

P. S.: Читаю эти материалы, собранные дядей Колей, и начинаю осознавать их значимость. Спасибо дяде от потомков – точно можно сказать: «У сильного рода нет перевода»!

Из воспоминаний Сергея Петровича Фокина

 

О своём казачьем роде:

- Автор Гордеев (Андрей Андреевич Гордеев, История казачества) утверждает, что казачество возникло не где-то на Западе или Востоке, а именно в верховьях реки Енисея (Минусинская Котловина). Оно возникло ещё до нашествия хана Батыя на Россию. С тех пор ведётся род казаков.

Что касается нашего рода, то это было во времена Екатерины II.

Мой прадед в седьмом поколении Яков Фокин был взят маленьким от «юрташной татарки».  Я допытывался у отца, почему Якова взяли от юрташной татарки?

Тот отвечал: «Может быть, были дочери, а сыновей не было».

Кудрявого черноволосого парня взрастили и стал он великим казаком, за что Екатерина II его даровала землями  покати-реки Беллыка …

  • Максим Давидович был кудрявый, плясун …

Казаки несли сторожевую службу на Девичьем камне. У второго Беллыка гора называлась так потому, что на Троицу и в праздники, когда не работали, молодёжь вся собиралась там и гуляли. Там была вышка с лестницами. Казаки несли дозор – смотрели. Оттуда видны были все просторы по Енисею – вверх к Черногорке, к Крапивино, Восточному…

Стояла там ещё  часовня. В часовне была икона Божией Матери и царский Указ, высеченный на мраморной плите (о даровании земли покати-реки Беллык казакам, Фокину и Песегову). Но с приходом Советской власти в 20-е годы  это было поругано всё. Камень с царским Указом был разбит молодёжью…

Казачество возродилось на местах до августовского путча 1991 года и было преобразовано в Азачинскую? казачью сотню.

В день путча, когда пришли Волошины (Фёдор, Зоя, Ольга) и я, узнали о ГКЧП.

В списках к истреблению и наручникам я был 5-м из 26.

 

 


Комментарии (0)