Из дневника фронтовика Гахова Ивана Васильевича.

Из дневника фронтовика Гахова Ивана Васильевича.

25.04.2020, Из фондов Архива ТОКМ
Тип материала
Документ

Похожие материалы

Документ печатается с соблюдением особенностей текста оригинала. 

Боевые традиции нашей части

Воспоминания-дневник Гахова Ивана Васильевич – участника Отечественной войны

(копия)

 

 Решение НКО 13.12.41 г. была установлена цифра 110, т.е. было приказано оформ. 110 С.С.Б.

Две бригады формировались в Кизнире 28.II.1941г. Прибыл к нам Ворошилов, с поезда не сходил в виду того, что еще личного состава не было.

2-3 марта

Прибыл личный состав. 27.III.42г. прибыл Ворошилов. На занятиях отметил недостатки самоатакой.

13 мая по приказу НКО бригада переезжает в Москву, прибыли туда 17 мая. 19 мая были зачислены в МЗО. Расположились в школе №20. 25 мая по приказу МЗО бригада выступила по Москве.

Совершили 55 клм марш на Хабино. 29 мая был зачитан приказ о выходе из МЗО. И подготовиться к погрузке.

2 июня прибыли в Козельск, влились в 9 ГСК 16. 4 июля был получен приказ перейти в подчинение 149 С.Д. Бригаде была поставлена задача овладеть высотой 241, 1 Анино, с последующей задачей. С 6 по 13 шли бои.

С 13 по 14 приступили к обороне до 11 августа простояли в обороне /Вишневый сад/. 11 августа получили боевой приказ, в связи – стоявший полк 149 Д. Дрогнул и стал отходить. 110 отбил атаки и занял оборону. В течение трех суток держали в три раза превосходящего врага. В 3-дневных боях уничтожено пехоты: 2800 – танк д.автом. 18 и т.д. разбито 4 НП. 20 августа бригада вышла во 2-й эшелон.

Зам. Нас. 1 гвард.д. вскоре был получен приказ выйти под Леонова и занять высотку 253,3. В боях под Леоново участв. ВС. уничтожено 3580 пех. 14 НП.

Под Ринью мы простояли до осени, в ноябре мы вышли под Хамино, так мы всю зиму 42г. простояли на бр. фронте в обороне.

В мая месяце 110-108 бр. формир. В 97 СД в г. Белеве. Сделали прорыв обороны под г. Белк, откуда были переброшены в Белоруссию, где сделали прорыв под Духовщиной и дошли до станции Крынки.

1943г. Всю зиму простояли в обороне, при чем вели сильные наступательные бои.

В июне 1944г. был сделан прорыв под г. Витебск т.е. севернее и дошли до границ Вост. Пруссии.

ПРОЙДЕННЫЙ ПУТЬ

Томск - Ворошиловск. Манзовка и Ново-Сысоевка.

Ново-Сысоевка – Ворошиловск. Граница. С. Решетниково, застава Каменная Грушева.

Решетниково, ст. Гродно, Новосибирск, Омск, ст. Казнер.

Ижевск – Москва

Москва, Нарофоминск, Тула, Белев плюс Мценск, Орел.

Белев, Тула, Москва, Калинин, Белый. Ст. Виллау

28 АПРЕЛЯ 1945г.

Вильно, Минск, Смоленск, Москва, Свердловск, Новосибирск, Иркутск, ст. Мучная, - 1945 год.

Июнь 1945 г. – Решетниково, сопка Верблюжья – Мадо ______ Мудозьян, Гвандя, Харбин, Дунин, Духовская.

БОЕВОЙ ПУТЬ

Белев – Волхов. Духовщина – Смоленск, Лиозно.

ст. Кринки, Витебск, Вилейка, Жморс, Вильно, Каунас, Шахи, Вост. Пруссия.

Шталупенен, Таумбанен, Тельзит, Крайсбург, Инстербург, ввыход к заливу Фриш-гоф.

На другую гр-ровну минуя Кенисберг и вышли к берегу левее Палау.

ИЗ БОЕВЫХ ДНЕЙ НАСТУПАТЕЛЬНЫХ БОЕВ

21 июля 1944 года под г. Вилейка

Западная Белоруссия.

Сегодня наши машины пришли очень поздно, потому что мы долго провозились с пленными.

На восходе солнца меня подняли на восстановление боевых раций. Был чудесный день, солнечные лучи падали на фруктовый сад, кое-где бродили белоруссы, стаскивая свои пожитки в хаты.

Умывшись, я сел за свою работу, почему-то не считаясь, что я не спал несколько суток, мне сегодня было легко и приятно. Но сердце что-то мне предвещало?

В 2 часа дня я узнал, что наша машина идет в разведку и я должен поехать с ней.

Команда радистов и двое оперативников. Наша машина неслась в направлении к городу. В селах нас девушки встречали с цветами. Природа, кланяясь под порывом ветра, вроде в объятиях, ласкала нас.

Яростно огрызался раненный зверь.

4-МЕ-100 испугано летели в воздухе, искали себе жертв. Увидев нашу ш-машину, которая вихрем неслась к городу, 4 стервятника набросились со всех сторон. Наша машина застряла у стен одного домика. Вся наша команда упала под колеса машины, которая служила нам небольшой преградой от осколков разрывавшихся бомб.

Четыре МЕ-100 спикировали и опустили половину тяжести своего груза. От первого разрыва бомб, пробило машину и ранило одного радиста.

Выйдя из пике М-109 – увидели стоявшую на земле невредимую машину, они со злостью делают 2 заход. Наша команда бросается в домик. Снова такая же картина. С нашего домика вылетают окна и двери, сыплются кругом кирпичи. Не успевший вскочить в домик, молодой радист стае жертвой бомбы – прямое попадание. На небе стихло, встряхнув с себя щебень, мы вышли из домика. Кругом горело, но машина и команда почти были в порядке кроме одного радиста, да пробитые шинели, которые лежали в кузове машины. Загудел мотор и наша машина снова понеслась вихрем, сквозь пожаров, на выполнение боевых заданий и когда въезжала в села, то на нее сновал летели букеты цветов, заботливо собранных девушками России.

На другой день нами был достигнут городок Сморгонь. Заехавшие в город вечером, город выглядел большим районом и многочисленными пожарами. Через реку был взорван мост, где скопилось много машин. Наш Додж, можно сказать – нахально прошел и переправился на ту сторону, вышел на оператив, просторы. А через 6 клм встретил противника, с которым вел бой хозяйство Соколово /м-части/.

Наша машина ост. на большаке мет.800 от противника, также стояли машины ком-ва и нач. артиллерии. Немцы то и дело появлялись то слева, то справа, а иногда выходил «фердинанд» и был прямой наводкой. То и дело приходилось забегать в кюветы. Машина ком-ва пошла в право к деревне, я спросил н-ка, который также велел мне отвести в безопасное место, т-е скрыться с прямой наводки. Додж повернул и ушел через ниву ржи – к домикам и встал под березкой.

Вскоре появились МЕССЫ – навстречу зенит. огня и ЯКОВ-левых, они дерзко прочесывали большак. Сделали несколько жертв людьми, лошадьми, а также зажгли несколько машин.

На 3-й заход ихней целью служила наша деревня, потому что там стояли на прямой наводке орудия.

С противным визгом мотора, они пронеслись над крышей дома, под которой березкой стоял Додж, свалилась макушка, срезанная пулеметной очередью с М-… . Через несколько минут додж угнали к бомбоубежищу /150 м/. Бой разгорался, пули и снаряды прямой наводкой возрастали. Я было попытался спуститься в убежище, но там встретил столько народу – что негде было пошевелиться. К тому же стояли 3 открыт.Р/от. А возле их суетились опер-работники, руководя боем.

На улице выкрикивали мою фамилию, я вскоре выбежал на улицу и услышал вопли раненных. Увидел сидящих радистов с Р/ст. с 233. Р/ст. пришлось ремонтировать на чистом поле, над которым висели МЕССЫ и прямой наводкой били ф-ты.

В недалеке я увидел канаву, по которой проходила землемерная граница. В ней я расположился для ремонта. За время ремонта три раза атаковали нас с пулеметов, но жертв особых не было. Минут через 20 Р/ст. была восстановлена и для связи в полк.

Темнело. На западе поднималась заря заката, лес, одетый зеленью от солнечных лучей, казался темно-зеленый, как будто задумчиво смотрел на разгоравшееся поле битвы.

Бой не смолкал, то и дело рвались снаряды, трещали пулеметы, автоматы. Подошли наши полки и завязался бой, т-о стали помогать продв. подвижным частям. Наш додж пошел для выяснения боевой задачи в 136 СП.

На утро немец отступил по направлению Вильно. На запад. Вильно обошли другие подвиж. части и отрезали путь отхода отступающим частям немцев.

Мы остановились в деревне Пуповщина на ст. … . Наш додж не мог уже двигаться дальше.

Догонять части я пошел пешком, на полдороги, после переправы реки Велия меня подобрал Виллюс следовавший с нач. разведки майором Цегикалом, где я встретился с радистами 233, у которых несли Р/ст. на ремонт пленные немцы.

29 августа 1944 года /у Восточн. Пруссии/

Вот и лес стоит зеленый, как дубравушка шумит,

Лист валится на земь и жалостно лежит.

Вот и лето прокатилось, как мне жаль его и что

За чудо, как во сне прошло оно.

Где цветы моей любви, где моя юность?

И где-нибудь когда-нибудь она упадет совсем,

Как лист с березы, не увидит счастья своего…

З-Б. фронт. 23.УIII.44 г.

Сегодня прошел день в работе, вечером сообщили радостное известие: о выходе Румынии из войны. Звезды, светившие с небес стали милее. Вроде надежнее стало о гр-ком вечере.

26 июня. Прибыли на передний край. 27 июня заняли боевые порядки. 28-29-30 июня – вели ожесточенные бои на подступах к Ковно. Удалось обойти с севера и востока.

2 августа – наши части пошли Каунасфорт и с юга и севера зашли в город. 2 часа – мы устроились в домах зоопарка. А потом расквартировались по домам где занимали немецкий ком.-Клеин.

В 6 часов. С Кузнецовым мы вошли в город, посетили шелковичную фабрику – ф-ка была в целом состоянии, но шелк кто-то позаботился забрать до нас. Ходили с нами и вр. долго носом вертел_..... но ?........

В 9 часов вечера мы добрались до пивзавода/, там заняли место у цистерн / пиво шло по леднику рекой/. Мы занялись порядком. Я стал у кранов, а Кузнецов наводил очередь. Нашли себе 2 бочки и остались дожидать машины. До 2-х часов ночи мы отпускали пиво. В 2 часа пришла машина, с ней красн. Бабун и Беляев, где и мы зацапали себе еще одну бочку для мастерской, хотя она нам и с трудом досталась, вытаскивали по винтовой лестнице, но зато 3 дня пировали и гостей угощали.

10 августа мы покинули Ковно, а вступили в бой.

20 августа мы подошли к Восточной Пруссии. 20-го же пришлось некоторым совершить драпп, но на помощь к нам пришла авиация и весь день штурмовали немецкие позиции, а также 2-3 день после чего немец замолчал.

В сентябре – где отошли мы на отдых. Я приступил к занятиям.

30: IX.44 года. День настоящий осенний, дождь, ветер, шум леса, паденье листеьв с лип, с клена. На душе настоящая грусть: абсолютно беспомощное настроение о хорошем. Моим курсантам дали некоторым арест, а некоторые чинили свои дырявые халаты. Я сидел один в ___________ дырявой комнате, где до сих пор была наша аудитория для занятий. Было так скучно, что для рассеивания всех этих дум – я выстрелил из пистолета в потолок и перевел взгляд на простреленную дырку.

1-2 октября – мои курсанты сдали испытания и наша техкомиссия закончила свою работу.

3 октбр – сегодня мои курсанты пришли с полит. проверки – в 3 часа дня я подписал акт по выпуску курсантов – 5-х курсантов. А в 5 часов вечера мы крепко пожали друг другу руки и расстались, как хорошие друзья.

4 октября. – 3 года уже как надо мной хозяйничают 33 нач-ка, но не было еще 34 – который нашелся сегодня это _________ Гунько, которого я обычно называл дураком в футляре.

8 октября – немец стал отходить на Шахи – сосред. Только что вел о них.

Под вечер - Р/баян дает подряд хорош. пласт. Юрьевой, Наровской, а на душе такая скука, что каждое слово щипало за сердце. В ночь на 9-е немец оставил Шахи и ушел в Юрбуз на Прусскую границу. Мы удалились в лево клм. на 40.

16 октября – с вечера до поздней ночи стоял гул нашей авиации над Восточной Пруссией, повсюду вешались фонари. Виднелись вспышки взрывов. В 6 часов меня разбудил гул оружий. Эта была предварительная артподготовка, которая длилась около 40 минут. К наст. Артподготовки сигнал дала «катюша». В 11-00 показалась наша авиация. Это было начало штурма Германии. Все было хорошо. Но очень что-то грустило сердце, чего-то не хватало. Не хватало дорого офицера Павла Васильевича, это был честный офицер солдатской правды.

18X.44 г. – После упорных боев наши части достигли гос. границы с Германией и под вечер в 6 час. перешли ее.

19.Х.44 г. – в 7 часов. 15 мин. мы перешли границу и въехали в Восточную Пруссию. Кругом было зарево пожарищ. Все эти дни наш додж носился как сумасшедший, то и дело попадал под обстрел.

20.Х.44г. – отбито 2 контр-атаки, подбито 9 «фердинандов» и в 14-00 стали в оборону.

24. XI.44 г. 19 ч. 15 мин. – сегодня я только покинул фронтовую «беседку». «Беседкой» я называл дикий камень, который потревожен нашим снарядом, лежал недалеко ф-го фольварга. На котором я часто провожу время вечерами. А сегодня какой-то неугомон. вечер, дует непогода, рвет ветер, брыжжет дождь, тьма непроглядная, что и заставило меня преждевременно покинуть беседку. В классе солдаты в полголоса пели «Ревела беря», я сел на койку и углубился в думы.

8 декабря 44г. – сегодня уже как 20 день дует ужасная буря – ветер, дождь. 7 день, как мне не здоровится /боль в левой грудной клетке/. Не дает мне покоя. Не хуже и донимает скука, мучают воспоминания о прошлом. Я искал уединения к вечеру с гр-кой кур-тов в другую команду, к вечеру организовали игру в девятку. /кто остался дураком, тот должен был лезть под стол, что досталось мне первому 9.12.44 г.

19.XII.44г.- Сегодня день прошел в скуке, потому что не было работы. В 20 часов мы пошли на кино, к-но шла «Выборгская сторона». При выходе раздался револьв. выстрел, возгласы «ранили» нет «убили». Когда подошли к двери, действительно лежал офицер. При выходе проверяли оружие. Как сплотила война, слышать об убийстве и относится спокойно, к такому уж делу, т.е. смерти.

13.1.45г. – 9 час. утра. Артподготовка началась по счету – мощной то 5-я. От чего она была без всякого удивления, длилась 2 часа. Я выехал на вильюсе. На исходе рубеж, где попал в окружение радистов с неисправн. Р/станциями.

  1. II.45 г. – сегодня я остался им мастерской. Но новое Н-Н не спешил. С вечера о Ив.Фед. поговорим несколько о своей работе.

18.II.45 г. – с утра чувствовал себя плохо- болела грудь и хотел было задержаться подольше в м-кой. Но вскоре за мной зашел ст. лейтенант Хацанович и сказал что – Волков волнуется за меня, что я остался в тылу. На КП  я дошел благополучно. Наконец работа к вечеру была закончена. Через несколько минут как захотел я затопить печь – состроенную из куска железа хотя погреть руки. Вдруг пришла весть, что на бат.связи был налет – убито 4. В том числе Ив.Фед. Шмаков и т.д.

  1. II.45 г. – сегодня ясный день, напоминает весну. Идет ужасный бой. В этот день мы отдали последний долг нашим погибшим товарищам.
  2. III.45 г. – сегодня мы ……….. на жд. от моря 5 клм от Н-аен 800 м. под большим огнем мы пришли на НП в домик. Вечером после обстрела мы вышли к сопке. На леном участие ф-та 28 арм. вышла на берег и давала салют. А на нас круглые сутки держит под обстрелом. Сегодня нес контуженного и если бы сахо несколько довернул, то совем бы штаны к верху.
  3. III.45 г. Наша – 5 вышла на берег залива фрихн-Гоф. С Конст. совершил прогулку на берег. Спрыгнув с машин, мы увидел горд машин, стоявших угробленных немецкой техники, много было пролеток, стройными побитыми лошадьми и офицерами. Множество расстрел. лошадей немцами.
  4. IV. – мы погрузились на ст. Виллау и двинулись в Россию.
  5. V. 45 г. «Случай на полустанке». После бочки морсу ??? мне пришлось поехать на паровозе возле телефона. На одном полустанке мы остановились – 2 часа. Возле воинской площади, зайдя на ст. там было много п/м-стов, которых мы пощупали, и пришли к заключению, что пустышка. Выйдя на улицу я встретил 2-х дам. Они были Кировчанки 27 г.
  6. V.45 г. – сегодня мы в 11 ч. ночи прибыли в г. Свердловск. Настроение было плохое: многие ехали в отпуск. А здесь ? стоянка длилась около 2-х часов.
  7. V. – сегодня выйдя на перрон от генерала – я познакомился с одной дамой. Она была с 18 г. по профессии торговка. У нас с ней вышло хорошо 2 раза с передачей.
  8. VII.45 г. – Сегодня я получил письма от матери, которые пишут о тяжелой жизни, на которую обрекла ее судьба, и я невольно всп. сл. Шевченко:

«отправ. мать и невестка сына в армию – и стали плакать. Невестка поплакала и стала спивать, а мать поплакала и стала рыдать».

14 июля 45 г. – после снятия наших частей, не пришлось остаться с хозяйством до второго рейса. На закате солнца, мы попили чай, включили радио и посмотрели и на горизонте, где за сопками вдали хмуро спускаются облака, там, где должно вспыхнуть зарево порохового дыма. Я лег на койку, которая сделана была в складу и много кое-что передумал и наконец заключил, что в мечтах сладости нет и когда она будет – бог ее знает.

18.VII – За нами пришла машина. На утро 19. мы погрузились ив 11 час. ночи в то самое место, откуда я выехал на фронт 30 декабря 1941 г. на защиту западных границ. Тогда еще я звал это место «чортовой долиной» и никогда не мечтал сюда больше вернуться. Но не потому что я не рассчитывал жить, а потом что мне до ужаса надоело смотреть на эти проклятые солдатами сопки и пади, которые мы назвали «долинами смерти». И вот я 19 июля в 11час. ночи обратно приехал сюда – последнее село к гр. ДВК Решетниково, а 20-го проехал прямо на погранзаставу. 

9 июля 1945 г. – 8-го вечером я был вызван на Н.П. Дивиз. Ночь была очень тихая – теплая, даже было сильно душно, трудно было дышать. В этот самый тихий вечер войскам ДВ ф-ров был дан приказ перейти гр-цу японцев.

Ровно в час ночи на правом фланге заработали прожектора. На всем протяжении фронта. В эту самую минуту наши части перешли границу. Началась война. Язык пламени перекинулся с Запада в Азию, в горные степи.

26.IX.45 г. – сегодня мы двигались уже на поезде, ближе к своей границе. На одной из станций вечером мы вышли погулять на ст.Вокзале, мы много болтали с женщинами. А потом пошли по дороге, которая вела в аллею. Там мы встретили стоявшую девушку японку, которая была одета в черное платье и прижавший к груди какой-то белый колокольчик. Первый раз я ее оставил без всякого внимания – лежать, а потом она поднялась и поглядела мне вслед. После прогулки по деревне – я встретил ее снова. На этот раз она искала читальню, отнеслась любезным прижатием и поцелуями и долго умоляла меня чтобы я остался с ней. Она долго мне показывала рукой на башню, которая стояла посреди сада. Мне очень хотелось, но я пойти с ней не мог, потому что у нас потерялся офицер, но мне очень хотелось ей вставить хотя на полязыка русского. На утро я ее очеьнь хотел увидеть, но увидеть ее не мог. Мне очень было жаль.

  1. IX.45г. сегодня у меня первый раз брызнули слезы я увидел надпись на паровозе – который вели китайцы. «Родина встречай своих победителей». Но никогда я взглянул в волны и что думаете увидел? На 50% возвращались домой дочерей «бляди».

12.1.46г. Я пришел ст. Зам. Политчасти. Заходил к полковнику Попову, немного там выпил ханаси. Когда зашел в блиндаж, было темно. Я пришел заглянул на свои редкие волосы – на черты пережитого лица и как мне было грустно, злоба терзала меня, как не могу представить себе.

  1. III.46 г. – Сегодня так грустно, выходной – воскресенье. Я сидел и слушал исполн. Радио по заявкам. Новые песни я переносить не мог, потому что я их перенес на своих плечах. А старые я не мог слушать – мне щипало сердце, потому что они мне напоминали прошедшее – юность, молодость – а она у нас многих прошла в горе и мучениях. Но как жить ??? и когда же зацветет букет жизни /Духовская/.

 

  


Комментарии (0)