Вилковские юрты, история деревни Айполово в лицах

Вилковские юрты, история деревни Айполово в лицах

29.10.2020, Поплавская Татьяна Павловна, pridetatiana@yandex.ru

Моя мама Зоя Сидоровна Дудкина (говорила, что фамилию дали в детдоме). Она внучка Петра Власова, проживавшего на реке Чертала. Это мой прадед, а, скорее всего, мой прапрадед Петр Иванович Власов. Он был раскулачен и расстрелян в 1937 году, проживал с семьей в Вилковских Юртах, недалеко от Колпашево, вероятно.  Его брат или сын, коим является мой прадед, после расстрела отца и поселился на реке Чертала с семьей.  Унего были сыновья и дочь Мария Власова.

Эта история трагична. Обозленный на большевиков и весь белый свет, мой прадед предоставлял приют беглым заключенным, а потом догонял их на болотах и убивал. В 1942 году их поймали и, скорее всего, прадеда и сыновей расстреляли. Мария Власова, моя бабушка, устроилась работать в колхоз в деревню Айполово. Там в нее влюбился сосланный в Сибирь Сидор, старше ее. Как я понимаю из немногословных рассказов мамы, Сидор работал в колхозе, просился на фронт. С Марией у них случился бурный роман. В 1943 году его все-таки отправили на фронт, а в феврале 1944 родилась у них дочка, моя мама. Чтобы рассчитаться с бабкой-повитухой, Мария украла в колхозе плошку зерна и отдала в качестве оплаты. Но завистливые люди донесли на нее. Марию арестовали и забрали в тюрьму. Старейшины села Айполово (село очень древнее, упоминается в летописях о походах Ермака в Сибирь, только тогда Ермака встретили семь шаманов-это древнее поселение селькупов, в настоящее время Айполово, где было 250 дворов, перестало существовать) решили, что до года маму будут по месяцу содержать и выкармливать 12 семей, а в год уже можно было отдать маму в Айполовский детдом, созданный для детей врагов народа в 30-е годы.

Один раз кто-то из местных услышал надрывный плач младенца, моей мамы, и вошел в дом. Когда вошел, то застал хозяйку дому, накрывшей подушкой маму и душившую ее. Маму спасло, что ее так застали, маму забрали у этой семьи и передали в другую.

А в Марию влюбился офицер КГБ, начальник тюрьмы, куда ее доставили, он помог ей смягчить приговор, освободиться в обмен на замужество. Моя бабушка была очень красивой девушкой, статная, худенькая, с блестящими длинными черными волосами, грех не влюбиться. Понимая, что это ее спасение, она согласилась стать женой офицера КГБ, не решившись рассказать ему о дочери. Я так понимаю, далее, они переехали в Приморский край. В 1949 году маму и других детей посадили на пароход и отправили в Парабельский детский дом, где мама и закончила школу. Помню слезы в глазах матери, когда она рассказывала, как пароход отчаливал, а ребятишки плакали и звали своих воспитателей. Сидор вернулся в деревню после войны. Не сразу ему рассказали про дочь, отец пытался найти ее, но не смог. Маме приписали 2 года, и она пошла в 1 класс в 5 лет по дате рождения и в 7 по документам. И только в 27 лет приемная дочь отца, сообщила маме, что ей 25. Она отыскала, из-за наследства. Сидор остался в колхозе в Айполово, женился на женщине с ребенком. Когда умерли родители, мама оказалась прямой наследницей. У ее отца был и добротный дом на нем, и хозяйство справное, и скот: лошади, коровы. В деревне судачили, спорили, что приедет наследница-городская фифа и прикарманит себе все наследство, а Галке (приемной дочери, ничего не достанется, мать Галины умерла раньше отчима, моего деда, от рака). Мама очень боялась ехать в Айполово из-за кровавых событий моего прапрадеда, но пришлось. От наследства мама отказалась. Мама была очень умным и талантливым ребенком, отлично училась, даже побывала в Артеке, туда попали единицы из области, потом поступила в Томский педагогический институт, изучала немецкий и английский языки, ее даже вербовали КГБ, но это уже другая история.


Условные
обозначения
столица
региона
город село деревня,
поселок
до 1917 года
после 1917 года
до и после 1917 года
Населенные пункты

Комментарии (0)