Развитие крестьянских промыслов в Томском крае. Окончание

Развитие крестьянских промыслов в Томском крае. Окончание

13.01.2021, Назаренко Т.Ю.

 

Обработка кожи.


В суровых климатических условиях Сибири особое значение имела, меховая и кожаная одежда. Обработанные различным образом кожи шили также на изготовление обуви, упряжи. Процесс обработки кож был необычайно трудоемким и требовал определенных навыков и знаний: нарушения технологического процесса приводили к ухудшению качества изделий, а также могли и совсем испортить обрабатываемую кожу. Именно поэтому довольно рано в крестьянской среде выделились умельцы, которые занимались кожевенным промыслом постоянно. Производство рано приобрело товарный характер, но, как правило, мастера собирали кожи и обрабатывали их на заказ, а не на неизвестный рынок.
По материалам, исследований во второй половине XIX века в Томском крае кожевенных мастерских было немного. По свидетельству А. Кауфмана, в Томском районе кожевенные заводы отсутствовали. Более развит этот промысел был в Чулымском районе, а особенно - с. Судженском Ишимской волости. (Материалы... 1892 * С. 136-137).
Организация была достаточно примитивна. Большинство мастеров не имели даже специального помещения для производства. Все операции производились в основном в жилой избе и во дворе дома. Под полом в избе устраивался деревянный, реже - кирпичный зольник, чан для дубления и ступа для разминания кож находились во дворе. Непременным условием было наличие водоемов. (Бардина П.E. 1995 * С. 118, Соловьева Е.И. 1975 * С. 97).
В Томском крае кожевенный промысел не имел большого значения. Занимались им в основном переселенцы. Старожилы же считали такие заработки почти зазорными и сосредоточивались в основном на охоте и рыболовстве. (Бардина П.Е. 1995 * C. 117).
Наиболее распространенными видами кож были в Сибири овечьи, лошадиные, коровьи, свиные. Активно использовались также собачьи шкуры, которые были значительно, теплее ОВЧИН. Но представления о ритуальной нечистоте собаки определили и примитивный, архаичный способ обработки шкур.
Шкуру собаки снимали чулком и выворачивали наизнанку. Набив ее соломой, получившийся мешок выставляли на солнце на 5-6 месяцев. Там она провяливалась на ветру, а птички склевывали "сорочье мясо" - остатки жира и мяса, с мездры. Потом из этих шкур изготовляли рукавицы - лохмашки и дохи - теплые тулупы мехом наружу. Изделия из собачьих шкур всегда шили мехом наружу и на подкладке, что опять определялось не свойствами материала, а представлениями о его нечистоте. (Бардина П.E. 1995 * С. 116)
Более сложные способы обработки существовали для других кож. И в домашнем производстве, и в кустарной промышленности существовала одна и та же технология, известная еще со средневековья. Использовалось местное сырье - зола из осиновой коры, позднее - известь, мука, тальниковая или березовая кора, мука, деготь, рыбий жир. (Бардина П.Е. 1995 * С. 118). Сухие кожи в течение 2-3 дней вымачивали в реке, затем замачивали в зольнике, мездрою вниз, поливая по шерсти известью или зольным раствором. Через 2-3 дня их вынимали железными клещами и штрихолем вычищали от шерсти. Затем пересыпали золой и мездрою вниз помещали в зольник на 12 дней. Затем - шкуры выполаскивали в реке и очищали от мездры, потом опять вымачивали в реке в течение 2-3 дней. Сложив вынутые шкуры мездра к мездре, помещали их в дубильный чан, в раствор муки с солью. Там кожи квасились дней 12. После такой обработки часть кож мялась. Получались эластичные сыромятные кожи. Та же, что должна была пойти на обувь, проходила еще через процесс дубления в «квасе» - настое тальниковой или березовой коры, иногда - коры березы и ели. Затем кожи сушили в растянутом состоянии. (Бардина П.Е. 1995 * С. 118, Соловьева Е.И. 1975 * С. 97-98). Пожилые люди одобрительно отзывались о качестве обработанных таким образом изделий. "Теперь всякой химией травят, а преж кожу в хлебное квасило закладывали. Квасилом отпаривали шерсть." (Еремеев П.В. 1990 * С. 33).
Мяли кожи в специальных кожемялках - их существовало несколько видов. Самая простая состояла из двух досок, между которыми ходил язык - толстый брус. Кожу вдавливали коленом и мяли, потом передвигали. Работа на этом нехитром приспособлении требовала немалой физической силы.
Более сложным устройством отличалось мяло - два массивных диска были соединены штырями, которые оплетались кожей. Все устройство вращалось вокруг столба. Использование мяла зафиксировано в Нарымском крае. (Бардина П.Е. 1995 * С. 118).
Даже кустарное мелкотоварное производство носило в основном семейный характер. Обычно управлялись на нем 2-3 работника, часто - члены одной семьи. (Соловьева Е.И. 1975.* С. 98). Обработка одной партии кож занимала 3 месяца. Размеры партии составляли примерно 200 кож, чистая прибыль от такого производства составляла примерно 200 рублей с партии. В Томском крае кожевенный промысел не имел, особого значения. (Материалы... 1892 * С. 136). По данным на 1915 год промысел существует в 34 селениях, занято им 44 семьи. Редко когда в селении заняты этим промыслом больше 4 -семей "Обычно 2-3. Заработки колебались от 50 до 3.000 рублей в среднем получается 605 рублей. Мастера обслуживали как правило, небольшой рынок и славились своей честностью. Думается, что приведенное высказывание достаточно типично. «Мастер часто неграмотен, да и заказов много. Шилом выколет знаки на коже или вырубку фигурную, сделает. Когда хозяин кожи приходил, то подавал ту вырубку. Мастер сличал и выдавал тебе выделанную кожу.» (Еремеев П.В. 1990 * С. 3.3).
Использование примитивных технологий наносило серьезный ущерб окружающей среде. Загрязнялись водоемы, в которых замачивали и полоскали кожи. Постоянная кислая вонь., исходившая от дубильных чанов, использование золы и извести загрязняли воздух, отравляли не только работников, но и членов их семей. Создававшиеся антисанитарные условия приводили, к появлению инфекционных заболеваний.
Наносили ущерб окружающей среде и заготовки сырья для обработки кож. Особенно чувствительно сказалось это в годы Первой мировой войны. В этот период увеличилось производство, а завоз химических реагентов сократился. Пришлось возвратиться к использованию природных дубителей. Например, ивовой коры. Дерево погибало и для восстановления его требовалось более 100 лет. В то же время трава бадан обладает теми же свойствами, что и ивовая кора, но восстанавливается буквально за 4-5 лет. (Бочанова 1982 * С. 133-134).
Кожевенный промысел давал сырье для сапожного, шорного и скорняжного промыслов.'
Ни А. Кауфман, ни чиновники министерства государственных имуществ ничего определенного не говорят об организации в Томском крае шорного промысла и о доходах ремесленников. Промысел этот был одним из наиболее слаборазвитых. Однако, в 1915 году им занимались в 52 селениях. Промышляли им 67 семей. Средний заработок был равен 240 рублям на семью и колебался от 15 до 2500 рублей. (Материалы... 1915).
Русские ценили хорошую ременную сбрую, украшенную бляшками. Но в крестьянском быту она считалась праздничной. В повседневной жизни крестьяне чаще обходились самодельной веревочной. Шорники, кроме деталей упряжи изготовляли еще и кожгалантерею: чемоданы, сумочки. Видимо, мастера такого рода концентрировались в городах.
Инструментом шорников были нож, шило и особая уплощенная иголка. (Зеленин Д.К. 1991 * С. 163; Этнография... 1987 * С. 335).
Параллельно с крестьянской домашней промышленностью существовал и сапожный промысел. Сибиряки практически не ходили в лаптях. Кожаная обувь больше подходила к местным климатическим условиям. Сказывалось и отсутствие подходящего сырья. Естественно, что каждый мужчина умел шить необходимую обувь. Но праздничные сапоги и башмачки предпочитали заказывать мастеру.
А. Кауфман в своем очерке о промыслах крестьян Томского края не уделил особого внимания организации сапожного производства. Е.И. Соловьева отмечала, что довольно рано в этой отрасли наметились признаки развития капиталистических отношений. Производитель по сути превращался в работника капиталистической мануфактуры. Литье пары обуви стоило 8-15 копеек. (Соловьева Е.И. 1975 * С. 101-102). Наряду с этим, работало немало мастеров, обслуживавших односельчан.
Во время Первой Мировой войны промысел существовал в 175 селениях уезда, в промысле занято было 313 семей. Корреспондент отмечали, что изготовлялась не только дорогая, но и повседневная обувь: бродни и чирки наравне с сапогами, ботинками и туфлями. Средний заработок здесь составлял 98 рублей на семью. По отдельным семьям колебания составляли от 10 до 300 рублей в год. (Материалы... 1915).
Обувь на заказ или на продажу шилась из кожи лучшего качества. Она отличалась более сложным покроем. Ассортимент был достаточно велик. «Славным сапожником стал после мой младой братец Николай Иосифович. Учился он в деревне у ссыльного петербургского мастера Ананьева. Так уж вышло, что все начальство окрест сапоги братцу заказывало. И яловые, и хромовые. Он один в районе шил и дамские туфли.» (Еремеев П.В. 1990 * С. 34). Самыми модными в конце XIX- начале XX века считались сапоги со скрипом и голенищами в гармошку. Для этого в подошву вшивалась береста, голенище осаживалось, а в верхнюю часть тоже вшивалась береста, чтобы она стояла трубкой. Изготовлялись и женские кожаные ботиночки на высоком наборном каблуке. Распространены эти изделия были в притрактовых и пригородных селах, где сильнее было влияние городской моды. (Бардина П.Е. 1995 * С. 169-170).
Есть сведения о том, что в конце XIX века шили мастера и простую обувь. Причем намечалась специализация, одни изготовляли только праздничную обувь, другие – повседневную. «Сапожников у нас сапожниками почему-то не называли, разве только уж тех, кто шил выходную обувь, не рабочую. А так - чеботарь и чеботарь. Вася чеботарь в деревне у нас славился. Шил не скоро, но уж зато крепко.» (Еремеев П.В. 1990 * С. 33).
Сшивалась такая обувь прочной навощенной или промасленной ниткой из конопли или крапивы. Чтобы не расширять отверстие в обуви, иглой не пользовались. В конец нити закатывали несколько щетинок, протаскивали их в проколотую шилом дырку. Инструментами сапожника были нож, шило, молоток, колодки и зажимы. (Этнография 1987 * С. 355).
Обработка шкурок, по преимуществу овчин, поскольку русские сибиряки неохотно носили меха диких зверей, и изготовление из них теплой одежды также было распространено в Томском крае, вернее, в Томской губернии. Овчинный промысел был развит в Чулымском районе, и Судженской и Ишимской волостях. Работали они по преимуществу на заказ, к ним приезжали и из других районов. Высоко ценились не только профессиональное умение, но и необычайная честность мастеров. (Материалы...1832 * С. 136-137).
В Барнаульском округе Томской губернии был распространен овчинно-шубный промысел. Зачинателями промысла были переселенцы из Владимирской губернии С.В. Лапин и П.Г. Соловьев. Они в 1861 году поселились в Барнауле и открыли там свои заведения. Товар их пользовался спросом, несмотря на то, что первые "барнаулки" плохо выдерживали сырость. В 1868 году С.И. Гуляевым был изобретен способ окрашивать овчины в черный цвет. Что повышало их прочность. Этим открытиям первое время долго монопольно пользовался Лапин. Занятие оказалось доходным и, вскоре, Лапин уже перестал сам производить товар, занявшись целиком сбытом.
Промысел распространился за пределы Барнаула позднее, после строительства железной дороги. В остальных районах он носил характер семейного производства, (Соловьева Е.М. 1975 * С. 102-110).
В 1915 году шубники были в 24 селениях уезда, промышляло всего 38 семей. Товары сбывались преимущественно на месте. Изготовляла они шубы, тулупы, полушубки, дохи. В среднем зарабатывали по 87 рублей (от 20 до 150) на семью. (Материалы... 1915).
По сведениям чиновников Министерства государственных имуществ, овчинным промыслом занимались в основном крестьяне среднего состояния. И выделывая в год 100-150 овчин, они имели доход 8-12 рублей с сотни шкурок. В 1915 году помыслом занимались в 97 селениях 138 семей. Продукцию сбывали на местах, а также в Томске, Ново-Николаевске, Тайге. Средний заработок от промысла был в этот период 197 рублей в год. В конкретных семьях он колебался от 20 до. 600 рублей. (Материалы... 1915.
Приемы обработки шкурок пушных зверей зависели от материала. Тонкие шкурки пушных зверей намазывали с внутренней стороны гущей из овсяной или ржаной муки, оставляли на несколько суток, а потом счищали гущу и подверженный разложению слой тупым ножом. Потом шкурки натирали измельченным мелом, чтобы обезжирить их, затем проветривали, выбивали и, увлажнив, растягивали.
Более толстые шкурки барсука и лисицы после первой обмазки и очистки мяли ногами, а потом укладывали во вращающуюся бочку с опилками или гипсовым порошком. После этого шкурку выколачивали, а мездру опять скоблили тупым ножом.
Овчины покрывали не гущей, а кислым тестом, разведенном на квасе. А потом дубили в ивовой коре, чтобы при намокании они не становились хрупкими. (Этнография… 1987 * С. 354).


Изготовление сельскохозяйственных машин.


Переселенцы принесли в Сибирь не только сельскохозяйственную технику, но и стали изготовлять машины на местах. Так веялки производили в дер. Ключевая, Суслова, в деревнях Теплореченского сельского общества Баимской волости. Первым начал их производить крестьянин-переселенец из Вятской губернии. Пока не было конкуренции, он продавал их по 45-50 рублей. В настоящее время цены упали до 16-18 рублей. Это было хорошо организованное производство с пооперационным разделением труда. Мастер производит сам наиболее ответственные- операции. Средний доход мастера - 120-150 рублей. Рабочие получают по 75 копеек в день. Крестьяне приезжают за товаром к мастерам, но часть веялок увозят в Енисейскую губернию скупщики.
Также имеют место и другие промыслы: горшечный, стекольный кирпичный, нередко крестьяне плотничают.
ВЫВОДЫ.
В целом создается следующая картина.
1. Промыслы в Томском крае были распространены в основном в притрактовых и пригородных районах. Наиболее развитыми в этом отношении были юго-запад Нелюбинской волости и Спасская волость. Чулымский земледельческий район относится к разряду наиболее слаборазвитых в промышленном отношении. В основном промыслами заняты не переселенцы, а старожилы.
2. Большинство промыслов носит подсобный характер по отношению к земледелию. Даже самые доходные из них не являются основным занятием населения. Промыслы не ориентированы на дальний сбыт, а в основном товар поступает на местный рынок. Сильно выражена зависимость развития промыслов от обслуживания интересов тракта.
Степень внедрения капиталистических методов организации производства, выражена неравномерно. В большинстве промыслов мастер изготовляет товар самостоятельно, силами своей семьи. Степень применения наемного труда невелика. Роль скупщика - тоже.
3. Кроме того, наиболее развиты те занятия, которые, обеспечены местным сырьём. Ведущее место здесь занято обработкой дерева, химической обработкой древесины (Материалы... 1892 * С. 139-142).
4. Уровень развития технологий невысок. В основном сохранены те приемы и методы, которые применялись и в домашней промышленности. Примитивные технологии часто приводили к непроизводительной трате сырья. Иногда использовались материалы, сырье, которое восстанавливается в течении длительного времени. В то же время, в Сибири имелись аналоги природного сырья, при использовании которого возобновление происходило быстрее. Но, видимо, не последнюю роль здесь сыграла рутинность мышления, характерная для традиционного общества.
5. Не менее пагубно, чем использование рутинных технологий сказывалось на природе и увеличение объемов производства. Там, где потребление природных ресурсов отдельной семьей было незначительным, активное развитие промысла приводило к уничтожению сырья. Уже в конце XIX века наметился дефицит сырья в ряде промыслов.
В целом, конечно, было бы неправильно взваливать всю ответственность за истощение природных ресурсов на нерачительное использование их кустарями, но можно отметить тенденцию к потребительскому отношению к природе, существовавшую у русского населения Сибири. Она довольно четко прослеживалась при анализе сельскохозяйственных занятий и присваивающих промыслов. Еще более безобразные формы приняла она в момент разложения традиционного хозяйства и его установок.
Литература.
Бардина П.Е. Быт русских сибиряков Томского края.-Томск: Изд-во Том. ун-та; 1995.- 224 с.
Бардина П.Е. Использование бересты русским населением Томской области// Вопросы этнокультурной истории Сибири. - Томск; Изд-во Том. ун-та, 1980,-С. 61-79.
Бочанова Г.А. Промысловое освоение Сибири в конце 19-нач. 20 в. (Вопросы экологии)// Земледельческое освоение Сибири в конце XVII-начале XX века. (Трудовые традиции крестьян). - Новосибирск: Наука, 1985. - С.129-150.
Еремеев П.В. Обиход: Былички. - М,: Современник 1990.-265 с.
Зеленин Д.К. Восточнославянская этнография. - М.: Наука, 1991-511
Крестьянское землепользование и хозяйство в Тобольской и Томской губерниях. По исследованиям чинов Министерства государственных имуществ. - СПб., 1894.-428 с.
Материалы анкетного обследования кустарно-ремесленной промышленности в Томской губернии. - Томск: Типография Перельман, 1915.
Материалы для изучения экономического быта государственных крестьян и инородцев Западной Сибири. – СПб., 1892. - Вып 18.- Т.2. - Экономический быт государственных крестьян восточной части Томского округа и северо-западной части Мариинского округа Томской губернии.
Соловьева Е.И. Крестьянская промышленность Сибири во второй половине XIX века. (Пособие к спецкурсу по истории СССР). - Новосибирск: Изд-во НГУ, 1975.-198 с.
Этнография восточных славян. Очерки традиционной культуры. - М.: Наука, 1987.-558 с.

август 1997 г.
Т.Ю. Назаренко


Условные
обозначения
столица
региона
город село деревня,
поселок
до 1917 года
после 1917 года
до и после 1917 года
Населенные пункты

Комментарии (0)