Интервью с МАТВЕЕВОЙ ЛЮБОВЬЮ ИВАНОВНОЙ.

Интервью с МАТВЕЕВОЙ ЛЮБОВЬЮ ИВАНОВНОЙ.

19.05.2021, Трифонова Анастасия Сергеевна
Тип материала
История

Похожие материалы

Респондент: Матвеева Любовь Ивановна, 1945 г.р. Национальность – русская. Вероисповедание – не указано. Потомок крестьян, раскулаченных из села Струговская Буда и высланных в Казахстан, но оставленных на Алтае. Пенсионерка.

Время и место проведения интервью 6 февраля 2019 г., 11:52 – 12:31. Проводилось дома у респондента.

Контактные данные: нет

Опрос провела: студентка кафедры музеологии, культурного и природного наследия Трифонова Анастасия Сергеевна. Транскрибировала Трифонова Анастасия Сергеевна.

Техника фиксации: диктофон на мобильном телефоне XaomiRedmi 3

Продолжительность – 39 минут 34 секунды.

06.05.2021 / Трифонова Анастасия Сергеевна

Трифонова А.С. Сегодня 6 февраля 2019 года. Интервью проходит дома у респондента. Время начала работы 11 часов 52 минуты. Представьтесь, пожалуйста.

Матвеева Л. И. Я – Матвеева Любовь Ивановна.

Трифонова А.С.  Дата рождения?

Матвеева Л.И. 12 декабря 1941-го …45-го года.

Трифонова А.С. Место рождения?

Матвеева Л.И. Город Киселевск, Кемеровской области.

Трифонова А.С. Ты говорила, что родители твоей матери были в свое время раскулачены. Расскажи о них поподробнее. Как звали бабушку и дедушку?

Матвеева Л.И. (Вздыхая) Дедушка – Яков Моисеевич Банных, бабушка – Банных Ульяна Егоровна.

Трифонова А.С. А ты знаешь фамилию твоей бабушки в девичестве?

Матвеева Л.И. Да, она говорила. Ковалева.

Трифонова А.С. Сколько у них было детей в семье?

Матвеева Л. И. У них было три сына и моя мама.

Трифонова А.С. А можешь перечислить их по именам?

Матвеева Л.И. Конечно. Старший – дядя Яков, второй – Михаил, потом мама и дядя Саша.

Трифонова А.С. А как звали твою мать?

Матвеева Л.И. Вера Яковлевна.

Трифонова А.С. Где они жили до того, как их раскулачили?

Матвеева Л.И. Они жили в Струговской Буде. Где она находится, я не знаю. Что-то на память приходит, что это Черниговская губерния, или что-там было. Вот. Ну, в общем, из тех краев. Дед был казак. Я точно знаю, что он казак. Были фотографии его, но они утеряны. Вот, не сохранились. В форме казака. Вот. Он воевал в Гражданскую за Советскую власть. Был контужен.., не контужен, а ранен сильно. У него были оторваны ноги до колен. Обе ноги. Бабушка его из госпиталя привезла в котомке.

Трифонова А.С. У них было большое хозяйство?

Матвеева Л.И. Ну, нормальное хорошее хозяйство. Крепкое. У них был конь, как бабушка говорила. Были… весь инструмент на подворье. Было чем пахать там, убирать, косить все это. Все это у них было. Женщины в доме занимались своими делами, там ткали, пряли, вот, вышивали, шили, готовили. А мужчины в поле работали. Но когда страда была, и женщины работали с утра и до вечера позднего.

Трифонова А.С. А в каком году их раскулачили?

Матвеева Л.И. Мама как говорила, ей было восемь лет. Мама у нас родилась в 20-ом году. В 28-ом году, получается.

Трифонова А.С. А куда их должны были направить?

Матвеева Л.И. Их должны были направить в Казахстан. Их везли, бабушка говорит, везли их три месяца, вот. Ну, а раскулачили их за то, что они эээ…дед не захотел вступать в колхоз. И их в 24 часа вместе с двумя братьями выселили, причем выселили в разные концы нашей необъятной Родины. Вот, бабушку с дедушкой с семьей довезли до Барнаула. Это уже было в сентябре. (Всхлипывая). Бабушка взмолилась, чтобы её оставили с семьей здесь. Напомнила, что дед – инвалид, воевал за советскую власть, и у них никакой претензии к никому нет, ничего, вот. И их семью оставили. Но не в самом Барнауле, а из Барнаула увезли в деревню Малиновая Грива. Это отдаленный от Барнаула населенный пункт. Ну, деревня.

Трифонова А.С.  Тебе известно, куда направили остальных братьев?

Матвеева Л.И. Нет. Одного, вроде, дядя Саша, когда уже был взрослым, он разыскивал, где похоронен его брат, который погиб на фронте – Михаил, вот. И вроде как следы нашел, что один брат был на север сослан, а второго так и не нашел, где он был.

Трифонова А.С. Как они обосновались в Малиновой Гриве?

Матвеева Л.И. Ну, приехали они уже в сентябре. По-моему, они были не одни отправлены, не одна эта семья была отправлена в эту деревню, вот. И никто их из старожилов не принял, потому что у них было четверо детей, вот. И они в косогоре вырыли землянку. Поставили там какие-то бревна. Тайга же была, там леса много. Поставили бревна, чтобы сделать вход туда, дверь, все. И вот так вот они перезимовали. Никаких у них заготовок, конечно, не было. Никаких средств к существованию не было, вот. И они ходили, ну как бы помогали в семьях. Там, нужно кому дров наколоть, вот. Старшие ребята ходили воду носить. Мама тоже помогала - ходила, говорит, с ребятишками водилась, вот. И за это с ними расплачивались продуктами.

Трифонова А.С. А они долго жили в этой землянке?

Матвеева Л.И. Нет, они пережили только зиму,вот. К весне им выделили участок для строительства. Ну и разрешили рубить там лес, заготовить на это. И они как бы по весне начали строительство. Я была в этом домике у бабушки. Он не большой домик, вот. Всего две комнаты. Как бы прихожая, она же кухня и все на свете. Большая русская печь, вот. И вторая комната маленькая.

Трифонова А.С. А как насчет родственников по линии отца? Как звали бабушку, дедушку? Сколько у них было детей?

Матвеева Л.И. Вот бабушку - я ее не видела. Знаю, что её звали Прасковья. Даже отчества её не знаю. Как-то не было разговора. Я родилась уже после её смерти. А дедушку я хорошо помню. Фамилия у них Сарины, вот. Дедушку звали Евдей Саввинович. У него было три брата: Иван Саввинович и Дмитрий Саввинович. И их детей я отлично знаю. Мы жили потом уже  на Щебзаводе все вместе - и Иван Дмитрич, папин двоюродный брат, и Иван Иваныч  с семьей, тоже двоюродный брат, вот. И дедушка вот этот вот. Нашего дедушки на то время уже не было. Иван Саввинович жил вместе в Иван Иванычем.

Трифонова А.С. Сколько было детей у бабушки и дедушки?

Матвеева Л.И. У них детей было очень много. Она родила очень много детей. Мама говорила, что у нее было 22 ребенка, вот. Но живых осталось семь. И то одного сына, уже взрослого, ну, как-то там нечаянно убила лошадь, вот. Уже ему было где-то 17 или 18 лет. Остальные - две сестры и четыре брата - уже были взрослые, вот. Ну, вот самую младшую сестру, тетю Дусю, я ее тоже не знаю. Она погибла тоже в 45-ом году на производстве. Несчастный случай. А я родилась в 45-ом году, я её не видела, не знаю. Ну, и я никого из старших папиных братьев не видела.

Трифонова А.С. Как звали твоего отца?

Матвеева Л.И. Иван Евдеевич

Трифонова А.С. Где они жили?

Матвеева Л.И. Они жили в деревне Бурлаки, Кемеровской области. Это недалеко от Киселевска.

Трифонова А.С. Они…Они подвергались репрессиям?

Матвеева Л.И. Да, вот. Но репрессиям они подвергались по какому поводу: когда была продразверстка, старшие братья… Папа был самый младший, вот, он тогда был совсем мальчишкой. Их.. они когда там у всех забирали зерно, вот и старшие три брата, они организовали там группу сопротивления, так скажем, или их называли "банда" в то время. И они убили одного из представителей  вот этого … вот этой вот организации, которая собирала зерно, вот. И они все, вся как бы эта банда разбежалась, разъехалась из этой деревни. И я никогда их не видела. К отцу они никогда не приезжали. И тетя Нюра, папина сестра, она жила в Прокопьевске, тоже к ней никто не приезжал. Мы как бы общались с тетей Нюрой очень близко.

Трифонова А.С. А куда их сослали?

Матвеева Л.И. Их сослали... Вот, дед, бабушка, тетя Нюра, тетя Дуся и папа - их сослали в Абагур Лесной. Это тоже в Кемеровской области, это недалеко от города бывшего Сталинска, а сейчас это Новокузнецк.

Трифонова А.С. А как познакомились твои родители?

Матвеева Л.И. Папа, когда, ну семья папы когда отбыли наказание, ему было уже 16 лет, вот. И они в Бурлаки не вернулись, они вернулись в Киселевск, вот, потому что там можно было и устроиться на работу выгоднее и все. Вот. А мама  из Алтайского края, её деревня - это глухая-приглухая деревня Малиновая Грива, тоже отправили в Кисилевск, вот. А в Киселевске жили, ну как бы то ли родственники бабушки, Ульяны Егоровны, то ли хорошие знакомые, вот. И они жили на одной улице с папиными родителями. Напротив были дома у них, на одной улице. Улица Громова, вот. И баб…это мама моя, она приехала именно к этим людям.  У них остановилась, вот. А соседи - они как бы общались нормально с ними. И папа, придя за чем-то к этим соседям, увидел маму там. И так вот они познакомились. Мама работала. Устроилась на шахту. Папа тоже на шахте работал. Папа работал в забое, вот. Он, как они приехали с Обагура, сразу устроился на шахту, вот. И причем в забой. С мамой они познакомились в 38-ом году, вот. И вместе как бы они на шахте работали. А потом они в 39-ом году 12 декабря …ой, января,  поженились. Это мама мне сказала, что они в январе, 12 января, поженились (всхлипнула).

Трифонова А.С. А после шахты где мама работала?

Матвеева Л.И. После шахты, я так понимаю, что по беременности ее вывели. Она вагонетки катала. Представьте себе, женщина - вагонетки с углем катать (всхлипнула). Её вывели из шахты. Она была телефонисткой где-то, ну шахтная вот это вот телефонная станция была, вот. И она там работала. А потом, я не знаю, каким образом она оказалась, она работала в роддоме, в детском отделении. Там вот она работала достаточно долго. Ну как долго, нас уже было трое, когда она уволилась. Где-то 43-й – 44-й год, вот.

Трифонова А.С. А отец продолжал работать в шахте?

Матвеева Л.И. Да, отец продолжал работать в шахте, несмотря на то, что он был инвалидом по зрению. Он глаз потерял именно в шахте. Был большой взрыв метана, вот. Это же угольная шахта, вот. Там часто были завалы, взрывы. Вот, аварии. И их очень долго откапывали. У него очень сильно пострадали глаза. Один глаз ему сохранили, а второй не смогли. Второй глаз у него был искусственный. И поэтому его на фронт не взяли. Когда началась война, он как бы на фронте не был. (Чуть не плача). Но зато он всю войну просидел в шахте. Он иногда по нескольку дней домой не приходил. Мама говорит, там и ночевали.

Трифонова А.С. А кто-нибудь из вашей семьи учувствовал в Великой Отечественной войне?

Матвеева Л.И. Со стороны папы – нет. Я ни разу не слышала, чтобы кто-то из них участвовал. Я знаю, что тети Нюры муж первый был на войне, потом вернулся больной и умер. Вот. А со стороны мамы её младший брат Михаил, 24-го года рождения. Он был призван в армию, и он погиб 19-ти лет.

Трифонова А.С. А где… куда он был призван?

Матвеева Л.И. Я не знаю, куда он был призван. Он долгое время находился как... ммм… им пришла не похоронка, бабушке, а им пришла (хлопает по столу) как она…пропал без вести. Вот. И дедушка в это год умер, он не мог вот перенести, что у него погиб сын старший.  Он не совсем старший, но тем не менее.  Самый старший-то служил на Дальнем Востоке. Он не участвовал в боевых действиях вот этих вот.

Трифонова А.С. Яков Яковлевич?

Матвеева Л.И. Яков Яковлевич, да. Он то ли на границе где-то там служил, то ли что, но я знаю, что он служил на Дальнем Востоке до 49-го года. Вот. Безвыездно. А дядя Миша погиб, это нашли место захоронения, вот. Самый младший брат, вот, дядя Саша, нашел, что он похоронен в городе Орша. Это в Белоруссии. Я так понимаю, Орша - в Белоруссии.

Трифонова А.С. А сколько у вас в семье было детей?

Матвеева Л.И. У нас в семье в живых было 9 детей. А так было бы 12, но трое умерли совершенно маленькие.

Трифонова А.С. Можешь перечислить их по именам? 

Матвеева Л.И. Да. Старшая самая сестра – Валентина. Потом брат Александр. Потом мальчик умер в 43-м году. Потом в 45-м я родилась. В 47-м опять мальчик был, он тоже умер маленький совсем. Потом двойняшки…близнецы - Галя и Надя. Потом Людмила, сестра. Кстати, мама с ней вот ходила двойняшками, был мальчик с ней. Но он родился мертвый. Потом два брата подряд – Иван и Володя. И самая младшая – Вера.

Трифонова А.С. Какие у вас были взаимоотношения в семье?

Матвеева Л.И. Ну как сказать. Я не хочу сказать, чтобы мы прямо какие-то интеллигентные отношения у нас были. Как во всех больших семьях. Но у нас не было ни драк, ни каких-то распрей, вот. Вот, причем с братом у меня были такие хорошие отношения. Он меня учил драться. Он старше меня был. Мне приходилось как бы … ну как все на улице общаемся ребятишки, если кто-то меня там обижает, я ему жалуюсь, а он: «Что ты, постоять за себя не можешь? Вот так, вот так кулак сделай, вот так  ударь» (Смеется). И вообще он за меня заступался. Мы с ним вместе пасли коров, вот. У нас корова одна была. Но по весне и по осени, когда в школе мы занимались, он, допустим, до обеда, а я после обеда корову гнала. С его друзьями даже я очень хорошо общалась, вот. Ну и с…а с девчонками вообще никогда никаких между собой распрей не было.

Трифонова А.С.  Какой у тебя был самый любимый праздник в детстве?

Матвеева Л.И.Ну, естественно – день рождения, потому что мама хоть у нас и … нас очень много было, и не было у нас отношений, так скажем, телячья нежность. Ни  мама, ни папа и возможности просто не имели с нами сюсюкаться, вот. Но тем не менее дни рождения мама всегда нам (всхлипывая)) ну всегда, как бы не то, чтобы отмечали. У нас машинка «Зингер» была, немецкая, вот. И мама ночью садилась, открывала сундук, доставала кусок там ситца какого-нибудь и шила. Девчонкам - по платью, вот. Мальчишкам - то рубашонку какую-нибудь новенькую, то штанишки. (Чуть не плача). И утром всегда дарила.

Трифонова А.С. Какой у вас дом был в Киселевске?

Матвеева Л.И. Ну, сначала родители жили вместе с бабушкой и с дедушкой, вот. С Сариными (Всхлипывая). У них маленький тоже домик был. Вообще, еще меньше по-моему, чем у бабы Ульяны в деревне - там, в Алтайском крае. И когда уже трое детей было, вот, нужно было как бы отделяться. И папа начал строить дом, рядом с домиком дедушки, вот, отца своего. Вот. Уже бабушки не было, вот. И это было уже после войны. И мне было 4 года, когда мы вошли в новый дом. Я это отлично помню, вот, потому что родились близнецы, и их принесли, мы уже вошли  в новый дом. А они в октябре родились. И мама рассказывала, что не успели даже вставить вторые окна. Ну, как бы двойные же окна на зиму всегда это…для сохранения тепла. И было очень холодно зимой. Она их даже иногда не купала, а просто перед печкой распеленывала по очереди и протирала мокрой тряпочкой. И снова их переодевала и запеленывала.

Трифонова А.С. У вас было большое хозяйство?

Матвеева Л.И. Ну как хозяйство у нас… Мама у нас очень хозяйственная была. Так как они  (смеется) с  наклонностью Украины, вот. Они с бабушкой на украинском языке разговаривали, когда бабушка приезжала из Алтайского края, вот. И у нас была корова. Ммм… пара поросят обязательно, вот. Куры. Ну, все. И собака. (Смеется)

Трифонова А.С.  А вы платили какие-нибудь налоги?

Матвеева Л.И. Ну а как же. Конечно, по тем временам все переписывали, весь…всю наличность подворья. И за корову должны были молоком или мясом. Я не знаю, чем. За свиней я точно знаю, что мясом должны были сдавать, вот. От кур, эти… яйца сдавали. Устанавливали норму и сдавали. Это я хорошо помню, потому что я уже была достаточно по тем временам взрослонькой, чтобы все это понимать. Мама всегда говорила, вот.

Трифонова А.С. Ты вот говорила, что твои… твоя мама и бабушка разговаривали на украинском языке. А ты знаешь украинский язык?

 Матвеева Л.И. Я все понимаю, но говорить я не могу. Я не могу так ломать язык, как это нужно, как правильно выговаривать эти слова. А понимать я все понимаю, вот. И тем не менее, вот, как бы обиходный разговор я не могу произвести, а так, некоторые отельные предложения. А уж песни мы пели украинские только. Мы очень любили. Папа очень любил украинские песни. Он всегда маму просил. По вечерам, особенно зимой. Папа нам то валенки починяет, вот, то дратву сучит для починки валенок. Мама в это время сидит, то вяжет варежки, то носки. А мы, девчонки, постоянно теребили эту шерсть. Бабушка держала овец, и она нам привозила всегда мешок шерсти каждый год. А шерсть она же с этими колючками разными, грязная. Мы всю ее раздергивали, убирали, чистили, вот, чтобы мама уже могла прясть чистую кудельку. Вот. И папа всегда говорил: «Ну, мать, давай, начинай». И она пела. И он подтягивал иногда. Пели только украинские песни.

Трифонова А.С. А название знаешь этих песен?

Матвеева Л.И. Ну, даже и мы пели. У нас пластинки были даже. Я вот подросла, уже на Щебзаводе когда мы жили - из Киселевска переехали, у нас это, пластинки были. «Маричка», «Рушничок», вот. Ну и вообще вот эти украинские песни: «Распрягайте хлопцы коней», вот, «Несе Галя воду» Все это мы знали, и все это мы пели на украинском языке, вот.

Трифонова А.С. А ты вот говорила, что к вам бабушка приезжала с Алтайского края. Она часто к вам приезжала?

Матвеева Л.И. Она каждый год приезжала. Иногда два раза. В основном она приезжала зимой. Она привозила много семечек, вот. Сушенную малину, сушенную смородину. Тогда же мы в городе жили, в Кисилевске, там же ничего не было. Никаких ягод, так скажем, только огород, который мама засаживала так, что там воробью проскочить негде было. Вот. И молотую черемуху.

Трифонова А.С. А что твоя мама садила в огороде?

Матвеева Л.И. Все, буквально все. Начиная от картошки, огурцов, помидоров и брюкву. Вот кстати брюкву - на зиму столько брюквы в погреб закладывали, много. Вот. Капусту - две бочки капусты солили всегда на зиму, вот. А так как наша улица была последняя как-то в сторону Афонино, вот, у пригорка, там был пустырь. И мама даже этот пустырь раскопала, сеяла там просо, сеяла гречиху. И у нас была огромная крупорушка деревянная, вот, в которую я залезала. Представьте, какая это была крупорушка большая. И чистила вот это вот пшено свое и гречиху в этой крупорушке.

Трифонова А.С. А Афонино - это был какой-то населенный пункт?

Матвеева Л.И. Это вот…ну, он относился, как я понимаю, к Киселевску. Это вот то ли район был. Но называли Афонино, вот. Разделял нас всего холм небольшой. Ну, наверное, километра два.

Трифонова А.С. Почему вы переехали на Щебзавод?

Матвеева Л.И. А на Щебзавод переехали из-за того, что пошел второй горизонт.

Трифонова А.С. Что это такое?

Матвеева Л.И. Киселевск – это шахтный город. Там сплошь шахты, вот. Так же как и в Прокопьевске. И даже на нашей улице, через четыре дома от нас был обвал. Что такое обвал? Это выработка прошла пласта, угля, вот. И потом выработку сделали, забросили, вот, эту выработку. Стойки подгнили, обрушились - и земля осела. И образовался вот этот обвал, вот. И как бы планировалось… ну, в общем там открыли, что рядом шел второй пласт, очень богатый. Угольный. По этой же ветке, по этому направлению. И наши дома попадали, с нашей улицы попадали под эту вот…Это называлось «Второй горизонт». Параллельно шел с той веткой, с тем пластом, который был выработан уже, вот. И нам выплатили деньги за дом. Оценивали дома. Хотя очень жалко было, потому что дом всего простоял один…семь лет. Это очень мало для дома. Дом был добротный, большой. Для нас он был самое то.

Трифонова А.С. В каком году это произошло?

Матвеева Л.И. Это было в пятьдесят…так, мне 11 лет, в 56-ом году.

Трифонова А.С. Как вы обустроились на Щебзаводе?

Матвеева Л.И. Ну, на Щебзаводе, там уже на то время жили два двоюродных вот этих папиных брата, вот, Сарины. Дмитрий и Иван, вот. С семьями. И они туда съездили. Они им посоветовали. Мы же общались семьями все, вот. Они съездили, посмотрели. И сторговались, взяли захудалый домишечко. Там вообще очень плохо. Но зато участок там был замечательный! В центре поселка. Прям в самом центре. Напротив, ну там вообще через дорогу, через пути – магазин. Рядом с магазином школа. Там, чуть подальше, эта…контора. На нашей улице, буквально через 4-5 домов от нас – почта, вот. И станция. Эээ…ну какая станция? Небольшая, потому что с Бочатами сообщение у нас … Бочата – это поселок большой. Сельсовет там был, вот. И там детей регистрировали. И если кто-то хотел учиться … В поселке у нас, на Щебзаводе, только 7 классов было. А дальше, если до 10-ти кто хотел учиться, в Бочатах учились. Вот, и с ними сообщение было только либо на дрезине, либо на выводке, вот, которая шла в Бочата, везла щебень там, гравий - все, что производилось на этом Щебзоводе. И маме очень понравилось это место. Взяли этот домик, вот. Мы в нем прожили очень… Ну и сразу папа, потому что деньги же дали подъемные за тот дом в Киселевске, сразу же он в лесничество. Ему разрешили там рубить лес, все. И она нанял людей, сруб сделали. И два года вот как бы его отделывали. Самое интересное, настолько этот домик был ветхий, что мы только перенесли все вещи. Ну, уже помазали. Уже полы были настелены. Помазали, побелили. Все просушили, вот. И начали переносить все вещи потихоньку. И последние вещи, вот, допустим, сегодня перенесли, а ночью он обвалился.

Трифонова А.С. А вот эээ…ты можешь сказать номер школы, где ты училась в Киселевске?

Матвеева Л.И.  А вот в Киселевске я училась, мы все учились – Валя, Сашка, я –в 22-ой школе.

Трифонова А.С. А на Щебзаводе?

Матвеева Л.И На Щебзаводе одна школа была. Там я даже не знаю, какой у нее номер был или не был. Просто школа и все.

Трифонова А.С. А в Бочата ты ездила учиться?

Матвеева Л.И. Ну, после 7-го класса, да. Восьмой класс я заканчивала в дневной школе, вот. А потом, так как я старшая в семье осталась, брат уехал в Киселевск, он до этого уже поступил в ремесленное училище. Он так и не вернулся больше, потому что оттуда его в армию забрали, и он потом снова в Киселевск вернулся, там женился и там жил. Вот. Сестра тоже замуж вышла, вот. И я как бы старшая в семье была. И пошла работать. И в вечернюю школу. И кстати в вечернюю школу я ездила. Ну туда-то нас возили, потому что у нас на Щебзаводе с Бочат были рабочие, вот. И их увозили. И нас вместе с ними. Нас училось всего человек 5-6, наверное, со Щебзавода в вечерней школе. И вот туда мы как бы уезжали то на дрезине, то на выводке, вот. А обратно зачастую мы пешком шли, за семь километров.

Трифонова А.С. После окончания школы где ты училась?

Матвеева Л.И. После окончания школы я поступала, но не поступила.

Трифонова А.С. А куда поступала?

Матвеева Л.И Я поступала в Политехнический институт Томский. Вот. И сначала я осталась там… На подшипниковом заводе работала немного. Но заболела мама, и я, мне пришлось вернуться домой, потому что младшие сестренки были не настолько сильны, чтобы помогать вот так вот. Я вернулась домой, вот. Потом я вышла замуж. В Белово. Ну как бы не пожилось, вот. И я уехала из Белово в Новокузнецк. К брату. У меня уже была дочь старшая. А брат работал на шахте. На гидрошахте. Он мне посоветовал идти работать на ЗапСиб, потому что на ЗапСибе там и квартиру можно было получить, и детский садик ребенку. Я так и сделала. Я устроилась. Он меня в отдел кадров привел, и меня взяли секретарем в отдел главного механика. Отдел был очень большой. Где-то около семидесяти человек, потому что там и конструкторское бюро, и эти … отделы были. Не отделы они назывались, а секторы. Сектор оборудования, крановый сектор, плановый сектор, сектор заказов, сварки и наплавки. И конструкторское бюро, человек двадцать, было. Поэтому очень большой. Я не только печатала там, вот, но и табель вела и получала канцтовары на всех и все, вот. Как завхоз - не завхоз, делопроизводитель. Всю документацию вела, всю на свете, вот. Входящую, исходящую, что по отделу главного механика проходила. И все печатала.

Трифонова А.С. А в Новокузнецке ты где-нибудь училась?

Матвеева Л.И. Да, я поступила. Работая в отделе главного механика, я поступила в техникум. В Кузнецкий индустриальный техникум на факультет оборудования заводов черной металлургии. Вот. И потом мне пришлось где-то года через 3-4 перейти работать на производство, потому что когда я в техникуме училась, меня предупредили, что должно быть у меня… должна быть у меня какая-то профессия, связанная с производством металлургическим. И как раз в это время открывался…запускался новый стан – 450. И набирались операторы. И я ушла туда оператором.

Трифонова А.С. Сколько лет ты проработала на ЗапСибе?

Матвеева Л.И. На ЗапСибе я проработала 19 с половиной лет.

Трифонова А.С. С какого по какой год?

Матвеева Л.И. С 70-го…с апреля 70-го по…август 89-го года.

Трифонова А.С. Потом уволилась?

Матвеева Л.И. Да. После оператора я…оператором я не долго проработала. У меня маленькая уже дочь была. Вторая. И я снова вернулась в отдел главного механика. Меня взяли инженером. А потом я была инженером, курировала литейный цех. И в то время как раз открылся большой новый сталелитейный цех. Маленький, тот не обеспечивал нужды даже завода своего, как бы. И начальник цеха, которому я очень много печатала технологических инструкций по этому цеху, он просил меня, и я… и он меня пригласил к себе работать. Я ушла к нему в бюро инженером по кооперации. Потому что этот цех был рассчитан не только на обслуживание нужд завода, вот, но и как бы площадь и оборудование позволяли поставлять литье вот именно заводам черной металлургии других - по всему Союзу. Там пол-Украины у нас было, пол это… Урала. Все заводы. И вот мы … это все проходило через Министерство черной металлургии. Они нам присылали чертежи.Технологи рассматривали. Оформляли договор, и им отливали эти детали или кузнечные слитки. И отправляли их.

Трифонова А.С. А перед тем как ты уволилась, ты работала в отделе кооперации?

Матвеева Л.И. Да, я работала в литейном цехе, занималась кооперированными поставками.

Трифонова А.С. А почему ты уволилась?

Матвеева Л.И. Ну… Младшая дочь … Старшая дочь у меня на то время была уже замужем. Вот. Уже ребенок у нее был. Она по направлению уехала в Таштагольский район, там и осталась. А младшая дочь поступила в институт в Новосибирске и сказала, что она в Новокузнецк не вернется. Поэтому я как бы поменяла квартиру сюда. И с тех пор мы живем.

Трифонова А.С. Я думаю, на этом все. Спасибо.

Матвеева Л.И. Пожалуйста.

 


Комментарии (0)