Знаменитые художники из исчезнувшей деревни Знаменка: Анатолий и Александр Шумилкины

Знаменитые художники из исчезнувшей деревни Знаменка: Анатолий и Александр Шумилкины

09.11.2022, Предоставила Доровенчик Е.И.
Тип материала
История

Похожие материалы

Анатолий Андреевич Шумилкин

(1930-1998)

Иду, взволнованный села последний житель.

Села уж нет, давно кругом покой да тишь.

Лишь ты, моя старинная обитель,

Стоишь по-прежнему, обиженно молчишь.

 

Здесь память детская так бережно хранится.

Как жаль, что времени не обернуться вспять.

Пришел я родине угрюмой поклониться

И сиротливый мамин крест поцеловать.

Анатолий Шумилкин. Май 1977

 

Из книги: Анатолий Шумилкин: каталог /авт.-сост. А. Н. Дащенко.

Томск: Ветер, 2012. 86 с.

Со времен крестьянской реформы 1861 года отсутствие надежды на получение в крестьянской общине надела земли толкало смельчаков из нищих деревень центральной России искать счастье в таинственной Сибири. Прежде чем рискнуть сорваться с насиженных мест и двинуться в дальнюю дорогу, полную тревог, лишений и неизвестности, они послали выездных ходоков на разведку мест для будущего проживания.

В 1908 году несколько крестьянских семей из Нижегородской губернии держали путь в загадочную Сибирь на «вольные» земли. Доехали до Томска, погрузились на баржу и пошли вниз по Оби. Они высадились на высоком лесистом берегу между деревнями Сарафановка и Могочино. Вырыли землянки и назвали новое поселение Знаменкой.

Непросто было переселенцам налаживать свой быт в новых условиях. Валили вековую тайгу на строительство жилья. Корчевали, освободившиеся от леса, площади, распахивали и засевали хлебом. Обзаводились лошадьми, крупнорогатым скотом, домашней птицей. В огородах садили картофель, выращивали овощи. Тайга снабжала дичью, грибами, ягодой, кедровым орехом. Обь – рыбой, да такой, что царю не стыдно подать. Среди переселенцев в Знаменке были многочисленные семьи Шумилкиных и Гавриловых. Помогая своим родителям, трудились подростки Андрей Шумилкин и Василиса Гаврилова. Они не заметили, как подошла молодость, а с нею и любовь. Венчались Андрей и Василиса за сорок километров от Знаменки в церкви деревни Колбинка. В семье молодых и родился будущий художник Анатолий Андреевич Шумилкин.

Разные ветви рода Шумилкиных-Гавриловых в каждом поколении дали представителей в самых различных областях человеческой деятельности: в юриспруденции, банковской сфере, медицине, образовании, музыке, изобразительном искусстве...

Босоногое детство Анатолия Шумилкина выпало на послевоенные годы, полные бед и страданий. В 1937 году он пошел в первый класс. В детской памяти на всю жизнь сохранились страшные эпизоды, связанные с работой государственной репрессивной машины в глухой сибирской глубинке. Невеселая повседневность скрашивалась детской непосредственностью в восприятии окружающего мира. Летом Анатолий играл с деревенскими ребятишками, купался с ними в реке, рыбачил, собирал грибы, ягоды, кедровые шишки. В зимние дни – романтическая забава дома, вокруг гигантских размеров кадушки для воды, которая стояла у входа в углу. В нее ежедневно натаскивался снег, и талая вода расходовалась на хозяйские нужды. До самой весны два брата с красными по локоть руками возились в этом водоеме. Возвышающийся над водой айсберг из снега в детском воображении представлялся настоящей Арктикой. В этом море воды плавали самодельные ледоколы, парусники всех времен и народов, винтовые (на резинках) баркасы и шлюпки. Случалось, происходили кораблекрушения, и груженые дредноуты тонули в бездонной пучине. С приходом весны «ледовитый океан» с погибшими судами выплескивался на улицу, и кадушка убиралась под навес до следующей зимы. Но самым главным занятием для маленького Анатолия было рисование. Из книг срисовывал простым карандашом портреты писателей, поэтов, ученых. Ему мечталось хоть бы одним глазком взглянуть на масляные краски или увидеть настоящего художника. Дети Шумилкиных были на редкость талантливы. В беседах Анатолий Андреевич так вспоминал свое, как он выражался, «погружение в рисование». Красок не было. Старшие сестры приносили из школы огрызки цветных карандашей. Ради Нового года или Пасхи они рисовали букеты цветов, каких-то «нэпманских барышень» и оклеивали или стены дома. Анатолий с тоской смотрел на разноцветные стружки и крошки красящего пигмента – остатки от карандашей. Но все-таки, на окраине разрисованной сестрами экспозиции, он всегда участвовал каким-нибудь своим сереньким пейзажем, нарисованном простым карандашом.

Не обошли семью Шумилкиных тяготы военного лихолетья. Отец добровольцем ушел на фронт в начале войны. Весточки с фронта были короткими. Потом наступило щемящее душу молчание. После пришла похоронка. Андрей Евдокимович погиб 24 февраля 1943 года. Ему было сорок пять лет. На руках Василисы Никитичны осталось пятеро детей: три дочери и два сына. Анатолию как старшему, легла на плечи вся мужская работа в доме. В сенокосную пору мастерил грабли, отбивал литовки. Добывал боровую и водоплавающую дичь. Зимой готовил дрова и возил их на санках, подшивал валенки, выделывал кожу и шил себе сибирские чирки. Повзрослев, стал ходить на деревенские вечерки, слушать песни и залихватские частушки. Играл на балалайке. Потом незаметно для себя стал первым гармонистом в округе, хотя своей гармони не было. Щекоча за бока трехрядку, до первых петухов сыпал в ноги звонкие переборы. Задорные припевки «Сибирской подгорной» под гармошку виртуоза заставляли пускаться в пляс даже старых бабушек.

В сложных и трудных условиях деревенской жизни формировался характер Анатолия Шумилкина. Было все: горе и радость, отчаяние и надежда, борьба за выживаемость и страстная увлеченность рисованием. Натурой служила «Ее величество природа», которая кормила и согревала, лечила душевные раны и успокаивала в минуты детских печалей, незаметно открывала юной душе свои красоты...

Моя сторонка

Сторона моя, сторонка,

Тишь, сугробов синева,

Месяц вырезался тонко,

Вяжет иней кружева.

 

Огоньки к ночлегу манят,

Пахнет щами и стряпней,

Перебранкой кто-то занят

С непослушной ребятней.

 

Сторона моя, сторонка,

Моих прадедов покой,

Здесь когда-то самогонка

В рождество лилась рекой.

 

Образам святым молились.

В кулаках копился зуд.

Пили, ели, веселились,

Шли стеною на редут.

 

Выходили порезвиться

Бородатые кряжи:

Кумачом горели лица,

Защищая рубежи.

 

Бубенцы звенели звонко,

Раздавалась песня вширь.

Сторона моя, сторонка, -

Легендарная Сибирь.

Январь 1966 г.

Из книги: Анатолий Шумилкин. Лирика – Томск, 1995. 40 с.

 

СИБИРСКИЙ ХУДОЖНИК ИЗ ТОМСКА АНАТОЛИЙ ШУМИЛКИН (1930-1998) Анатолий Шумилкин – живописец, скульптор, поэт, автор пейзажей, портретов, натюрмортов, являющихся поэтическим посвящением земле Томской области, удивительный человек с многогранным талантом, который с детства, помня уроки матери-вдовы, привык все доводить до совершенства. «Мое рождение и жизнь в лесной деревне, мое восхищение Её Величеством Природой и определи мою художническую судьбу». Тонко, празднично и ясно изображает он разливы рек, луговое разнотравье, спелые ягоды клубники, сельские дороги. Художник считал, что из таких вещей, не замеченных нами в суете, и состоит жизнь, которая утекает по капле.

Родился художник 17 апреля 1930 в деревне Знаменка Молчановского района Томской области в многодетной семье обского гидрогеолога. Учился в Свердловском художественном училище (1956–1961). Участник выставок с 1963 года (Томск), в том числе республиканских, региональных, областных. Жизнь Анатолия Шумилкина не была легкой, но он находил в себе силы справляться с ударами судьбы. В 1966 г. художник лишился правой руки, и ему пришлось заново учиться рисовать – работать упорно, до изнеможения, изо дня в день, из года в год. Период мучительного привыкания писать левой рукой дал свои плоды: к художнику пришло признание, в 1970 г. его приняли в Союз художников России. По свидетельству друзей, он одной рукой делал все так, что и с двумя за ним было не угнаться. Все, к чему он прикасался, наполнялось красотой. Анатолий Андреевич создал великолепные работы, где могущественная и сияющая красота материального мира удивляла: словно перед зрителем убрали тусклое стекло и подарили любил создавать скульптуру из сложнейшего материала – капа. Анатолий Шумилкин много путешествовал по Сибири, бывал в Нарыме, Обь искренне считал своей колыбелью. С детских лет он впитывал в себя аромат заливных пойм, вслушивался в шум весеннего половодья, шорох и хрустальный звон ледяного крошева, наползающего на Обской берег, неспешным шагом исходил потаенными тропами глухие места таёжных урманов, любовался иссиня-зеленым привольем могучих сибирских лесов. Всё это стало неиссякаемым источником для творчества художника.

Шумилкин Александр Андреевич

(1935–2015)

Материалы из книги: Левандовский С.Н.

Александр Шумилкин: альбом-монография

 [Художник М.А. Бычков] – Томск. 2019 – 352 с.

Из автобиографии: «Я, Шумилкин Александр Андреевич, родился 1 января 1935 года в с. Знаменке (Нарге) Молчановского района Томской области в семье рабочего. Отец, Шумилкин Андрей Евдокимович, - рабочий Гидрологической станции. В 1941 году ушел добровольцем на фронт и погиб в сражении в феврале 1943 года. Мать, Шумилкина Василиса Никитична, домохозяйка, после гибели отца приложила все усилия, чтобы воспитать нас, пятерых детей».

На то время село Знаменка Кривошеинского района Нарымского округа Западно-Сибирского края (после переименований – Молчановский район Томской области). Село было наименовано по названию близлежащей часовни, где хранилась икона Новгородского письма «Знамение Пресвятой Богородицы», с детства знакомой художнику. Много лет спустя, когда часовня была разграблена, художнику удалось спасти эту икону, хранящуюся теперь в его мастерской в Томске.

Ранние годы Александра и его старшего брата Анатолия, который впоследствии тоже стал художником, совпали с нелегкой военной порой. Рос Саша на Оби, с которой была связана вся его жизнь. Ему запомнилось, как вместе с другими мужчинами, отправлявшимися на войну, отца провожали на пристани. Он, обняв, усадил сыновей себе на колени, на одном старшего, Толю, на другом Шурика, как он называл Александра, и угощал из того узелка, который жена приготовила ему в дорогу.

Будучи уже в возрасте за сорок лет и имея бронь от призыва в армию, Шумилкин-отец счел своим долгом пойти на фронт. Боевого опыта ему было не занимать: в годы Первой мировой он вместе с отцом, прибавив себе лет, отправился сражаться «с германцем», и потом, уже после революции, возвращался на родину через всю полыхающую пламенем Гражданской войны Россию, оказываясь то в стане белых, то красных, и уцелев в боях с врагом, чуть было не погиб от рук соотечественников.

На этот раз домой он уже не вернулся: пал, сражаясь с врагом в рядах прославленного Сибирского ополчения.

Незадолго до гибели Андрея Евдокимовича, в январе 1943 года, семья получила от него открытку со штампом военной цензуры.

«Добрый день. Здравствуйте, уважаемая супруга В.Н. Посылаю низкий поклон и желаю быть здоровыми. Кланяюсь дорогим детям Зое, Фросе, Вере, Толе, Шуре. Посылаю вам фронтовой привет. Пока жив и здоров. Ваше письмо получил 4.1.43 г. Отец А.Е.».

Пятерых детей, девочек и мальчиков, пришлось поднимать матери – простой крестьянской женщине, у которой недостаток знаний и даже элементарной грамотности с с лихвой компенсировался природным умом, трудолюбием, неизменной заботливостью, стремлением помочь близким – именно мать дала им первые представления о жизни, служила примером в работе, в отношениях с людьми. Будучи глубоко верующей, она знала все молитвы, часто пела псалмы. Возможно, Александр Шумилкин мог бы повторить слова Н. Клюева, говорившего, что тысячи стихов многих поэтов «не стоят одного распева моей светлой матери». Она заложила в сыне основы христианской веры и морали. Это помогло ему в трудные перестроечные годы преодолевать жизненные трудности лихолетья, не сломиться, непростым путем осознанно прийти к православию. Еще подростком Александр помогал матери по хозяйству, ловил рыбу, охотился. Как настоящий сибиряк, он пристрастился к охоте рано и не изменял этой своей привязанности долгие годы: свободно читал следы, знал повадки и уловки зверя и птицы, близость к природе была у него, что называется, в крови. После войны, окончив в 1946 году четыре класса сельской начальной школы, продолжил учение с Могочинской средней школе, добираться до которой, как водилось на селе в ту пору, нужно было не один час: мало того, что Могочино не близко, оно к тому же еще и расположено на противоположном берегу широкой Оби. Много лет спустя художник писал:

«Невольно вспоминаются картины теперь уже далекого детства. Нет теперь той деревни, где родился и вырос. Место перепахано под поле, бугры, где стояли избы, сровняли воедино, лишь кое-где сохранились кусты черемухи – это остатки палисадников. Раньше люди любили, чтоб под окнами росла черемуха. Память сохранила не только облик деревни, но и лица людей, односельчан, которых теперь уже давно нет. Была в свое время, если можно сказать, «мания» на укрупнение деревень, колхозов и даже районов. Коснулось это укрупнение и нашей деревни. Колхоз, видно, небогатый был, и главную. Усадьбу устроили в другом месте. После этого и пошло, жители старались уехать в город, да и не возвращались, а старики, правда, свое доживали здесь же, в деревне, сколько кому было положено. А деревня была небольшая, но красивая, как, пожалуй, и все сибирские деревни. Люди раньше место выбирали отменное. Состояла она из единственной улицы, один конец которой начинался от зеленой стены кедрача, а другой выходил к высокому берегу Оби, с обрыва которого открывались незабываемые голубые картины заобья. Здесь в свое время собиралась молодежь повеселиться. В пору весеннего ледохода собирались здесь и старики, и шли у них нескончаемые разговоры про рыбу, про урожай кедрового ореха, про покосы.

Не скажу, что в ту пору я мечтал стать художником. Правда, была у меня пачка репродукций, вырванных из журналов. Саврасов, Левитан…Особенно нравились картины Федора Васильева (почему-то мне казалось, что его картина «После грозы» написана про нашу деревню…

 

Александр Андреевич Шумилкин

Художник-живописец, автор тематических композиций, портретов, пейзажей. Член Союза художников СССР (1967). Заслуженный художник России (1976), народный художник России (1987), член-корреспондент Академии художеств России (1988). Родился 01 января 1935 года в деревне Знаменка Молчановского района Томской области. Художественное образование получил в Свердловском художественном училище им. И.Д. Шадра (1954–1959), у С. П. Яркова, а затем в Ленинградском институте живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е. Репина (1960–1966), у профессора Александра Дмитриевича Зайцева (ученик А.А. Рылова). Дипломная работа в ВАХ - "Сплавщики", оценка - хорошо. Обучение проходило на живописном факультете, присвоена квалификация художника-живописца. После окончания института поступил в мастерские Томского отделения Художественного фонда РСФСР. Участник выставок с 1961 (Томск). Член Союза художников СССР с 1967 г. Персональные выставки: Томск, 1971, 1977, 1978, 1984, 1986, 2010 – посвященная 75-летию; Москва, 1975, 1984, 1986; Белгород, 1976; Ленинград, 1978, 1987; Свердловск, 1979; 1987 — Нижний Новгород, Курск, Воронеж, Ленинград; 1988 — Варшава, Краков. Ежегодные персональные выставки в Томске, в мастерской художника и институтах Академгородка. Зарубежные выставки: 1973 — ГДР, Польша; 1974 — Монголия, Венгрия, Румыния, Япония; 1975 — ГДР, ФРГ; 1976 — Западный Берлин; 1977 — Франция; 1978 — Ирак; 1979 — Ангола, Мозамбик, Франция, Италия; 1980 — Болгария, Вьетнам; 1981 — Австрия, Куба; 1982 — Ангола, Мозамбик, Монголия, Югославия, Канада; 1983 — Алжир, ФРГ; 1984 — Болгария. Среди произведений: «Когда белые ночи» (1968), «Первый трактор» (1969), «Рыбацкий причал» (1970), «Портрет скульптора В. Муштаковой» (1973), «Большая нефть Сибири» (1974), «Холодная весна» (1975), «За полярным кругом», «Новый Уренгой. Начало» (оба - 1976), «На берегу Гыды» (1977), «Портрет Чахве» (1978), «Осень. Заполярье» (1979), «Горячий Север» (1980), «Край мой Сибирский» (1981), «У Карского моря» (1982), «Семья Салиндер» (1982, 1985), «Безмолвие» (1983), «На моей Родине» (1984), «Ожидание», «Девушка из Антипоюты» (оба - 1985); серия картин о сибирском севере (1988-92). Одним из ранних увлечений Шумилкина стал старый деревянный Томск, с годами оно вылилось в самостоятельный цикл произведений: «Старый Томск» (1969), «Деревянный Томск» (1970), «Весна в Томске» (1973), «Зима в Томске» (1974). Ряд работ составил серию портретов деревянных домов: «Томск. Дом на улице Тверской», дома на ул. Киевской, Советской и Дзержинского, Дом охотника (1979). Его картины — свидетельство самобытного характера мастера, который нашёл свою, ни на кого не похожую манеру письма. Опираясь на традиции русского изобразительного искусства, он вносит в свои работы новаторский дух эпохи дерзких научных открытий. Картины Александра Андреевича экспонировались на десятках российских и международных выставок, их можно увидеть в государственных и частных коллекциях, во многих российских городах и за рубежом. Искусство Александра Андреевича глубоко философично. Работы Александра Шумилкина экспонировались в год на нескольких крупных выставках в стране, а с 1973 года за рубежом. В 40 лет он открывает большую персональную выставку уже в Москве, а через полгода получает звание «Заслуженный художник РСФСР». Его персональные выставки успешно проходят в Ленинграде, Свердловске, Белгороде, Варшаве, Томске. После которых Александр Шумилкин становится поистине «Народным художником РСФСР» и членом-корреспондентом Российской академии художеств. Его талант, трудолюбие и сложные путешествия по сибирскому северу послужили основой для циклов его работ, объединенных изысканным стилевым единством. В 1960–1980-х годах он много ездил и летал от Урала до Чукотки: Новая Земля, Уренгой и Самотлор, Заполярный Урал, Гыданская тундра, Васюганские болота, и, конечно, Томск и малая родина, любимая до сего дня Нарга. Это территории исследования, подарившие основную тему его творчества, которую Шумилкин определил просто – «Моя Родина». Высокий профессионализм и вкус помогли выработать особенную манеру письма, которая отличала его от множества талантливых современников. Очень быстро Шумилкин создал свою «систему высокого стиля». Он искал объективные законы выражения целостного, монументального восприятия Сибири, работая в основном над пейзажами и портретами. Искал и находил то, что в начале эклектичного XXI века уже видится большим стилем профессионалов. Пейзажи и портреты Александра Шумилкина эпически возвышены, немногословны, кажется, автор отказывается от всего второстепенного. Усиливает эстетику холста драматической нотой внутренней экспрессии. В основе драмы – сложное отношение автора к грубому вхождению «человека, созидающего» в мир тонкой гармонии: буровые вышки, разливы нефти, пожары, следы от вездеходов по ягелевому ковру тундры… В его полотнах вечные темы — Земля, увиденная словно с огромной высоты, бездонная синева неба, зов далёких пространств Космоса. В каждом холсте — точная цветовая характеристика, чутко схваченное состояние природы. Его работы «Заря над Самотлором», «Тишина», «На моей Родине», «Под мирным небом» обладают притягательной силой, неудержимо влекут к себе. В его полотнах отражены современные представления о Вселенной и её образ, возникающий в древних легендах и героическом эпосе народов Сибири и Дальнего Востока. Сибирский край подарил Александру Андреевичу немало встреч с яркими личностями. В своих работах художнику удалось раскрыть тему цельного сибирского характера. Его герои — люди, носители идеалов добра и справедливости. В портретах Александр Андреевич показывает как индивидуальное, неповторимое, так и общее, присущее душевному складу людей, живущих в нелёгких условиях Сибири и Севера. В 1976 г. Шумилкину присвоено звание заслуженного художника РСФСР, в 1987 г. – звание народного художника РСФСР. В 1988 г. он избран членом-корреспондентом АХ СССР. Ему посвящена монография искусствоведа С.Н. Левандовского, изданная в Ленинграде в 1986 году, а также он включен в энциклопедию «Лучшие люди России» (IV выпуск) и др. энциклопедии и издания. Умер 2 мая 2015 года в Томске. Произведения находятся в Государственной Третьяковской галерее, Государственном Русском музее, в музеях г. г. Томска; Томском областном художественном музее (19 работ), Новосибирска, Норильска, Кемерова, Красноярска, Челябинска, в Новокузнецком художественном музее в Министерстве культуры России, в частных коллекциях в России и за рубежом.

 


Комментарии (0)