Документы и истории

Сведения о браках, заключенных крестьянами пос. Виленского.

Информация о браках крестьян пос. Виленского. По  Метрическим книгам  Петропавловской церкви (Пос. Петропавловский)

02.07.2015 / НУРГАЛЕЕВА Л.В., ВОРОНЦОВА Э.В., РАЧКОВСКИЙ П.Ю,

ПЕТРОПАВЛОВСКАЯ ЦЕРКОВЬ. ВИЛЕНСКИЙ НЕКРОПОЛЬ.

Принято считать, что "всякая могила травой зарастает", но  людям  свойственно  желание побороть  забытьё. Сегодня для этого больше возможностей, чем раньше, так как архивы открыты для широкого доступа. Сведения из архивов дополняют список семейных документов. Забытые исторические  данные сегодня можно дополнить, изучая страницы Метрических книг. В них существовал  специальный раздел, который регистрировал погребения. Структура составленного нами списка  в основном соответствует форме учета умерших в  таблицах Метрических книг. Упущена лишь строка, в которой указаны имена псаломщика и священника. Они редко менялись. В метрических книгах Петропавловской церкви 1901 г., например, значатся священник Георгий Склабинский и псаломщик Иоанн Жеребятьев. В 1917 г. в церкви  совершали обряды  священник Александр Магницкий и псаломщик Тихон Виделин.  В Книгах ставилась дата смерти и погребения. Умерший ребенок назывался со ссылкой на имя-отчество своего отца, жена со ссылкой на имя-отчество мужа. Это звучало примерно так: "Михаил,  сын крестьянина пос. Виленского Ивана Михайлова Бугреева" или "Анна Мартыновна, жена крестьянина пос. Бросовского Ивана Захаровича Андреева". Обязательно указывался возраст умершего и причина смерти. Мы сознательно не стали изымать из таблиц "медицинские подробности". Это тоже красноречивая бытовая информация, которая жестко высвечивает разнообразные стороны переселенческого быта: высокая детская смертность от «младенческой слабости»,  поноса.  В 1910 г. скарлатина, а в 1914 г. оспа  унесли жизни многих детей. В одно лето семья Якова Янковского похоронила  дочь и сына, которые умерли от скарлатины. В 1919 г. свирепствовал брюшной тиф. Он не жалел ни женщин, ни мужиков, ни стариков. Сразу два родных брата Осип Семенович и Павел Семенович Митюкевичи, те самые, которые приехали из Виленской губернии, умерли в один год. Не знаем, какое найти объяснение тому факту, что практически все дети в семье Николая Федоровича Капустина умирали в младенчестве по разным причинам (в том числе и «винирия»).

05.06.2015 / НУРГАЛЕЕВА Л.В., ВОРОНЦОВА Э.В.

Документы из фондов ГАТО о строительстве школы в д. В. Федоровка.

Строительство школы в деревне Верхняя Федоровка

ГАТО

Вх. № 1986 7 июня 1911 г., с. 115, 166.

Получено 25 июля1909 г. Вх. № 14393

Томское губернское управление 22 июля Общ. Вход.№ 20016

 

Обращение к господину губернатору Томской губернии

 

18.04.2015 / Разместила Доровенчик Е.И.

Деревня Верхняя Федоровка (Свежая Гарь) Молчановского района Томской области,

Деревня Верхняя Федоровка (Свежая Гарь)

Молчановского района Томской области,

основанная переселенцами из Черниговской губернии

 

Автор - Николай Иванович Жук, уроженец д. Верхняя Федоровка,

в настоящее время проживает в г. Томске.

Воспоминания Николая Ивановича дополняются

его размышлениями о судьбе предков и родной деревни.

18.04.2015 / Жук Николай Иванович, подготовила к публикации Доровенчик Е.И.

Пахоменко Е.Г. О селе родном.

Опубликовано в газете «Знамя», печатном органе  Молчановского района.

На большой горе, на круче,

Где село Молчаново теперь,

Был когда-то лес дремучий,

А в лесу водился зверь.

Лось с могучими рогами,

И царь лесов – медведь,

Зайцы бегали, играли,

И много всякой птицы на воде.

12.01.2015 / Евдокия Григорьевна Пахоменко (Обоскалова), ветеран труда, труженица тыла, потомок репрессированных.

Алин Даниил Егорович. Мало слов, а горя реченька.

Уважаемый читатель! Перед тобой книга автобиографических рассказов-воспоминаний коренного сибиряка-томича, потомственного русского крестьянина Даниила Егоровича Алина. Подобно миллионам наших современников, он — из репрессированных. Лучшие годы его юности и молодости прошли в советских концлагерях. Тяжкие испытания выпали на долю нашего земляка. Настоящая книга — невыдуманная повесть о том, что он видел, пережил, что запомнилось.

Лагерный путь Даниила Егоровича начался осенью 1939 года, когда шестнадцатилетним школьником он был арестован, как тогда говорили, "по линии НКВД». Внезапный арест, тюрьма, с ее бытом и нравами, насильственная разлука с родителями, всеми родными и близкими людьми, крушение надежд и планов прежней жизни — первые потрясения, пережитые деревенским подростком, безжалостно брошенным в адские жернова машины государственного террора. Затем были: долгое (полтора года) следствие, абсурдное обвинение в создании антисоветской повстанческой организации, избиения, пытки, реальная перспектива расстрельного приговора. Знаком Даниил Егорович и с камерой смертников в новосибирской тюрьме. Наконец — суд, приговор и рабский труд на стройках коммунизма». Его архипелаг ГУЛаг — Новосибирск, Колыма. Чудом оставшись в живых, домой Даниил Егорович вернулся через восемнадцать лет, в 1957 году.

Из предисловия к книге к.и.н. Б.П. Тренина.

01.11.2014 / Алин Даниил Егорович

Будни и праздники деревни Виленка по рассказам жителей. Часть 2

Повседневная жизнь  д. Виленка по  рассказам жителей. Материалы этнографических экспедиций  сотрудников Музея г. Северска.

12.07.2014 / Бардина П.Е. , Берловская О.С., Музей г. Северска