Документы и истории

Письма Уполномоченного И. Баринова

ГАТО Р-800, оп. 2. Д. 15. ЛЛ.20-24 об.

Письма уполномоченного И. Баринова, отправленного в мае 1931 года для руководства и контроля над процессом коллективизации и ликвидации кулачества как класса в Семилуженский сельсовет (он контролировал ход операции в селах Семилужное и Сурово) во многом раскрывают реалии тех дней. Представитель Советской власти, И. Баринов с одной стороны, не сомневался в правильности своих действий и необходимости выявления и выселения кулаков, с другой стороны, понимал, что нельзя подходить к этому вопросу формально, механически.

В деле содержится два письма. Первое, отправленное 12/V 1931 года (ЛЛ. 22-24об), подшито после второго, написанного 14/V 1931 г. (Лл. 20-21 об).

Публикуются в хронологическом порядке.

29.11.2017 / Из фондов Государственного архива Томской области

Алин Даниил Егорович. Мало слов, а горя реченька.

Уважаемый читатель! Перед тобой книга автобиографических рассказов-воспоминаний коренного сибиряка-томича, потомственного русского крестьянина Даниила Егоровича Алина. Подобно миллионам наших современников, он — из репрессированных. Лучшие годы его юности и молодости прошли в советских концлагерях. Тяжкие испытания выпали на долю нашего земляка. Настоящая книга — невыдуманная повесть о том, что он видел, пережил, что запомнилось.

Лагерный путь Даниила Егоровича начался осенью 1939 года, когда шестнадцатилетним школьником он был арестован, как тогда говорили, "по линии НКВД». Внезапный арест, тюрьма, с ее бытом и нравами, насильственная разлука с родителями, всеми родными и близкими людьми, крушение надежд и планов прежней жизни — первые потрясения, пережитые деревенским подростком, безжалостно брошенным в адские жернова машины государственного террора. Затем были: долгое (полтора года) следствие, абсурдное обвинение в создании антисоветской повстанческой организации, избиения, пытки, реальная перспектива расстрельного приговора. Знаком Даниил Егорович и с камерой смертников в новосибирской тюрьме. Наконец — суд, приговор и рабский труд на стройках коммунизма». Его архипелаг ГУЛаг — Новосибирск, Колыма. Чудом оставшись в живых, домой Даниил Егорович вернулся через восемнадцать лет, в 1957 году.

Из предисловия к книге к.и.н. Б.П. Тренина.

01.11.2014 / Алин Даниил Егорович