Документы и истории

Воспитательница

Отрывок из книги Долдин Н.И.   Колыхалов Вен. А.,  ДЕТИ   ВАСЮГАНА здание авторское, 364 стр.  Т о м с к     2018 г.  

О книге. 

        Собрание сочинений, личные воспоминания и достоверные свидетельства  о судьбе и жизни семей, родители которых погибли на войне или во времена ссылки в Нарымский край. Дети войны прошли школу воспитания в приютах, детских домах и интернатах.  Матери семей без отцов, погибших при защите Родины, вынуждены были растить, воспитывать и обучать детей в условиях разрухи и лишений послевоенного времени.

 Авторский коллектив собрания сочинений, личных воспоминаний и достоверных свидетельств выражает искренние слова благодарности за содействие и  помощь  при  издании  книги  «ДЕТИ ВАСЮГАНА»: 

Александра Карловича Шпетера, депутата Законодательной Думы Томской области, Генерального директора Томского домостроительного комбината.

Валентину Васильевну Ермаченко, Исполнительного директора Томского отделения Российского Фонда Мира,

Галину Петровну Сартакову, Председателя Правления Союза выпускников детских домов и интернатов Томской области.

        

30.07.2018 / Макшеев Вадим Николаевич, член Союза писателей России.

Оглобин Н.Н. "Женский вопрос" в Сибири в XVII в.

 Н. Н.Оглоблин 

«ЖЕНСКИЙ ВОПРОС» В СИБИРИ В XVII ВЕКЕ.

   Тяжело жилось в XVII веке малочисленному русскому населению Сибири. Оторванные от родной почвы и заброшенные судьбою в неприветливый край, в среду первобытных «иноземцев», ревниво отстаивавших свою независимость в борьбе с предприимчивыми пришельцами, русские долгое время чувствовали себя в Сибири как в неприятельской стране.

   Особенно трудно приходилось «служилым людям», совершавшим беспрестанные походы, то для сбора «ясака» с «мирных иноземцев», то для открытия «новых землиц» и «приведения» их «под государеву руку», то для подавления бунтов ясачных людей и пр. и пр. В этих походах русские гибли массами и от нападений инородцев, и от всевозможных физических лишений.

  Возвращаясь с походов «домой», в города и «остроги», представлявшие крайне слабо развитые центры «культурной» жизни, русские служилые люди не находили и здесь полного успокоенья от только — что понесенных трудов. В большинстве это была бессемейная и бездомовная голытьба, привязанная к известному городу или острогу единственно получаемым здесь «государевым жалованьем», да возможности «погулять» тут после походных лишений — добраться до «хмельнаго зелья», «питья табаку», игры «в зернь» и т. п. Ничто более прочное не привязывало их к населенным центрам. Прогулявши заработанное государево жалованье и приобретенную в походах всякими неправыми путями «мягкую рухлядь», они снова бросались в походы, в надежде на новую наживу.

   Кто знает, какими путями пошла бы русская колонизация Сибири и какой характер она приобрела бы, особенно в отношениях к инородцам, если бы среди русских первонасельников этого края люди семейные преобладали над бессемейною вольницею...Но, к сожалению, первых было меньшинство

http://ostrog.ucoz.ru/publikacii/4_33.htm

 

 

27.05.2016 / Материал на сайт безвозмездно предоставил Козырь А.В. (Одесса)

Алин Даниил Егорович. Мало слов, а горя реченька.

Уважаемый читатель! Перед тобой книга автобиографических рассказов-воспоминаний коренного сибиряка-томича, потомственного русского крестьянина Даниила Егоровича Алина. Подобно миллионам наших современников, он — из репрессированных. Лучшие годы его юности и молодости прошли в советских концлагерях. Тяжкие испытания выпали на долю нашего земляка. Настоящая книга — невыдуманная повесть о том, что он видел, пережил, что запомнилось.

Лагерный путь Даниила Егоровича начался осенью 1939 года, когда шестнадцатилетним школьником он был арестован, как тогда говорили, "по линии НКВД». Внезапный арест, тюрьма, с ее бытом и нравами, насильственная разлука с родителями, всеми родными и близкими людьми, крушение надежд и планов прежней жизни — первые потрясения, пережитые деревенским подростком, безжалостно брошенным в адские жернова машины государственного террора. Затем были: долгое (полтора года) следствие, абсурдное обвинение в создании антисоветской повстанческой организации, избиения, пытки, реальная перспектива расстрельного приговора. Знаком Даниил Егорович и с камерой смертников в новосибирской тюрьме. Наконец — суд, приговор и рабский труд на стройках коммунизма». Его архипелаг ГУЛаг — Новосибирск, Колыма. Чудом оставшись в живых, домой Даниил Егорович вернулся через восемнадцать лет, в 1957 году.

Из предисловия к книге к.и.н. Б.П. Тренина.

01.11.2014 / Алин Даниил Егорович