Документы и истории

Исповедные росписи Вознесенской церкви с. Семилуженского. Около 1913 года

Исповедные росписи - это часть ежегодных отчетов священников. Они составляли полные списки жителей своего прихода с указанием их возраста, и делали отметки, кто из них был на исповеди и у причастия, а если не был - то по какой причине. Уважительными причинами для  отсутствия считались  малолетство (до 6-7 лет) или отлучка. 

Исповедные росписи являются важным источником для изучения генеалогии и истории  сельских населенных пунктов.

Публикуемые списки относятся к истории переселенческого участка Милоновского, деревни Милоновка, Николаевка, Речица, выс. Церковный (Первомайский)  Семилуженской волости Томского уезда Томской губернии. 

Кроме посемейных списков в документе содержится и косвенная информация о духовной жизни  наших предков: среди жителей Милоновки и  прилегающих к ней поселков были как люди,  посещающие исповедь регулярно, не смотря на  возраст и семейное положение, а были и те, кто не исповедовался  по нескольку лет. Иногда даже внутри одной семьи  можно наблюдать различное отношение к  одному из важнейших христианских таинств. 

 

25.05.2016 / Разместила Назаренко Т.Ю.

Алин Даниил Егорович. Мало слов, а горя реченька.

Уважаемый читатель! Перед тобой книга автобиографических рассказов-воспоминаний коренного сибиряка-томича, потомственного русского крестьянина Даниила Егоровича Алина. Подобно миллионам наших современников, он — из репрессированных. Лучшие годы его юности и молодости прошли в советских концлагерях. Тяжкие испытания выпали на долю нашего земляка. Настоящая книга — невыдуманная повесть о том, что он видел, пережил, что запомнилось.

Лагерный путь Даниила Егоровича начался осенью 1939 года, когда шестнадцатилетним школьником он был арестован, как тогда говорили, "по линии НКВД». Внезапный арест, тюрьма, с ее бытом и нравами, насильственная разлука с родителями, всеми родными и близкими людьми, крушение надежд и планов прежней жизни — первые потрясения, пережитые деревенским подростком, безжалостно брошенным в адские жернова машины государственного террора. Затем были: долгое (полтора года) следствие, абсурдное обвинение в создании антисоветской повстанческой организации, избиения, пытки, реальная перспектива расстрельного приговора. Знаком Даниил Егорович и с камерой смертников в новосибирской тюрьме. Наконец — суд, приговор и рабский труд на стройках коммунизма». Его архипелаг ГУЛаг — Новосибирск, Колыма. Чудом оставшись в живых, домой Даниил Егорович вернулся через восемнадцать лет, в 1957 году.

Из предисловия к книге к.и.н. Б.П. Тренина.

01.11.2014 / Алин Даниил Егорович