Встреча медсестры эвакогоспиталя Тамары Николаевны Худяковой со студентами Томского техникума информационных технологий

Встреча медсестры эвакогоспиталя Тамары Николаевны Худяковой со студентами Томского техникума информационных технологий

07.05.2022 , Подковыркин К.Б., Доровенчик Е.И.

Тамара Николаевна Худякова (Брейчук) вспоминает…

…Родилась я на берегу Белого моря, в городе Беломорске, где отец работал помощником машиниста поезда Беломорск – Ленинград. Потом семья переехала в Белоруссию, наш отец всегда хотел вернуться в Барановичи, к себе домой. Но сначала через границу нас не пропускали, так как не было пропуска и папа оформлял документы через Москву. Мы остановились в Гомеле и прожили там до начала войны. Когда началась война, мы были в г. Новобелица, спутнике Гомеля. Мама и папа работали на фанерно-спичечном комбинате. Во время войны в течение двух суток комбинат срочно эвакуировали, сняли оборудование и направили в Томск. В Томск мы добирались в течение месяца, потому что железные дороги были забиты эшелонами, которые шли на фронт.

Приехали в Томск в июле 1941 года. Нашу фанерно-спичечную фабрику разместили на карандашной фабрике на ул. Войкова. Папа был заведующим складом готовой продукции, а мама – рабочей.

9 класс я закончила в средней школе № 2 в течение месяца, а 10 класс – при мединституте, где были открыты курсы для подготовки студентов. Я сдала экзамены и поступила в медицинский институт, где продолжила помогать раненым, которых привозили с фронта. Занятия в мединституте у нас были тяжелые, т.к. добираться до него было далеко, а вся операционная работа проводилась в клиниках мединститута. Одновременно с учебой в мединституте мы проводили работу с ранеными. Я проучилась пять лет, выполняла эту работу. Раненые поступали с фронта и распределялись по жилым домам на ул. Р.Люксембург. Улицу тогда даже предлагали переименовать в улицу Госпитальную. Мы ухаживали за ранеными, делали им перевязки и кормили. Пищу привозили в специальных бидонах. Также раненые находились на улицах Малая и Большая Подгорная. Питались в госпитале хорошо, но в основном шел картофель, капуста, мяса было очень мало. Все обеды мы раздавали больным, кормили их, все было нормально. А тем больным, которые находились в частных домах, привозили питание в бидонах.

Привозили очень тяжелых раненых, их приходилось привозить сразу в операционную госпитальную клинику. Оперирующий хирург был С.П. Ходкевич и директором был Д.И.Гольдберг. Наши эвакогоспитали в перевязочных материалах не нуждались, и в больницах и клиниках их было достаточно. Сфагновый мох в госпитале не использовали.

9 мая 1945 г. Помню этот день! У нас была лекция по гигиене недалеко от мединститута. Вся улица Ленина была заполнена людьми, все были счастливы, кричали: «Ура!». Конечно, это запомнилось. Были деревянные трибуны (на площади Революции), руководство города на этих трибунах выступало, выступали также те, кто мимо проходил. Это были слова радости.

После войны, в 1947 году, я работала в Областном здравотделе. Потом, так как муж у меня был офицером, мы стали переезжать по разным городам. Работали в госпитале и в Германии, там госпитали были переполнены, туда многие обращались. Оказывали амбулаторную помощь, или кто сам приезжал на перевязки. Раненых было очень много. При госпитале были поликлиники, при комендатуре. Я возглавляла хирургическую работу, работала хирургом. Когда муж закончил службу в Германии ему предложили вернуться в Новосибирск. Мы там пожили и потом приехали снова в Томск. Родителей уже не было, я работала врачом в 1-ой поликлинике, заведовала хирургическим отделением.

Поликлинические операции делали сами, участвовали в обходах факультетской хирургии. Когда у Андрея Григорьевича Савиных были обходы, мы вместе обходили больных. Были ночные дежурства, помогали делать перевязки больным. Перевязок было много, ранений было много. В основном, были ранения в конечности, меньше ранений было в голову, в живот.

Вот таким образом прошла моя молодость военного и послевоенного времени.

Потом мы все-таки получили квартиру в г. Омске. И муж, и я работали в городской поликлинике «Левобережье», где я работала до получения пенсии в качестве заведующей.

Ответы на вопросы:

- Когда в годы войны поступали больные, их одежду сжигали, так как была завшивленность. Внешнюю обработку проводили, когда разгружали больных и на носилках несли, но когда больного укладывали в постель, заболевших уже не было. С завшивленностью приходилось постоянно бороться.

- Были раненые, которые служили в медицине. И мужчины, и женщины. Я работала в госпитальной клинике, рядом была инфекционная больница. Сейчас уже не работает, наверное. Возглавлял работу Д.И. Гольдберг. С.П. Ходкевич в госпитальной клинике был главным хирургом. Мазь Гольдберга хорошо использовалась в госпиталях.

- Андрей Григорьевич Савиных прославил нас на весь мир. У него работала моя подруга Коваленко Глафира Осиповна, она тоже работала хирургом.

- Использовали мазь Вишневского, мазь Гольдберга использовались. Все новшества вводились очень быстро. Не ощущалось недостатка медикаментов. Медикаменты для раненых были безупречны. И всегда мы получали их столько, сколько нужно, в основном через аптеку « Центральную » на проспекте Ленина.

- Мы жили в районе «Карандашки» (карандашной фабрики), а получили землю в районе «Тимирязевки». Жители города плавали на лодках, например, мы на лодке перебирались в Прибрежном районе, а садили картошку на островах, на Томи. В основном, в питании семьи были картошка и капуста. Хлебушка мы получали по 400 грамм, и это было как конфетка.

По карточкам получали хлеб?

- Да, по карточкам. В конце или начале месяца по месту работы родителям выдавали карточки.

- В конце учебы, на 5 курсе, я вышла замуж за военного, и начались переезды. Вначале муж служил в артучилище и заведовал артмастерской. Мастерская ремонтировала орудия, которые отправлялись на фронт или приходили с фронта для ремонта. В училище двор сейчас сохранился, а мастерской уже нет. Муж дослужился до подполковника. В последнее время, перед заболеванием и смертью, он работал в Омске, где мы жили. Там строился новый микрорайон на левобережье и все офицеры, которые были демобилизованы, получали квартиры. Было три дома, где жили бывшие военные. Жили очень дружно, хорошо. Следили за квартирами. Придомовые участки были все озеленены, выращивали деревья, цветы.

Что я пожелаю подрастающему поколению?

- Здоровья, счастья, успешной работы, хорошей жизни. И самое главное – честности. Чтобы работали для России, эта работа была очень высокой частью моей жизни.

А как город изменился со времен Великой Отечественной войны?

- Очень сильно поменялся город Томск. Безусловно, тогда было очень много деревянных домов, которые сейчас перестроили. Мы проживали сначала на ул. Водяная 23, а потом на «карандашке». А когда на «карандашке» сменился состав людей, пенсионерам дали земельные участки. Мы взяли участок по пересечению переулка Чехова и улицы Большой Подгорной, мы там построили домик, в котором проживали мои родители. Потом, по назначению мужа, мы жили в Закарпатье, г. Виноградове. Когда муж демобилизовался, нам предложили квартиру в Новосибирске или Омске, потому что квартир в Томске не было. А Омск в это время застраивал всё Левобережье, и мы получили там двухкомнатную квартиру, где проживали до моего переезда в Томск.

- Среди медиков было много знакомых, которые окончили наш мединститут. Мы дружили, встречались. Сейчас из нашего курса уже все ушли из жизни. Когда я ещё только переехала, в клинике Савиных еще работали Коваленко. Мы собирались, созванивались, устраивали чаепития, где все делились своими возможностями и разговорами про житьё. Помогали друг другу материально и морально, в основном. Иногда собирались на день рождения у тех, кто мог передвигаться. И я вот нечаянно получила большую травму, операцию мне делать отказались из-за сердечной недостаточности. В Томске отказались, я поехала в Новосибирск, там тоже отказались. Сказали, что «при таком состоянии сердечной системы Вы операцию не выдержите». Теперь хожу с ходунками, у меня был перелом бедра со смещением и ходить мне очень трудно. В сердечных делах очень хорошо помогают внук и его жена, они готовят пищу, помогают по дому, и приносят лекарства. Всё у меня есть, а лекарства я бесплатно не получаю, так как попробовала всё это, но это такая длинная история, что лучше заплатить и купить. У меня в настоящее время нет недостатка в лекарствах и в медицинской помощи, приходит участковый врач, помогает поликлиника № 1, в которой я работала, я на учете там. Мы общаемся, собираемся и когда нужно помогаем друг другу что возможно.

А на Родине Вы были, где родились, в Карелии?

Это город Беломорск. Внук спрашивает: «Ты там не была?». Я не была, был только старший сын. Я по телевизору видела. Сын, который вот умер, показал, и сразу всё вспомнилось, потому что наш домик, в котором мы жили, был действительно на берегу Белого моря. Мама работала в больнице. На берегу Белого моря была раньше деревня, которая называлась Сорока. Железная дорога была связана с Ленинградом, папа работал помощником машиниста на паровозе. Раньше на Родину то не могла поехать по состоянию здоровья, то не могла оторвать своих родственников от работы. Когда мы были в Гомеле, посетили все заведения исторического назначения. Были в музее Екатерины Второй, была трижды в музеях Ленинграда, ездила специально посмотреть Ленинград. А до Беломорска не доехала.

Про своих детей расскажите.

- У меня двое детей, оба получили высшее образование. Сыновья родились в Роддоме № 2., по ул. Ленина. Были практически военные. Младший сын работал в МВД, а старший остановился в Подмосковье, в городе Краснознаменске, где работал над связью с космосом. У него там есть сын и жена. А я приехала сюда к младшему сыну, потому что Томск всегда был мне очень дорог, и в военное время, и в последующем. Потому что я очень люблю Томск, считаю его близким и практически родным. Томск – это самый родной город. Потому что здесь – молодость, учёба, семья, дети. Когда прихожу в факультетскую клинику, то вспоминаю, что во всех коридорах раненые лежали на носилках, потому что не хватало коек. Мы их кормили, поили, всё убирали. А спали, я помню, когда оставались на дежурстве, в чердачном помещении, сидя на ступеньках лестницы.

Простите, если что не так, не привыкла давать интервью, и спасибо. Я вам очень благодарна.

Спасибо и Вам, Тамара Николаевна! Будьте здоровы и счастливы!

 

https://tomtit.tomsk.ru/post/2240/v-ttit-sostoyalas-onlayn-vstrecha-s-veteranom-velikoy-otechestvennoy-voyni

 

14.04.2022 г.

 


Редактировать материал

Добавить , видео, материалы или

Помощь

Решите задачу