Деревня Виленка. Ч. 1.

Деревня Виленка. Ч. 1.

12.07.2014, Бардина Пана Елизаровна, Музей города Северска.
ФИО переселенцев
Алексеев
Баженов
Байсов
Банюк
Бобровский
Власов
Войцеховский
Григорьев
Гриньков
Губин
Гужихин
Егоров
Замятин
Ильин
Калашников
Копылов
Кузинов
Лапинский
Логинов
Лоскутов
Лушников
Малых
Мальцев
Митаев
Михайлов
Назаров
Негодин
Никитин
Паклин
Плучевский
Повалкович
Поплавский
Почивалов
Рогожин
Силкин
Соколов
Сухих
Терентьев
Тихомиров
Тихонович
Трофимов
Тюменцев
Урбашевич
Франц
Худев
Чечуров
Шадрин
Тип материала
Документ
Периоды переселения
До 1917 года
Места переселения
Виленка, Томская губерния

Похожие материалы

Деревня Виленка – одна из сотен подобных селений, возникших в так называемое пореформенное время, когда после отмены крепостного права в 1861 г. в Сибирь, на свободные земли двинулись массы крестьян, в основном из южных и западных губерний России. История Виленки может быть не уникальна: ведь такие же ходоки – разведчики новых мест, такие же трудности первых лет освоения суровых сибирских земель были у тысяч других переселенцев. Уникальны жители этого селения и их потомки, которые задались целью сохранить память о своем, уже практически исчезнувшем селении, и передать эту память своим потомкам. Они не только собрали группу единомышленников из бывших виленских жителей и зафиксировали коллективную память, но и исследовали архивы, подняли старые документы и материалы, фотографии и статистические сведения. Все это сложилось в книгу, которую предложена вниманию не только заинтересованным потомкам, но и широкому кругу читателей, многие из которых смогут найти в ней что-то о своих предках, созвучное прошедшей эпохе.

Название «Виленка», скорее всего, произошло от названия одной из западных российских губерний - Виленской, откуда были родом первые поселенцы на новом месте. Такая традиция наименования селения или части его по названию места выхода существовала и в других местах Сибири. Например, в с. Новиковка Асиновского района были Витебский и Виленский края или концы селения, в которых жили переселенцы из соответствующих губерний. По рассказам жителей, они различались между собой, прежде всего разным говором. Или деревня Сухарева близ с. Петухова была названа в честь д. Сухаревой Уфимской губернии, откуда были родом переселенцы. А переселенцы из Виленской губернии были и в других селениях Томского края, например, в пос. Самусь это Войцеховские, Повалковичи (Материалы этнографических экспедиций, 2000-2003 гг.). И поселки Ольгинский и Андреевский в Томском районе были основаны выходцами из Виленской губернии (Гончарова Т.А., 2006, с. 68).

Если посмотреть историю заселения русскими Нижнего Притомья, то можно выделить старожильческие селения, как Белобородово, Иглаково, Нелюбино, Губино, Попадейкино и др., возникшие вскоре после основания Томска в ХVII-ХVIII вв. Состав жителей этих селений формировался преимущественно выходцами из севернорусских уездов, откуда и шли первые пути в Сибирь. История этих селений, а также история Усть-Киргизского монастыря, довольно хорошо изучена. Вторая группа селений - это переселенческие поселки и хутора, история основания которых связана с «переселенческим бумом» второй половины ХIХ – начала ХХ в. Среди переселенцев были выходцы преимущественно из южных и западных российских губерний - русские, украинцы, белорусы, поляки, латыши, литовцы, внесшие новую струю в этнический состав региона.. В Томскую губернию в конце ХIХ в. прибывало ежегодно более 35 тысяч человек, а в начале ХХ в. - по 80 с лишним тысяч (Томская область, 1994, с. 82). Для переселения правительство давало ссуды – подъемные, бесплатный проезд. Довольно часто первыми на разведку в Сибири ездили ходоки из самых энергичных односельчан. Они смотрели предлагаемые места, выбирали подходящие, затем возвращались домой, после чего нередко переселялись на новые места большими группами односельчан или родственников.

В ХIХ в. Виленская и Гродненская губернии входили в состав Литовско-русского государства и назывались Литовскими, тогда как Витебская и Могилевская губернии считались Белоруссией. С 1840 г. все эти губернии стали именоваться Северо-Западным краем или Западными губерниями (Соболенко Э.Р., 1987, с. 148). Основными выходцам из Западных губерний, в том числе Виленской, были в значительной части белорусы, украинцы, поляки, литовцы, латыши. Переселенцы из одних мест стремились поселиться «кучкой», отдельной улицей или основать свой поселок, что увеличивало шанс сохранить свою этническую идентичность. Изучение подобных национальных групп, поселившихся в Сибири в иноэтническом окружении, в настоящее время является одним из актуальных направлений этнографических исследований. Вышли публикации, посвященные украинцам, полякам, латышам, немцам и другим национальным группам в Сибири. В частности, судьбе белорусов в Сибири уже посвящено исследование «Белорусы в Сибири», вып. 1, 2. Однако исследований ещё недостаточно, и любые новые материалы помогут пролить свет на этническую историю нашего региона.

Наибольшее число выходцев из белорусских губерний сосредотачивалось в Нелюбинской и Семилуженской волостях Томского уезда (Бочанова Г. А., 2000, вып.1, с. 77). В Нижнем Притомье, по сведениям Бочаровой Г., в начале ХХ в. было несколько поселений, в которых проживали белорусы, например, пос. Виленский и Гродненский в Петропавловской волости, и пос. Витебский и Речинский в Спасской волости (Бочанова Г. А., 2000. Вып. 2, с. 79). Однако с этим не согласны другие исследователи. По сведениям Гончаровой Т.А. пос. Гроденский был основан поляками, кроме того, там проживали и русские, а пос. Витебский был основан латышами (Гончарова Т.А., 2006, с. 69). А белорусы, по ее материалам, проживали в д. Силантьевке вместе с украинцами и русскими-старообрядцами, и в пос. Дубровском и Владимировском Петропавловской волости (Там же, с. 69-70). Это же подтверждается нашими материалами: в п. Гродненке жили поляки и русские, а в Силантьевке (Ольго-Сапеженке) – белорусы и староверы, в Дубровке жили в основном белорусы, в Виленке – поляки и белорусы. Численность белорусов в Томской области по данным переписи 1989 г. составляла 9 135 человек, украинцев – 25 799, поляков – 1 732 человек (Мы – Томичи, 2000, с. 6). В дальнейшем численность белорусов сократилась и составляла в 2002 г. в Томской области 5 294 человека (Этнография, 2005, с. 120), в том числе в Томском районе 458 человек (Гончарова Т.А., 2006, с.142-143). По-видимому, это связано с тем, что потомки белорусов, как и украинцев, поляков при переписях часто записывались русскими, хотя и помнили о своих предках.

Новосёлы иногда поселялись в старожильческих селениях. Так в конце XIX в. в с. Иглаково появились семьи Урбашевича, Франца, Тихомирова, в Чернильщиковой - Бобровского, Силкина, Алексеева. В д. Белобородово - Чечуровы, Сухих, Калашниковы и другие. Во многих местах соседние селения были основаны выходцами из самых разных губерний России. Например, в Зырянском р-не Томской области в с. Ново-Кусково и Митрофановке поселились воронежские переселенцы, в Дубровке – калужские, в Мишутино - пензенские, в Казанке – казанские (Сафьянова А.В., 1979, с. 28-37).

При первых контактах между старожилами и переселенцами из разных мест в первую очередь обращалось внимание на различия в языке - в говоре и в одежде. Отличия в одежде со временем исчезали, тогда как языковые особенности устойчиво сохранялись и поддерживали память о предках. Между старожилами и новосёлами зачастую складывались непростые отношения, что определялось как естественным восприятием чужого человека, так и столкновением экономических интересов (Бардина П.Е., 1995, с.18-20). Старожилы считали «российских» выходцами из какой-то чужой им страны и часто посмеивались над обычаями и нравами переселенцев, называли их «лапотниками», «цовокалками» (за особенность говора). Переселенцы в свою очередь считали старожилов отсталыми, «чалдонами желторотыми», намекая на каторжное происхождение предков. Однако известны и другие случаи, когда старожилы охотно принимали переселенцев. Например, в д. Рогожинке пасечник Рогожин встречал новоселов и угощал медом. Взаимная настороженность проходила при более длительных контактах, при отсутствии конфликтов из-за земли. Старожилы уважали рьяную приверженность переселенцев к земледельческому труду, их трудолюбие, рукоделие российских мастериц, знание новых ремесел. Переселенцам нередко приходилось подрабатывать в семьях старожилов в качестве батраков. Быстрее всего начинала общаться молодежь, собираясь на совместные вечерки и игрища, разучивая новые песни и танцы. Даже в частушках пели: «Моя милка – старожилка, я – проклятый новосел, я – проклятый новосел, своё место не нашел».

В правобережье Томи все земли уже были распределены и даже в ХIХ в. возникали земельные споры между крестьянами деревень Белобородовой и Иглаковой, Белобородовой и Кузовлевой, между крестьянами и монастырем. И все же в Притомье в последние годы ХIХ в. возникли д. Виленка, а также Песочная, Кижирово, Орловка, Бросовка, Самуський Затон, Семиозерки и др. У каждого из этих селений сложился свой состав жителей, была своя история возникновения, расцвета, угасания или превращения в садово-огородное товарищество. Виленский и Бросовский переселенческий участки были образованы и начали заселяться в 1896 г. выходцами из Витебской, Виленской, Нижегородской, Пензенской, Вятской, Калужской, Симбирской, Пермской губерний. Количество дворов и жителей в пригородных томских селениях в ХIХ – начале ХХ в. показано в таблице:

Население пригородных томских селений в XIX - начале ХХ вв.

 

Населённые

1800 г.

1838 г.

1856 г.

1889 г.

1916 г.

       1917 г.

пункты

Дом

Чел.

Дом.

Чел.

Дом.

Чел.

Дом.

Чел.

Дом.

Чел.

Дом.

Чел.

Белобородова

13

34

79

422

119

638

97

392

124

592

123

617

Иглаково

6

19

36

150

43

222

47

200

67

379

82

402

Чернильщикова

2

8

21

165

34

195

60

238

62

318

71

367

Орёл

 

 

 

 

 

 

32

167

74

331

74

351

Кижирова

 

 

 

 

 

 

12

53

60

289

58

275

Песочная

 

 

 

 

 

 

45

269

100

554

103

640

Виленка

 

 

 

 

 

 

 

 

61

267

66

391

Семиозёрки

 

 

 

 

 

 

 

 

56

284

68

333

Самуськи

 

 

 

 

 

 

 

 

92

396

 

 

Бросовка

 

 

 

 

 

 

 

 

22

117

 

 

Таблица составлена Бузановой В.А. по материалам Государственного архива Томской области, при подготовке издания «История Северска»

Почти одновременно возникли на правобережье Томи деревни Орел и Кижирова, которых еще нет в описании волостей 1868 г., а в 1877 г. в Орловке уже десять хозяйств. Не обошлось и без кабака, который принадлежал Ивану Баженову и был не единственным его питейным заведением - другой находился в Кижировой. Многие в Орловке носили старожильческие фамилии, известные в других притомских селениях - Губины, Терентьевы, Копыловы, Митаевы, Соколовы. Жило в деревне немало переселенцев из Пермской, Харьковской. Калужской, Киевской. Воронежской, Черниговской и Вятской губерний (История Северска, 2009, с. 38).

На выселке Кижировском в1877 г. был только один двор, а в 1889 г. уже 12 с 53 обитателями. И хоть невелика деревня, а были в ней и мелочные лавки Г. Паклина и Д. Тюменцева и питейное заведение.Точно неизвестно, кто первым поселился в Кижирово, но и к началу XX в. сохранились здесь имена первых насельников Томского края - Лоскутовы, Шадрины. Жили здесь и переселенцы со всех концов империи, даже из далекой Варшавской губернии.

В 1882 г. переселенцами из Елгайской и Богородской волостей Томской губернии была основана деревня Песочная, первыми жителями которой были Михайловы, Гриньковы, Егоровы, Трофимовы, Никитины, Власовы, Почиваловы, Ильины, Негодины, Замятины и Назаровы. Название деревня получила возможно по имени речки Песчанки, на берегу которой находилась, но скорее всего в память о деревне Песочно-Горельской, из которой была большая часть переселенцев. Появились в Песочной и российские новоселы - Григорьевы, Плучевские, Тихоновичи, Лапинские. Основной костяк и в XX в. составляли крестьяне, переселившиеся сюда из Богородской и Елгайской волостей. Рядом с Песочной находился известный с 1876 г. хутор Григорьевский, на котором в 1916 г. было два хозяйства братьев Андрея и Василия Григорьевых (История Северска, 2009, с. 38).

В 1895 г. в устье реки Самуськи Западно-Сибирское речное пароходство арендовало у Кижировского сельского общества землю под зимовку пароходов. И вырос здесь к началу XX в. поселок речников с 396 жителями, больницей, школой. Сейчас поселок вплотную придвинулся к озеру Круглому, отделенному когда-то от села непроходимой чащей. Откуда только не занесло ветром странствий предков самусьчан, работавших здесь капитанами, лоцманами, масленщиками, водоливами, кочегарами и сторожами. В Самусьский Затон съехались жители из многих окрестных, сейчас уже частью опустевших селений - Семиозерок, Кижировой, Орловки, Виленки и многих других. Среди жителей этих селений были не только русские, но и белорусы, поляки, украинцы, латыши, предки которых приехали в Сибирь в конце ХIX- XXвв. А капитаны и специалисты-речники, здесь были, как говорят вятские, с Камы. Такой пестрый и разнородный состав населения характерен для многих новых, быстро выросших поселений. Однако при этом быстро складывалась система родственных и дружественных связей, активно формировались свои компании и обособленные группы.

Годом позже был образован Семиозерский переселенческий участок в районе речек Камышки, Самуськи и озера Мальцевского. Но еще задолго до того как стали селиться здесь выходцы из Гродненской, Витебской, Минской, Оренбургской и Вологодской губерний, жили на берегах семи озер, протянувшихся от Семиозерок до Самуськов семьи староверов. На Яковом озере – Яков Байсов, на Дмитриевом – Дмитрий Худеев, на Мальцевском - Мальцевы. И до сих пор на окраине Семиозерок есть место называемое Емельяновой заимкой или Емельяновой пасекой, принадлежавшей Емельяну Мальцеву. Известной личностью был и внук одного из основателей поселка - Лазарь Мальцев, о силе которого ходили легенды: как он один погрузил металлический стан весом около тонны, как сам вытащил застрявшие сани, выпрягнув лошадь, как одной рукой, словно палку, поднимал большое бревно. Даже лошадей у него звали сказочно - Бурка и Каурка.

Так к началу XX в. сформировалось население Нижнего Притомья, потомки которого живут здесь и поныне. Именно тогда сложились хозяйственные, родственные и дружеские отношения, были распаханы новые пашни, возникли новые промыслы и ремесла. Преобладающей группой населения было крестьянство, земледельческое население, которое стало основным производителям сельскохозяйственной продукции для всей округи и губернского центра.

Особую группу сибирского населения составляли старообрядцы, преследование которых началось в ХVII в. после раскола русской православной церкви. В пределах Нижнего Притомья староверы (истинно-православные   и безденежные) нашли убежище на уединенных заимках и скитах, разбросанным в болотисто-таежной части. Несмотря на преследования, сжигание скитов и старопечатных книг, они оставались приверженцами и хранителями старой веры и обычаев вплоть до настоящего времени. Потомки староверов живут во многих селениях Нижнего Притомья.

В начале ХХ в. среди населения Томской губернии и уезда появились беженцы и военнопленные. В 1916 г. в Томской губернии было 38,5 тысяч беженцев, в Томском уезде – 8 970, а в Петропавловской волости - 299 человек, в том числе 9 семей в Виленке и 8 в Семиозерках (ГАТО, ф. 7). Беженцы были по преимуществу из Виленской, Ковенской и Гродненской губерний. Преобладали русские, но были и латыши, литовцы, поляки, немцы и др. После войны часть беженцев осталась в Сибири, дополняя и без того пестрый этнический состав ее населения.

Историю д. Виленки помнят не только её бывшие жители, но жители окрестных селений. Вот как, например, рассказал житель п. Самусь Лушников В.И., 1931 г.р., предки которого жили на заимке Лушниковой по р. Самуське. «Рядом были и другие заимки, километрах в двух – Видяйкина заимка. Где сейчас Виленка, там хутор Поплавских был, еще одна Видяйкина заимка, немца Рукса и другие. Заимка Малых Ивана Мелентьевича была. Около Якова озера жили также на отдельных заимках Байсовы, Кузинов, Логинов. С другой стороны – Гужихины, Банюк и другие. Раньше это наделы давали. Это было ешё до Столыпина. Там, где Кирзавод, не доезжая Самуськов, там была Видяйкина заимка. А где Виленка, там ещё одна Видяйкина заимка. Там же рядом Рукс и Поплавский жили. Поплавский был богатый мужик, он занимался тем, что выделывал кожи. Со всей округи к нему ездили. Его могила и сейчас в Виленке. Там сейчас дачи и огороды, но сохранилось кладбище. Там есть могила, на которой крест высотой метра три и надпись «1915 г.», есть мраморные памятники. В 1920-е гг. здесь тиф свирепствовал. На одной заимке за неделю 5 человек умерло, так что их бабушка от этого сошла с ума. Раньше друг к другу, с заимки на заимку, молодежь на вечерки ходили. На Лушникову заимку ходили на вечерки мёд есть. За 5 километров приходили. Прямо посреди пасеки стоял стол, лавки и угощали. Это ещё когда дед там жил, а отец маленький был, он рассказывал» (Материалы этнографических экспедиций, 2002 г., л. 61-65).

Бардина П.Е., старший научный сотрудник Музея г.Северска, кандидат исторических наук.

 

Сноски:

Бардина П.Е. Быт русских сибиряков Томского края. Томск, 1995, с.18-20.

Белорусы в Сибири. Новосибирск, 2000. Вып. 1, 2.

Бочанова Г. А. Выходцы из Белоруссии в Сибири второй половины ХIХ – начала ХХ в.: Вопросы миграции и расселения // Белорусы в Сибири. Новосибирск, 2000. Вып. 1, с. 77.

Бочанова Г. Из опыта льноводства белорусов в Сибири конца ХIХ – начала ХХ в. // Белорусы в Сибири, 2000. Вып. 2, с. 79.

Гончарова Т.А. История Нижнего Притомья в контексте межэтнической коммуникации (ХVII - начало ХХI в.). Томск, 2006, с. 68.

История Северска. Очерки. Северск, 2009, с. 36-42.

Материалы этнографических экспедиций П.Е. Бардиной 1975-2003 гг.

Мы – Томичи, ваши земляки, ваши соседи. Томск, 2000, с. 6.

Сафьянова А.В. Этнографическое изучение русского населения Томской области // Полевые исследования Института этнографии. М., 1979, с. 28-37.

Соболенко Э.Р. Белорусы // Этнография восточных славян. Очерки традиционной культуры. М.: Наука, 1987, с. 148.

Томская область. Исторический Очерк. Томск: Изд-во ТГУ, 1994, с. 82.

Этнография народов Томской области. Томск, 2005, с. 120.

 

 

Приложение

Цены в Нелюбинской волости в 1887 г.

Наименование товара

Стоимость пуда в рублях

 

Весна и лето

Зима и осень

Рожь в зерне

0,35

0,48

Ячмень

0,33

0,40

Овёс

0,30

0,35

Сено

0,10

0,20

Мука ржаная

0,38

0,50

Мясо

1,60

1,80

Сало

2,00

2,50

Масло коровье

7,50

9,00

Мёд

5,00

6,00

Рыба обыкновенная

1,60

2,00

Шерсть

6,00

6,50

Керосин /фунт/

нет сведений

 

Сахар /фунт/

0,40

0,37

Свечи сальные /фунт/

0,18

0,17

Составлено Бузановой В.А., по материалам ГАТО. Ф. 234.Оп.1. Д. 122. Л.99.

 

 

Цены в Томском уезде в 1905 г.               

Наименование товара

Стоимость пуда в рублях

 

Весна и лето

Зима и осень

Рожь в зерне

0,8

0,7

Ячмень

2,0

1,8

Просо

2,3

2,0

Гречиха

2,2

2,0

Пшеница

1,2

1,1

Овёс

0,7

0,5

Сено

0,35

0,25

Соль

0,9

0,7

Горох

2,5

2,2

Мука ржаная

0,85

0,75

Мука пшеничная

1,35

1,4

Картофель

0,3

0,2

Мясо говяжье

3,6

3,9

Сало говяжье

6,0

5,0

Сало свиное

10,0

8,0

Масло коровье

14,0

15,0

Масло постное

8,0

7,0

Мёд

15,0

14,0

Рыба красная

16,0

15,0

Рыба обыкновенная

3,2

4,0

Свёкла

0,6

0,5

Лук

2,5

3,0

Керосин /фунт/

2,4

3,2

Сахар /фунт/

0,25

0,2

Свечи сальные /фунт/

7,0

7,5

Чай байховый /фунт/

2,0

2,0

Лён

7,0

6,5

Шерсть

10,0

12,0

Мыло

5,5

5,2

Свечи стеариновые

12,0

12,0

Холст для белья, аршин

0,25

0,3

Составлена Бузановой В.А. по материалам ГАТО,Ф. 234. Оп.1. Д.138.

 

 

Сельскохозяйственная перепись 1917 г. об экономическом положении крестьянства пригородных томских селений.

 

Населённые

Кол-во

Численность населения

Пашня

Посев

в том числе

пункты

хозяйств

Мужчин

Женщин

Итого

десятин

Рожь

Пшеница

Овёс

Ячмень

Картофель

Белобородова

123

313

304

617

нет свед.

56,9

1,1

0,5

6,0

-

17,8

Иглаково

86

212

190

402

нет свед.

56,9

6,1

0,7

21,7

-

28,4

Чернильщикова

71

191

176

367

435,1

42,2

-

0,8

6,3

1,8

33,0

Кижирова

58

140

135

275

72,5

6,5

-

-

2,4

-

4,1

Семиозёрки

68

163

170

333

328,0

49,6

6,7

1,0

22,0

1,3

17,6

Песочная

103

338

302

640

209,6

115,2

4,4

3,3

83,5

1,4

20,9

Орловка

74

166

185

351

166,8

22,1

2,5

1,0

8,5

0,1

9,2

Виленка

66

212

179

391

61,4

57,3

1,7

-

32,1

-

20,0

Итого

649

1735

1641

3376

1273,4

406,7

22,5

7,3

182,5

4,8

151,0

 

 

                                                                                                                                 Продолжение

 

Покос в десятинах

Лошади

Крупный рогатый скот

Овцы

Свиньи

Сохи, плуги

Бороны

Веялки

Телеги

Молотилки

Сеялки

738,6

206

206

81

39

63

56

-

134

-

-

487,4

207

229

200

44

25

47

1

75

-

2

190,5

172

127

276

17

53

15

-

69

-

-

144,5

161

143

95

19

9

6

-

29

-

-

402,9

87

115

105

65

39

39

1

48

-

-

606,0

248

262

160

207

62

87

-

115

-

-

193,4

118

140

110

45

18

21

-

41

1

-

327,0

125

138

37

111

36

38

-

61

-

-

3090,3

1324

1360

1064

547

305

309

3

562

1

2

Составлено Бузановой В.А. по материалам ГАТО для «Истории Северска».

 


Условные
обозначения
столица
региона
город село деревня,
поселок
до 1917 года
после 1917 года
до и после 1917 года
Населенные пункты

История изменений

Комментарии (0)