«Дом народного учителя» - неслучившаяся история. Из дневника мецената, просветителя П.И Макушина.

«Дом народного учителя» - неслучившаяся история. Из дневника мецената, просветителя П.И Макушина.

04.05.2018, Карташева Т.П.
Тип материала
Документ

Похожие материалы

 «Дом народного учителя» - неслучившаяся история.

Из дневника мецената, просветителя П.И Макушина.

На всех мыслящих и любящих свою родину и желающих ей лучшего будущего лежит нравственная обязанность сделать всё возможное, чтобы эта армия делала свое дело «с радостью», а не «с воздыханием», чтобы звание «народный учитель» служило для членов армии надежной гарантией от всяких оскорблений не только от равных себе, но и от всех власть имущих…..

Школа и народный учитель в моей жизни были одним из излюбленных,

привлекавших к себе мое внимание объектов. Оставив лично учительство, я считал своим долгом, чтобы сеянное работниками на ниве народного образования зерно не пропадало, чтобы невежество и мраколюбие не затоптало и не уничтожило посеянные семена, чтобы посеянные всходы поднялись, заколосились и принесли полное, богатое моральной и умственной красотою зерно. Распространяя книгу, устраивая народные бесплатные библиотеки, чтения, курсы и, наконец, народный университет, я заборанивал посеянное другими зерно, чтобы оно пустило в земле корни. Отсюда должно быть понятным моё отношение к пахарям и сеятелям.

Близкое многолетнее общение с начальной школой породило во мне глубокое уважение к руководителям школы, часто самоотверженным, скромным работникам на ниве народного образования.

Возникшая в их среде в 1897 г. мысль об учреждении  «Общества взаимопомощи учащих и учивших» мною была принята к осуществлению и я с большим удовольствием составил и провёл к утверждению устав «Общества взаимопомощи учащих и учивших в начальных школах» Томской губернии».

По открытии Общества я был его первым председателем. Свой взгляд на роль народного учителя в деле общественного строительства и на желательные отношения к нему населения я выразил в письме, при котором препроводил в кассу Общества свой посильный взнос в три тысячи рублей.

Я писал: «Возрождение и рост – умственный и экономический – нашей родины возможны только через школу, только при помощи преданных делу народных учителей. На всех мыслящих и любящих свою родину и желающих ей лучшего будущего лежит нравственная обязанность сделать всё возможное, чтобы эта армия делала свое дело «с радостью», а не «с воздыханием», чтобы звание «народный учитель» служило для членов армии надежной гарантией от всяких оскорблений не только от равных себе, но и от всех власть имущих, чтобы учитель и семья его были застрахованы от голода и нищеты на случай болезни и старости, и, чтобы учитель был желанным и почетным членом во всяком культурном собрании.

Поставить народного учителя в такое положение – дело веков и поколений, но это не снимает с каждого из современников обязанности делать всё возможное в этом направлении. Бессильный сделать что-либо для улучшения правового и социального положения народного учителя, я вношу малую лепту, по крайнем мере, на улучшение материального положения некоторых из учителей, хотя бы одной Томской губернии. Пусть это будет выражением и моего сочувствия, и моего глубокого уважения к скромному, но высоко ценному труду народного учителя».

... Я предназначил своё недвижимое имущество на желание устроить в Томске «Дом народного учителя», где учителя народной школы в годы старости или болезненности находили бы себе приют.

В 1917 году, приветствуя учреждение в городе учительского клуба, я передал

организаторам его на первоначальную обстановку 500 рублей. Многолетние мои симпатии к народному учителю в конце концов породили во мне желание устроить в Томске «Дом народного учителя», где учителя народной школы в годы старости или болезненности находили бы себе приют.

Для осуществления этой мысли я предназначил своё недвижимое имущество по Протопоповскому переулку  под № 6 (в городе Томске). Имущество это состоит из 4-х 2-х этажных деревянных домов. В одном из них помещалась гостиница в 20 номеров, а другие три дома, имеющие 12 отдельных квартир, отдавались в наём частным лицам. Доходность всех этих домов в довоенное время выражалась в сумме до 700 рублей в месяц. По моим соображениям, один или два из этих домов имели быть «домом учителя», а доходами с остальных домов, отдаваемых под платные квартиры обывателям города, покрывали бы расходы по содержанию, ремонту и страхованию всех четырех домов, находящихся на вышеуказанном участке. Остаток от расходов имел поступать в фонд для капитального ремонта домов, когда таковой понадобился бы.

Государственный переворот не дал мне возможности осуществить своё предположение…

Дома в конце 1919 г. были муниципализированы и обращены в частные квартиры. Не желая расставаться со своей много лет лелеемой мечтой  об обеспечении народного учителя на старости лет и болезненности хотя бы тёплым, уютным углом, я возбудил ходатайство и перед местной и центральной властями об обращении вышеуказанного имущества согласно моим предначертаниям в «дом народного учителя».

Ответа на ходатайство пока не имею, но надеюсь, что когда ходом событий на народного учителя возлагаются ответственные обязанности быть проводником в народные массы широкого просвещения, быть и устроителем и истолкователем жизни на новых началах, моя мысль об учреждении «дома народного учителя» не покажется нелепою. Осуществление её, если не увижу при жизни, завещаю друзьям народного просвещения.

Открытие «Общества взаимного вспомоществования учащим и учившим Томской губернии» состоялось 6 марта 1897 г.

 

 

 

 


Комментарии (0)