ЭКОЛОГИЯ ТРАДИЦИОННОГО ХОЗЯЙСТВА РУССКИХ СИБИРИ ХVII-НАЧ. XX ВВ. (Историческая справка).

ЭКОЛОГИЯ ТРАДИЦИОННОГО ХОЗЯЙСТВА РУССКИХ СИБИРИ ХVII-НАЧ. XX ВВ. (Историческая справка).

30.11.2020, Назаренко Т.Ю.
ФИО переселенцев
Карпушев
Парилов
Тип материала
Документ

Похожие материалы

Переселение русских крестьян в Сибирь, начавшееся в конце XVI - XVII веке было серьезной проверкой на прочность для традиционного крестьянского хозяйства. Переселенцам приходилось приспосабливаться к совершенно новой климатической и географической обстановке. Причем, не слишком выгодной для земледелия: холодный климат с перепадами температур, неплодородные почвы, заболоченность и огромные лесные массивы. Все эти неудобства искупались богатством природных ресурсов: леса, рыбы, пушного зверя. Но, следуя сложившимся традициям, русские принялись налаживать именно земледельческое хозяйство/

 

Вопрос о традиционном природопользовании распадается на несколько проблем:

- Как уже сформировавшееся русское крестьянское хозяйство приспособилось к новым природным условиям? В чем специфика крестьянского, хозяйства сибиряков-старожилов?

- Каким образом регулировались в нем отношения между человеческим обществом и окружающей средой?

- Какие стереотипы складывались в результате функционирования традиционного крестьянского хозяйства в сознании русских сибиряков, и как они преломлялись в последующие периоды?

Следует оговорить территориальные рамки. Речь идет о лесной зоне Западной и Восточной Сибири. Автором сознательно опущено рассмотрение специфики хозяйства старожилов северных (непригодных для занятия земледелием) и лесостепных и степных районов (более благоприятных для него). Временные рамки определяются, с одной стороны, началом заселения русскими Сибири, и, с другой стороны, тридцатыми годами ХХ века, когда в традиционном хозяйстве, в быту крестьян стали происходить коренные изменения, связанные с социалистическими преобразованиями. Естественно, что на протяжении трех столетий картина не оставалась неизменной. Поэтому целесообразным представляется выделение двух периодов. Рубежом между ними является середина XIX - начало XX века (применительно к территории Томской губернии временные рамки первого периода отодвигаются до 1905- 1907 годов). Начиная с этого времени в традиционном крестьянском хозяйстве начались серьезные изменения, связанные со строительством железной дороги, развитием товарно-денежных отношений, прогрессом средств производства, мощным потоком переселенцев, хлынувшим в Сибирь.

В настоящей работе необходимо раскрыть наиболее характерные черты хозяйства сибиряков-старожилов, основные их занятия: земледелие, скотоводство, присваивающие промыслы с точки зрения взаимоотношения человеческого общества и природы.

 

ЗЕМЛЕДЕЛИЕ

 

Русские, переселяясь в XVI- XVII веке в Сибирь, имели вполне сложившиеся стереотипы о должном ведении хозяйства. Несмотря на то, что устроение земледелия на новом месте и в новых климатических условиях требовало немалых усилий и не давало немедленного результата, именно оно стало основным для старожилов лесной полосы. Какая система полеводства стала господствующей в Сибири? По мнению большинства исследователей, к XVI - XVII веку во всех областях Европейской части России сложилось правильное трехполье с севооборотом, практикой унавоживания полей и оставлением земли под пар на короткий срок. Этот способ значительно продлевал сроки пользования введенными в оборот землями и был удобен в условиях усиления феодального фиска и наступавшей земельной тесноты. Есть основания считать, что первопоселенцам Сибири трехполье было хорошо известно, и именно его они пытались ввести на новом месте. Однако в условиях господства натурального хозяйства, ориентированого на самообеспечение, обычно приживается наиболее экономичная с точки зрения трудовых затрат система для данных природно-климатических, социально-экономических условий.

Исследователи единодушно отмечают, что в XVII- XVIIIвеках в Сибири нет единообразия в способах полеводства. В редких случаях существует трехполье. Как правило, применяется оно на десятинных пашнях или в густонаселенных районах с природными условиями, удобными для земледелия. Широко распространена залежно-паровая система землепользования, при которой после относительно непродолжительного использования земля оставляется в залежь на длительный (от 15 до 30 лет) срок .(См.: Громыко М.М. 1975 , С.36, 43-44.)

Лесная зона Сибири мало приспособлена для земледелия, особенно северные ее районы. Как приспосабливались поселенцы к новой ситуации?

Земли данного региона не отличаются богатством и плодородием. В основном представлены серые и дерново-подзолистые почвы, большая часть которых была занята хвойными лесами. Затрудняло сельскохозяйственное освоение территории и обилие болот (См.: Кулижский С.П. 1996 * С. 23).

Заинтересованные в как можно более быстром получении урожая, первопоселенцы сначала распахивали безлесные участки - елани. Обилие таких мест позволяло длительное время обходиться без вырубки тайги под пашню.

К трудоемкой росчисти прибегали лишь в крайних случаях. Существовало несколько способов очистки земли под пашню. Если вести росчисть по всем правилам, то есть с обдиранием коры с деревьев, оставляя их сохнуть на корню, то это происходило за 5 и более лет: хвойные породы отличаются большой живучестью. С учетом, что раскорчевка и неоднократная вспашка нови тоже занимала не один год, первый урожай с такой пашни получали не ранее, чем через 9 - 10 лет. (Громыко М.М. 1975 * С. 33). Иногда применяли более быстрый способ раскорчевки, без "черчения", то есть обдирания коры. Валили сырой лес, подрубая корни с одной стороны и действуя стволом как рычагом. Лес, как правило, не жгли, а сваливали на меже или использовали для других нужд.

Когда уже существовало налаженное хозяйство, поднятую новь или залежь засевали не сразу, поскольку сорняки глушили культурные растения. Неоднократная вспашка представлялась вполне эффективным методом борьбы с ними: "А это вот что: весной вспахали, в петровки заборонили, к августу перепахали, а весной снова вспахали и посеяли. Зачем - смекай. Чтоб сорняки поприжать." (Еремеев П. 1991 * С. 47).

Естественно, что в таких условиях крестьяне должны были обладать большой степенью свободы перемещений. Хозяин вел постоянные поиски новых мест, готовил пашни, обрабатывал при этом и часть старых полей. Владения крестьянина растягивались на много десятков верст. Часто хозяева забрасывали старое жилье, основывая у новых полей временное поселение - заимку. Постепенно заимки обстраивались и превращались в деревни. Заимочная форма владений была широко распространена в Сибири в XVII - первой половине XIX века, до начала массового переселения из Европейской России. Однако, еще в 90-е годы XIX века заимочная форма владений не пришла в упадок. А.А. Кауфман, обследовавший Томскую губернию в названный период, отмечает, что только в 3-х волостях Томского района заимки исчезли, но не из-за утеснения общин, а из-за слабого развития в этих местах земледелия. В Почитанской волости хозяин заимки имеет право на землю и после ее оставления в залежь, в остальных районах существовала промежуточная форма: "Пока хозяин пашет - он хозяин. Бросит пахать - земля вольная." (Материалы ... 1898* С. 224-227). Впрочем, это не обуславливало однозначно господства экстенсивного способа землепользования.

Особенности сибирского климата, затрудняли использование привычных удобрений (навоза). В некоторых районах, в том числе, и в Среднем Приобье, из-за холодного климата навоз, внесенный в почву, не успевал перепревать и давал бурный рост сорняков. По свидетельству А.Н. Радищева (1797 год): "...землю около Томска навозить нельзя, ибо родится на пашне одна трава пырей. Посельщики ниже Ташеры делали всякие опыты неудачно." (Цит. по Громыко М.М. 1975 * С. 37). Впрочем, нельзя говорить однозначно, что навоз как удобрение не применялся. Так, например , в Орленской слободе в 1745 году он использовался весьма активно, так как земля без внесения удобрений урожая не давала. (См: Громыко М.М. 1975 * С. 37). Кроме того, что здесь крестьяне максимально гибко приспосабливались к конкретным климатическим условиям, необходимо учитывать, что в ситуации, когда пашни растягивались на 30 - 50 верст, вывозить навоз на поля было невозможно. Эта трудоемкая операция требовала, большого числа рабочих рук и времени.

И все же в качестве меры восстановления плодородия почвы чаще использовалось оставление земли в залежь. И эта система утвердилась очень давно. В 1642 году томский воевода докладывал: 11Пашут... тое земли лет по осьми и по десяти, без назьму, а как минет лет десять и те земли выпахивают... и мечют, да в других местах распахивают." (Громыко М.М. 1975 * С.48 ). Такое длительное использование неудобряемых полей возможно было только в том случае, что их хотя бы через три года оставляли на год париться без удобрений. Свидетельство крестьянки из Енисейской губернии К. И. Карпушевой говорит в пользу того, что данная практика бытовала и в конце XIX - нач. ХХ века. "...Где как, а у нас были земли немеряны, не делены. Каждый год до полдесятины (0,75 га) целика припахивали, и столько же бросалось старой запашки... В Уружской округе, а поди-ка и во всей Сибири вели мужики выгонно-заимочное хозяйство. Земля шла попеременно: ныне - пашня, потом залог, после - сенокос". При этом во время использования пашни ей давали отдых: "Так и говорили: "Эта земля одношовошна". Понимай так: осенью сняли урожай, весной вспахали и тут же посеяли. Не парилась земля. Она снову, только что пущена, в пользование, еще в большой силе. Разве по нужде так-то вот делали. (Еремеев П. 1991 * С . 46 ,47.) Налицо сочетание залежи и пара без применения удобрений.

Обычно земля использовалась 5-7 лет. Сроки восстановления выпаханного поля были длительными: от 15 до 30 лет. По мнению агрономов, этого срока вполне достаточно для восстановления плодородного слоя. На оставленной в залежь земле сначала росли сорные травы, потом появлялась трава, годная на корм скоту. Если залежь не использовалась как сенокос, то вскоре появлялась поросль лиственных деревьев. Корчевать впоследствии эту растительность было легче, чем хвойные леса и крестьяне зачастую возвращались на оставленную пашню. Если же этого не происходило, то на данном участке довольно быстро восстанавливалась растительность.

Нельзя сказать, что при залежно-паровой системе землепользования пашни вообще не знали удобрения. Ежегодное опаливание пашен и покосов не только уничтожало мешавший всходам слой прошлогодней травы, семена сорняков и яйца вредных насекомых, но и удобряло почву золой, Не удивительно, что несмотря на запреты властей, этот способ очистки почвы был популярен у сибирских крестьян. (Громыко М.М. 1975 * С. 36).(1)

Система землепользования с постоянным забрасыванием участков земли в залежь и освоением новых земель была возможна только в условиях земельного простора и относительной свободы перемещения. Поэтому она прижилась в Сибири не везде. Наряду с залежно-паровой системой трехполье существовало в Сибири с момента прихода русских. В конце XIX - начале ХХ века оно снова начинает занимать доминирующие позиции в сельском хозяйстве: усилился контроль, увеличилось число людей в деревнях. На смену деревням в 2-3 двора появляются настоящие гиганты из 100 и более дворов.

Именно правильное трехполье называет господствующей системой землепользования в Западной Сибири конца прошлого века В.М. Суриков. На смену разбросанным от жилища хозяина на 15-20, а то и 50 верст пашен приходят довольно компактные угодья, на которые удобно вывозить навоз. Чтобы сорняки не забивали пашню, стара­лись использовать хорошо перепревший "дедовский" навоз. Для большей эффективности его запахивали максимум на третий день после вывоза на поле. (См.: Суриков В.М. 1974 * С. 112-114, 122-124). Тем не менее, господство трехполья далеко не абсолютно. Так уже в 1927 в деревне Иткара

 

1. М.М. Громыко, справедливо считает, что при всем внешнем сходстве с огнево-подсечной системой земледелия, в Сибири пал был лишь способом уничтожить выкорчеванные деревья. В то время как в огнево-подсечной системе зола является по сути дела плодородным слоем, который практически не распахивается. В него сеется зерно, и через год-другой от плодородного зольного слоя не остается и следа, после чего пашня забрасывается. (Громыко М.М.. 1975 * С. 33).                              

 

исследователи обнаруживают использование полей в течении короткого срока с последующим оставлением в залежь. При этом самые дальние наделы отстоят от деревни верст на 9. (Бородкина М. 1927* С.).

В целом, говоря о системе землепользования в Сибири, в том числе - в Среднем Приобье, можно выделить следующие особенности.

- Русские пришли в Сибирь, имея вполне сложившуюся трехпольную ситему землепрользования с севооборотом и унавоживанием, и в отдельных районах Сибири эта система сохранилась. Несомненное доминирование ее наступает в конце XIX - начале ХХ века. Можно усмотреть связь предпочтения именно этой системы с увеличением плотности населения за счет переселенцев и усилением контроля за перемещениями крестьян.

- В условиях земельного простора и обладая относительной свободой перемещения крестьяне Сибири отказались от правильного трехполья, привычного для Европейской России и перешли на более экстенсивную систему землепользования: залежно-переложную. Обилие еланей позволяло долгое время обходиться без трудоемких росчистей под пашню. Позднее началась вырубка леса. Для залежно-переложной системы характерен короткий срок использования пашни с длительным последующим оставлением ее в залог. Залежные земли могли как забрасываться, так и использоваться под сенокосные угодья. Позднее отдохнувшие земли могли снова использоваться под пашню.

- Отказ от правильного трехполья мог диктоваться также и особенностями, сибирского климата. Унавоживание полей не оправдывало себя. К тому же для вывозки навоза требовалось, чтобы поля находились недалеко от деревни. А постоянное освоение новых земель приводило к растягиванию владений крестьян. Таким образом, залежно-паровая система консервировала сама себя.

- Для Сибири характерно смешение систем землепользования, правильного трехполья и залежно-паровой, местами - отказ от применения навоза в качестве удобрения, широко распространенное опаливание полей. Для каждой конкретной местности побеждала именно та система, которая была наиболее удобна для конкретных природных и социально-экономических условий.

В условиях, когда плотность населения невелика, такую систему хозяйствования нельзя признать хищнической. Несмотря на порубки лесов, ландшафты мало изменялись, растительность на них довольно быстро восстанавливалась. Позднее, с увеличением численности населения, в Сибири стало утверждаться более интенсивная система - трехполье. Но именно к этому периоду относится и заметное сокращение площади лесов. Одной из причин этого процесса является введение в оборот все новых и новых росчистей. Природная, естественная регенерация оказалась уже не в силах справиться с активностью человека.

 

ОРУДИЯ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННОГО ТРУДА И ГОДОВОЙ ЦИКЛ ЗЕМЛЕДЕЛЬЧЕСКИХ РАБОТ.

 

С собой в Сибирь переселенцы принесли также привычные орудия обработки почвы. При всей рутинности традиционного крестьянского хозяйства, орудия обработки почвы гибко приспосабливались к особенностям той или иной местности. Поэтому в каждой области существовали свои разновидности общерусских сох, специалисты насчитывают их более 30 вариантов. Им соответствовало 27 названий. Необходимость постоянно производить взмет залежи или новины привела к тому, что в Сибири прижилась более тяжелая соха: рогалюха, косуля, староверка. (ТОКМ 9384). В нее по-прежнему запрягали одну лошадь. Делалась такая соха из дерева, преимущественно из осины, в высоту она достигала 1,3-1,2 метров. Глубина вспашки зависела от качества почвы и достигала от 1,5 до 4,5 вершков. Она регулировалась винтом. Почву обычно вспахивали на 2-3 раза, постепенно увеличивая глубину. В середине XIX века в Томской губернии в северных округах редко поднимали землю более, чем на 1-0,5 вершков, поскольку таков был плодородный слой. Сохи бывали двузубые и однозубые  У первых железные сошники, насаживавшиеся на деревянную основу могли иметь разную форму, назывались они "мужичок" и "жонка". (Суринов В.М. 1974* С.131-132; Громыко М.М. 1975 * С. 26, Зеленин Д.К. 119 *C.42-46; 49-50).

Сошники рыхлили землю, а для того, чтобы переворачивать подрезаный пласт, приделывалась металлическая лопатка - полица. Наличие двух сошников несколько затрудняло обработку пырьеватых почв. Забивавшуюся в сошники траву приходилось постоянно вычищать. Пахота велась с топором. Обваривание сохи перед работой несколько уменьшало эту неприятность, в противном случае приходилось выбивать пырей через каждые 10-15 метров. Соха-рогалюха прижилась в Сибири, и даже когда появилась более легкая в управлении колесуха, крестьяне предпочитали ей приспособленные к тяжелым корневатым почвам рогалюхи. (См.: Суринов В.М. 1974 * С. 131-133). По наблюдениям М.М. Громыко сохи-колесянки (пермянки) получили большее распространение в лесостепной и степной зоне. (Громыко М.М. 1975 * С. 26). Ей вторит В.М. Суринов, отмечавший что распространение пароконной колесной сохи началось в лесной зоне только в последнем десятилетии XIX века, причем крестьяне, отмечая необычайную легкость в управлении (с пермянкой мог справиться даже ребенок), жаловались, что навоз она запахивает плохо. (Суринов В.М. 1974* С. 124,133,135).

В начале ХХ века, во время Первой мировой войны, в западносибирских крестьянских хозяйствах появились первые плуги (ТОКМ 353, 9554). Это орудие, по мнению сибирских крестьян, имело не только достоинства, но и недостатки по сравнению с проверенной рогалюхой. "Надо иметь оратаю большую силушку, чтобы при вспашке сохой держать ровную борозду, выравнивать ее. Рассказывали: купил один первый плуг. Сбежались наши мужики, глядят, руками разводят. Ахают, говорят:

- Соху-то надо было нажимать вниз изо всей силушки.

- А плуг вишь какой... Мужик сильно нажмет на рукояти - он выскакиват.

Сразу непривычно работалось плугом. Потом опять же и хвалили мужики соху:

- Плуг пластами валит, а сошка то наша земельку пушит, зернышко падает... Хорошо ему не в пласту, а в мякоти!" (Еремеев П. 1990* С. 58).

 

Способов взмета почвы существовало два: пахарь или шел по кругу от краев к центру, или от края поля начинал пахать полосами одна подле другой. Пахали по два-три раза, вдоль и поперек поля, рассчитывая борозды последней запашки так, чтобы они шли поперек склона.

Дополнительную обработку почвы делали бороной. Древнейшей, по-видимому, является суковатка из расколотого надвое елового ствола. Части суковатки связывались между собой черемуховой вицей. Она хорошо шла на неровных, корневатых пашнях. Недостатком суковатки являлась ее легкость. При обработке пашни сверху на борону сажали ребенка или клали бревна, камни. Так же легка была борона с деревянным творилом и деревянными зубьями. Ей хорошо было ломать корку, образовывавшуюся на посеянной пашне после дождя. Распространены были сохи с железными зубьями и деревянным творилом. В зависимости от почвы зубья крепили вертикально или под углом. На солонцеватых почвах их делали кривыми. Бороны обычно имели размер 1,5 * 1,5 метров, по 18-16 зубьев. К концу 19-началу 20 века появились тяжелые промышленные бороны на трех лошадей, с зигзагообразным креплением зубьев. Они были очень тяжелыми. (Суриков В.М.1974* С. 136-137).

Засевание долгое время проводилось вручную из специально приготовленных севалок (ТОКМ 6123, 6124), корзин, лукошек, ведер, мешков. Посев всегда проводился мужчинами. Женщины занимались им только по большой нужде. Сеять старались как можно равномернее, для чего останавливались на каждом шагу. Ровность посева зависела от тяжести и компактности формы зерна. (Суриков В.М.1974* С.138-139).

 

Традиционными для Русского Севера, откуда происходило большинство поселенцев были рожь и ячмень, неприхотливые, выносливые к перепадам температур и холодам. Они сеялись в Сибири повсеместно, где только позволяли природные условия заниматься хлебопашеством. Кроме них были распространены овес, пшеница, просо. В некоторых областях, выращивали даже такую капризную культуру, как гречиха. По мнению большинства исследователей, эту культуру ввели переселенцы. Это был грандиозный сельскохозяйственный эксперимент, поскольку выращивание привычной культуры в новых географических условиях равносильно введению новых культур. (См.: Громыко М.М. 1991 * С.34). Сеяли также полбу, горох, табак и мак. Кроме зерновых сельскохозяйственных культур выращивались и технические: лен и конопля. Стебли растений использовались как волокно, а семена, если они вызрели и не были побиты морозом, шли в пищу. Неоднократно отмечается, что на севере Томской губернии хлеб вызревал плохо и не доводился до полной зрелости.

Соотношение озимых и яровых зависело от района проживания. Так на севере повсеместно предпочтение отдавали озимым, поскольку ранние заморозки губили яровые хлеба, в то время как снег выпадал рано. По свидетельству очевидца начала XIX века, "чем ближе к югу, тем более яровым хлебам дается преимущество перед озимыми", поскольку летнее вызревание было более надежно. Второй хлеб - картофель, вошел в обиход русского крестьянина довольно поздно. Причина была не в непригодности его к этому климату, а в консервативности сибирских крестьян, среди которых было немало раскольников. (Громыко 1975 * С. 57-58). В более поздний период, когда картофель утвердился в хозяйстве сибиряков, многие жители северных районов отказались от посевов хлеба, перейдя на выращивание почти исключительно этой культуры.

Хлеб, как и огородные культуры, требовал прополки. Для этой цели, если не пололи вручную, применялись почти исключительно тяпки-мотыги (ТОКМ 8621/425-430, 883, 903, 1219 и др.). Другие приспособления, приносимые переселенцами с мест выхода, не приживались.(Суриков В.М.1974* С. 138-139).

Капризная сибирская погода заставляла крестьян до самой жатвы беспокоиться за судьбу урожая. Опасна была жара после сева, губившая всходы. В результате поля зарастали сорной травой. Во время цветения губительными оказывались, напротив, дожди, а также грибковые заболевания (ржа) и вредители (гнус и кобылка). Ранние заморозки не давали зерну налиться, выбивали первые всходы озимых. Кроме того, угрожали урожаю град, сильные ветры и дожди, валившие хлеб. Противостоять этим бедствиям крестьянин не мог. (Громыко М.М. 1975 * С.28).

Среди летних работ немаловажное значение имел сенокос (в июле). Убирали косами. Более архаичным видом косы является горбуша (ТОКМ 3648), которой пользовались „перекладывая ее из руки в руку. Сено ложилось двумя ровными рядками, которые быстро высыхали. Горбушей было легче выкашивать траву в кустах, на заросшем покосе. Литовка (ТОКМ 4860/6) появилась позднее. Ей работать было значительно быстрее. Перед первой мировой войной появились сенокосилки (ФФ).

Долгое время уборка урожая осуществлялась вручную серпами (ТОКМ 8621/768-772). Использовали также косы-горбуши и литовки с грабками. Выбор орудия зависел от пола работника (косой пользовались мужчины), и от культуры, которую убирали. К тому же немаловажно было состояние хлеба. Так густой, полегший, перезревший хлеб убирали только серпами. Работа литовкой с грабками была, проста: при косьбе хлеб наваливался на грабки, а косец его стряхивал. В северных районах косьба хлебов была мало распространена. Мали исключительно серпом. В.М. Суриков упоминает о бытовании в Западной Сибири (в дер. Кирсановой) и самого архаичного способа уборки: хлеб выдергивали руками. (Суриков В.М.1974 * С. 140-141).

Жнитво было делом преимущественно женским. Уборка хлеба требовала определенных навыков. "Как жать: надо встать лицом по ветру, подбирать на себя склоненные колосья. Иногда в сноп пырей, жабрей - подсаду - завязывали, чтобы скорей продуло. Это когда хлеб влажный, тяжелый. За день женщина, свяжет, когда постарается, снопов двести. Если овес вяжешь - он мягче, его легче вязать. Овса то за день снопов двести пятьдесят поставишь...

Шесть снопов - суслон. Суслоны всякие - шестерик, восьмерик, десятерик. Овес десятериком ставили, но и по восемь снопов. А если он с прозеленью - шесть. Если рожь "ярица" - то девять снопов поставишь, а десятым покроешь. (Еремеев П. 1990 * С, 66). Яровую рожь могли складывать в суслоны по 13 снопов. Суслонная кладка обеспечивала защиту от дождя. Суслоны скирдовали и скирды могли стоять до обмолота. (Громыко М.М. 1975 * С. 62).

Машины для уборки урожая стали появляться в Сибири перед Первой мировой войной (ФФ) Больше всего были распространены жнейки. Сноповязки встречались реже. Делались они в Сибири мануфактурным способом. (Суриков В.М.1974 * С.141). "До новой власти жнейки мало у кого были. А приспосабливались. К сенокосилке, к платформе привинчивалась решетка и носок из досок на колесике. Носок хлеб разделял, отваливал. Вторая беседка против носка. И грабли. Конями ребятишки правили - кони к работе привычные. До угла поля дойдут и поворачивают сами. На решетку сноп, пол-снопа ли ложится. Тут вязальщиков хоть один, хоть боле. Часто хлеб привален. Берегли его, приноравливались. С угла все начинали косить." (Еремеев П. 1990 * С.69). Жали хлеб высоко, оставляя стерню до весны (Громыко М.М. 1975*С.62).

Недозревший за короткое сибирское лето хлеб сушили в овинах и ригах. Все эти строения отличались необычайной пожароопасностью. Шиш - самое примитивное строение для сушения хлеба в виде шалаша из жердей над ямой, глубиной до полутора метров. В яме разводился огонь, а на шалаш, колосьями внутрь, укладывались снопы. Иногда над ними делали помост. Более сложным сооружением был овин - сарай на 200-500 (обычно 300) снопов, с вентиляционным отверстием в яме. При строительстве овина его сразу обмазывали глиной для уменьшения пожароопасности. Сверху делали решетку - колосники, сушило. На нее и сажали снопы. Рига была менее пожароопасна, чем предыдущие строения. Глиняная печь находилась в ней сбоку, а не в яме. Снопы сушились под потолком. Но вместимость у нее была меньше, чем у овина. В Сибири наиболее распространены были овины на юге и риги на севере. (Зеленин Д.К. 1991 * С.74-76; Суриков В.М.1974 * С. 143).

Молотили хлеб на току - долони - политой водой земле, а то и просто на льду водоема. Отсыревший во время молотьбы хлеб часто имел затхлый запах. Молотили также и на утрамбованной глинобитной площадке. До 20 века молотили вручную, цепами. (ТОКМ 8621/ 846-350, 1278-1279). Позднее, еще до 1914 года, появилась первые молотяги и веялки. Молотяги имели вид бревна с железными или деревянными зубьями 18-23 см. шириной, которое вращалось на штыре. (Зеленин Д.К.* 1991 * С. 77). По свидетельству К.И. Карпушевой: "Хорошо помню: что до девятьсот седьмого года у нас хлеб молотили еще цепами. Потом чуркой. Это вот что. Толстое бревно комлевое, метра полтора длиной». На нем набивались кулачья и шипы. Концы чурки стягивались железными ободьями чурки оглобли, а вся она вертелась на железном осевом штыре. Таскала лошадь эту чурку по снопам. Так обмолачивалось зерно. Старались обмолачивать в мороз - зерно лучше отлетало." (Еремеев П. 1990 * С. 72). В ХХ веке появились и молотилки. Часто носителями технических новшеств выступали переселенцы. " Молотилки к нам в деревню принесли расейские переселенцы в девятом-десятом году. Добра, лопоти мало они привезли, а иные с машинами. Через них скоро эти переселенцы разжились, окрепли хозяйством. Вскоре и у нас стали продавать разные машины. И рига стала уже не нужна" (Еремеев П. 1990 * С. 72) ( ФФ).

Мололи хлеб в основном на мельницах (ФФ 729, 717), принадлежавших как отдельным хозяевам, так и обществам. В Сибири рано появились мутовчатые водяные мельницы на реках. Часто они работали только в половодье. "У деревни недальней... речка... течет. Стояла прежде на ней "колесчата" мельница Ивана Парилова. После наладились мужики ставить мельницы - "мутовки" Все больше на четыре хозяина их ставили. Угодной оказалась речка для мутовок. У мутовки колесо маленькое, называли его "баба". То и говорили: «Одна баба в крылья водой бьет». И лопасти у этой меленки малы. Зимой, в небольшую воду намалывали по 2-3 мешка, а весной, по большой воде, и 12 за день. "(Еремеев П. 1990*С.73-74). Ветряные мельницы широкого распространения не имели. Небольшое количество муки могли смолоть и дома на ручных жерновах (ТОКМ 8518, 2819). Таким же образом приготовляли крупу. Жернова делались из толстых кругов дерева, обитых железом.

Трудоемким процессом было выращивание в Сибири технических культур: льна, конопли. Зачастую в северных областях они не вызревали, поэтому семена приходилось покупать каждый год. По мере развития сибирского рынка старожилы отказались от выращивания льна и конопли, предпочитая пользоваться покупными тканями. Переселенцы из России более поздних времен, как и старообрядцы, напротив, предпочитали домотканину по религиозным соображениям или в силу привычки. В любом случае, выращивание технических культур в условиях Сибири было возможно. "Дергали лен в августе. Расстелем его реденько на сенной кошенине - сенокосы у нас тут же, в полях, на бросовых землях. А реденько потому, чтобы после лен не был "красным". "Низ у него не проломает" - его, лен, иней ломает, а мороз белит. Если осень долгая, так и лен долго лежит, бывало, и снег на него падет. Граблями, руками ли поднимешь и свяжешь в снопы. Дома сложишь снопы на чердак в предбанник - торопись управиться со льном до морозов, зимой-то голоруким не та уж возня." (Еремеев П. 1990* С.77.).

 

Итак, применяемые в Сибири орудия труда в целом мало отличались от распространенных в европейской части России. При этом необходимость постоянного взмета новин, тяжелых и корневатых, привело к тому, что в Сибири прижилась тяжелая соха-рогалюха. Технические новшества были освоены сибиряками несколько позднее, чем российскими. Пик освоения приходится на годы перед Первой мировой войной или на время войны.


Комментарии (0)