Евдокия Григорьевна Пахоменко–Обоскалова. Горькое Нюрино счастье.

Евдокия Григорьевна Пахоменко–Обоскалова. Горькое Нюрино счастье.

04.11.2014, Евдокия Григорьевна Пахоменко

Многие семьи в годы коллективизации были сосланы на север Сибири. Для всех, кого коснулся в 30-е годы прошлого века молох сплошной коллективизации, это время памятно на всю оставшуюся жизнь. Сотни тысяч людей погибли в ссылках и лагерях. А уж сколько безвинных душ загублено в бескрайних Васюганских болотах, одному Богу ведомо.

Расскажу о мытарствах многодетных семей. Николая, мужа Степаниды, отправили в лагерь на Урал, откуда он не вернулся. Вдову вместе с детьми и престарелыми родителями сослали из Омской области в Осиновку на Васюгане. Но сначала у них отобрали дом, который потребовался для   колхозной конторы, и два года до ссылки они прожили в бане, которая топилась «по-черному». Дети ютились на полке, а взрослые теснились на нарах, словно привыкая к будущим утратам и лишениям. В первый же год ссылки умерли старики и двое из четверых детей. Тогда весной Степанида пошла на крайность – решилась бежать с двухлетним ребенком на руках и 16-летней Нюрой. Уговорились отправиться в опасный путь вместе с Терентием Ивановым. Он тоже схоронил стариков, двоих детей и жену, и взял с собой двоих уцелевших ребятишек. Терентий не попал в лагерь из-за своего увечья, так как с детства у него не работала одна рука. Какой ни на есть, а мужик, и Степанида упросила Терентия не оставлять ее с детьми в опостылевшей Осиновке на окончательную погибель.

Когда добрались до большого болота, Степанида велела Нюре не отставать от Терентия. Словно сердцем чувствовала, что ей с ребенком болота не перейти. И правда, вскоре стала погружаться в хлябь вместе с ребенком. Только и успела крикнуть Терентию: «Не оставляй Нюру!»

Томской области тогда еще не было, а существовал Западносибирский край с центром в Новосибирске. В Кыштовке Терентий упросил жителей принять Нюру и пошел с детьми дальше. Здесь и осталась бедолага. Добрые люди приютили. Кому была необходимость помочь в домашнем хозяйстве, звали.

Сравнительно недалеко в тайге на Васюгане была деревня Увал около большого озера. Здесь с Гражданской войны одиноко жили на Чертале бывшие белогвардейские офицеры Власов и Семенов. Они нашли чистые поляны, раскорчевали кусок тайги и сеяли овес. Собирали дары природы и везли за болото обменивать необходимые им продукты. Семенов пожаловался знакомым, что у него болеет жена, и требуется прислуга. Ему предложили Нюру. Девушка согласилась: все хоть крыша постоянная над головой. Вскоре Семенов овдовел, и предложил 18-летней Нюре руку и сердце. Так она стала женой 63-летнего офицера. Новая лесная жизнь после всех испытаний стала для нее настоящим раем. Она часто вспоминала те годы. По ее рассказам, муж относился к ней очень нежно, не загружал никакой работой, кроме кухни. В доме был какой-то диковинный музыкальный инструмент. Так бы и жили, но в 1942 году по доносу в НКВД арестовали и Власова, и Семенова.

И снова Анна осиротела. Ее определили в Новый Васюган, работать на засольном пункте. Тут она и поведала нам свою горькую биографию. В 1943 году на Васюган эвакуировали рыбаков с Азова. Направили в бригады на помощь женщинам и подросткам. Николай Деревянко оказался в колхозной бригаде, где вместе со старшей сестрой трудился шустрый Ванюшка Зотов. Его отец погиб на строительстве Беломорканала, и парнишка очень нуждался в мужском внимании, вот и почитал Николая за отца. Вскоре Николай получил черную весть с родных мест. Друг написал ему, что его жена и двое детей погибли на катере, в который попала фашистская бомба. Погоревал Николай и решил, по совету женщин, жениться на Анне. Мол, так легче пережить горе. Анна согласилась. А через пол-года пришло письмо, в котором жена   сообщала Николаю, что она с детьми не смогла сесть на катер и осталась жива.

В 1945 году азовским рыбакам разрешили вернуться домой. Николай взял с собой Анну и поселил в соседней станице, упросив знакомого председателя устроить на работу свинаркой. А дальше все получилось как в кино с неожиданным финалом. От пережитых военных тягот жена вскоре умерла, и Николай приехал в станицу «просить руки Анны». Та, немного подумав, согласилась: уж больно добрый был мужик Николай Деревянко. Веселый, с природным чувством юмора, трудолюбивый.

В 1985 году мы с мужем, Григорием Тихоновичем были в гостях в Ростовской области и городе Азове. Встретила я там Ивана Зотова, того самого Ванюшу из рыбацкой бригады на Васюгане. Он сказал, что служил в армии в Крыму и остался жить на юге. Едет на 75-летний юбилей к своему названному отцу Николаю Деревянко. Живет он с Анной Николаевной, а сыновья – отдельными семьями. У них хорошее хозяйство и большой сад. Николай делает отличное вино.

Иван очень обрадовался встрече и настойчиво звал нас в гости. Говорил, что особенно обрадуется встрече Нюра. К сожалению, у нас уже были заказаны билеты на обратный путь, в Томскую область. Я отправила поздравление юбиляру, пожелала много добра, радости и счастливой семейной жизни Анне Николаевне.


Комментарии (0)