Интервью с Маргаритой Ивановной Марининой (Барыгиной)

Интервью с Маргаритой Ивановной Марининой (Барыгиной)

26.11.2014
ФИО переселенцев
Барыгин
Кизеев
Колбас
Корольков
Манишков
Маринин
Самсонов
Слепаков
Шелковников
Тип материала
История
Периоды переселения
До 1917 года
Места переселения
Милоновка, Томская губерния

Похожие материалы

 

 Евдокия Астаповна Слепакова с  дочерью Надеждой.

На фото: Евдокия Астаповна Слепакова с дочерью Надеждой. 

Маргарита Ивановна Маринина (Барыгина), родилась в 1951 году в г. Томске. 

Родители.

Мама Анастасия Евменовна Слепакова, род. 7 декабря 1921 года в д. Милоновка, отец – Барыгин Иван Егорович, род 27 апреля 1921 года в пос. Маяк. Оба поселка относились к Семилуженскому c/с.

Родители мамы

Слепаков Евмен Афанасьевич, 1882-1946 и Слепакова Евдокия Астаповна. 1886-1962. Родители Евмена Слепакова Афанасий и Параскева[1] Слепаковы приехали в Сибирь, но Афанасий вернулся в Белоруссию, а Параскева осталась и похоронена в Милоновке. Девичья фамилия Евдокии Астаповны была Самсонова, у нее в Ленинградской обл. жили два брата Сергей и Николай, последний был «богомаз». Есть даже икона, которую он написал – он писал иконы вообще для всех родственников. Есть их потомки, с которыми утрачены контакты.Один из братьев Евдокии Астаповны. До 1917 года

На фото: Один из братьев Евдокии Астаповны, Сергей или Николай Самсонов. до 1917 года.

Родители отца.

Барыгин Егор Сидорович 1901-1937 гг., которого информатор не помнит, знает, что замерз насмерть. Его могила – в Милоновке на кладбище, есть фотография. Мама – Барыгина Евфросинья Устиновна, 1895-1994 гг., похоронена рядом с мужем. Есть фотография. Девичья фамилия Евфросиньи Устиновны – Кизеева.

 - Где находились эти населенные пункты?

В настоящее время осталась только деревня Милоновка. Однако в первой половине ХХ века в районе деревни было несколько близко расположенных   населенных пунктов: Маяк, Первомайка, Речица и т.д. Когда они прекратили существование, то народ часто переселялся в Милоновку.

Жили в д. Милоновка и пос. Маяк при трудкоммуне, и Слепаковы и Барыгины – выходцы из белорусской деревни Дубровка Могилевской области. Сестра информанта Галина бывала в Белоруссии. Деревню сожгли фашисты в годы Великой Отечественной, однако Маргарита Ивановна застала бабушку, которая еще помнила и Барыгиных, и Слепаковых.

Состав семей Слепаковых и Барыгиных.

Самсоновы.

У Астапа Самсонова были дети Евдокия (вышла замуж за Евмена Слепакова и уехала в Сибирь, Сергей и Николай.

Оба брата жили потом в Ленинградской области.

У Сергея были дочери Елизавета и Лидия, а у Николая Нина и Ксения. Ксения была одинокая – пережила Блокаду, потеряла всех, детей иметь не могла. Нина была замужем за Шелковниковым, имела детей Галину, Бориса и Валерия.

У Афанасия и Елизаветы Слепаковых есть дети Сергей и Евмен.

Дети Евмена Слепакова и Евдокии Астаповны.

Николай (1907, Белоруссия – 1936, похороен на Милоновском кладбище)

Родились в Сибири.

Екатерина (1913-1939), имела внебрачного сына Сергея от Ивана Барыгина.

Анна, 1915 г.р., имела 4 детей от 2 браков. (Александр и Семен Манишковы, Нина и Владимир Колбас)

Мария – 1918, имела дочку Маргариту (1942-1944 от Королькова М.А.

Анастасия – 1921 год, имела   4 детей от Ивана Егоровича Барыгина. (Галина, Надежда, близнецы Маргарита и Сергей)

Надежда, 1924 -2014 - бездетна.

Павел, умер в возрасте 15 лет

Нина, умерла в детстве

Клавдия, умерла в детстве

Александр, умер в младенчестве.

Итого 10 детей, 4 умерли в детском возрасте или подростковом, 2 – молодыми, остальные жили долго.

 

                                                       Потомки Сидора Барыгина

Барыгин Егор Сидорович 1901-1937 гг. и                 Барыгин Трифон Сидорович

   +                                                                                                 +

Евфросинья Устиновна. 1895-1994.                            Фекла Тарасовна. 1907 -1996

Иван - 1921

Барыгин Виктор Трифонович, 1939-2010

Егор

Николай

Мария - 1924

Леонид

Николай 1928

             1 человек

Петр 1932

 

 

 

Дети Ульяны Устиновны Корольковой.

На фото: Ульяна УстиновнаКоролькова. 

Михаил – 1916

Мария – 1918

Елена – 1930

Петр (поздний, внебрачный)

 

На кладбище есть Королькова Евдокия Семеновна. 1894-1987,   а также

Корольков Иван Павлович. 1917-1967.

Корольков Виктор Иванович. Б/д

Корольков Дмитрий Викторович. 1972-1992

 

- Откуда вы знаете про историю деревни, семьи?

Маргарита Ивановна бывала в Милоновке с родителями, но в деревне не жила. Бывала на кладбище. Рассказывали ей родители и тетка Мария Евменовна Слепакова. Маргарита Ивановна и ее сестра Галина пытались изучать историю семьи, составить родословное дерево, контактировали с родственниками в Томской и Ленинградской области. Имеется семейный альбом, 2 письма с фронта Королькова Михаила Алексеевича, мужа тети Марии Слепаковой. Есть фотографии родственников. Мария Евменовна и Маргарита Ивановна пытались найти могилу Королькова М.А.

 - Кто из семьи респондента был переселенцем?

- Переселенцами из деревни Дубровка Могилевской области были мой  прадед по материнской линии и его жена (Афанасий и Параскева Слепаковы, их дети Сергей, Евмен и др.). Переселнцами оттуда же были и бабушка и дедушка по отцовской линии Барыгины Егор Сидорович и Евфросинья Устиновна. Сестра Галина бывала в Белоруссии. Деревню сожгли фашисты в годы ВОВ, однако она застала бабушку, которая еще помнила и Барыгиных, и Слепаковых.

- Кто из ваших родственников родился уже в Сибири, а кто – в Белоруссии?

Родители родились в Сибири. Дедушки и бабушки (в случае Слепаковых – и прадедушки) переселились взрослыми. Переселялись семьей. Известно, что Евмен Слепаков сначала намеревался поселиться севернее, однако ему там показалось плохо и он, списавшись с братьями, переселился в Милоновку чуть позже. У Барыгиных кроме Егора Сидоровича был брат Трифон. Его могила не зафиксирована, однако его жена Барыгина Фекла Тарасовна (1907 -1996) и сын (старший) Барыгин Виктор Трифонович (1939-2010), лежат на общем кладбище. Возможно, памятник Трифона утрачен. Были еще Барыгины, степень родства семьи информатора с которыми неизвестна. Из этих Барыгиных происходил Иван Барыгин, от которого Екатерина Евменовна Слепакова родила сына Сергея.

И Барыгины и Слепаковы были из одной деревни Дубровка Могилевской области.

- Перехавшие в Сибирь были уже семейными, или вступали в брак здесь? Брали своих или местных?

Семейные пары бабушек и дедушек и родителей информатора были созданы со своими – т.е. жителями близлежащих населенных пунктов, выросших на месте хуторов, потомками белорусов-переселенцев. Пара мамы и отца (1920-е годы рождения) была создана по выбору молодых. Мама информатора любила Ивана Барыгина давно. Она встретилась с ним «в клубе, или где там они танцевали?» и полюбила его. Когда Ивана забирали в армию, она бежала за ним следом по полям, прячась в хлебах, тайно, потому что стыдилась, если увидят, что ей парень нравится. После возвращения Ивана Барыгина с «японской войны» (в 1945 году) они поженились.

На фото - отец Маргариты Ивановны Иван Егорович Барыгин.

Мария Евменовна Слепакова была «гражданской» женой Михаила Алексеевича Королькова, который был уроженцем д. Первомайки. Он тоже потомок переселенцев. Факт брака доказывали в суде, причем установлено, что они жили в д. Николаевка.

 

На фото: Михаил Алексеевич Корольков и  его жена Мария Евменовна Слепакова. 1940-1941 гг.

Откуда переселились? Большой ли это был населенный пункт? Что заставило переселиться?

Переселились из д. Дубровка Могилевской губернии. Переселялись семьями.

Переселялись наобум или предварительно посылали ходока? Кто был этот человек?

Неизвестно

Поселились на новом, ранее незанятом месте или подселились к уже существующему поселению? Было ли оно старым или создано несколькими годами ранее другими переселенцами. Из каких мест были другие переселенцы?

Неизвестно

Как было организовано поселение? Было ли там общинное землевладение или хутора? Как распределялась земля: брали, кто сколько хотел, или всей деревней распределяли наделы. Много ли было земли? Как возникло название населенного пункта? Что оно означает?

Первоначально на месте поселков были хутора.

Были ли люди, которые возвращались на родину? Почему?

На родину вернулся Афанасий Слепаков. Жена его Параскева осталась в Сибири.

Селились ли сразу на месте постоянного проживания, или   в каком-то населенном пункте. Сразу ли заводили   собственное хозяйство, или нанимались к старожилам в батраки?

Евмен Слепаков сначала хотел поселиться севернее (где – неизвестно), однако ему там показалось плохо, он списался с братьями и переселился в д. Милоновка.

Был ли в населенном пункте медицинский пункт, школа? Если нет – де учились дети. Где получали медицинскую помощь?

О медицинской помощи:

Дед Евмен Слепаков был человек очень набожный, дома имелось много книг (духовных). Он мог лечить, отчитывал больных. Но не всех. Своим он помочь не мог и обращался к другим. Лечил молитвой. Вообще человек был очень строгий.

Когда заболела дочка тети Мани – Рита (ноябрь 1944 года), то та обратилась к профессиональным врачам. У Риты (1942-1944 гг.) была повышенная температура, но она прыгала и скакала в больнице. Тете Мане сказали: «Что вы нам здорового ребенка привезли? Сумасшедшая мамашка!» Однако к вечеру у девочки сильно поднялась температура и ее «задушили пленочки в горле» (дифтерия?).

2.4.1. Переселенцы и старожилы.

Имеются ли в языке респондента слова, указывающие на белорусские корни?

Информатор говорит правильным русским языком, однако, разговаривая с дочкой, обратилась к ней «доня». Маргарита Ивановна вспоминает, что у старших в речи имело место употребление белорусских слов.

Была ли в населенном пункте церковь? Какой конфессии?

Жители Милоновки были православные. Церкви Маргарита Ивановна уже не помнит, она была в Семилужках. Хоронили на кладбище, которое располагалось очень близко от деревни. Милоновское кладбище очень старое. Когда во время войны хоронили, то копали могилы сами женщины. «Тетя Маня Слепакова вспоминает: находили старые кости, но уже не знали – чьи. Аккуратно откладывали их в сторонку и потом зарывали».

Хозяйство, полеводство, огородничество, присваиваюие промыслы, домашнее производство и производство на рынок.

В силу того, что Маргарита Ивановна не жила в Милоновке, а только навещала в ней родных, рассказать о хозяйстве она почти ничего не может.

Повседневная жизнь.

Одежда и традиционные черты в одежде послевоенного периода.

В советское время прически женщин сильно изменились, они ходили с непокрытой головой. Однако, в семейном архиве есть фотография, на которой Мария Евменовна Слепакова изображена с косой, уложенной вокруг головы венчиком. Это подчеркнуто женская прическа. Мария не состояла в законном браке с М.А. Корольковым, однако, всячески подчеркивала, что она - его жена. В том числе, делала женскую прическу.

Состав семьи: наличие бабушек-дедушек, жили ли женатые братья в одном доме? По соседству?

Нормальным считали, что женщина уходит жить в семью мужа.

 О семейных отношениях и представлениях о норме в области семьи и брака.

Евмен Афанасьевич Слепаков имел много дочерей. Он был очень набожный и строгий человек. Однако, время вносило свои коррективы.

Екатерина Евменовна Слепакова полюбила Ивана Барыгина и забеременела от него. Жить с семьей Барыгина она не стала, официально брак не оформлен, а Иван Барыгин Евмену не нравился (позднее Ивана Барыгина арестуют за разбой – он и еще несколько человек -3-е, кажется, ограбят и убьют возвращавшихся домой старика и старуху. Ивана осудят на 10 лет и он  умрет в лагерях). Дома для Екатерины создали условия жизни крайне неприятные, она ушла работать на лесозаготовки (от колхоза), где простыла и вскоре умерла. Ее сыну Сергею было всего 2 года. Евмен требовал отдать его в детдом, но жена и тетки настояли, ребенок остался в семье.

Спустя некоторое время Мария Евменовна полюбила Михаила Алексеевича Королькова из Первомайки. Михаил Корольков был человек положительный, партийный или комсомолец.Он некоторое время был предстедателем колхоза. Венчаться Михаил не захотел наотрез - из-за идеологических соображений. Информатор несколько раз подчеркнула, что «свадьба у Марии была». Но они не расписались – т.е. было некоторое событие, празднование, которое демонстрировало односельчанам, что брак признан родителями. Однако не расписались. «Так было перед войной, некогда стало, он председатель был» - передает со слов тети Мани Респондент. Однако, сама же недоумевает, неужели не нашлось времени зайти в сельсовет? В документе суда об установлении брака говорится о том, что брак имел место в период с 39 (!) по 1941 годы, потом Михаил ушел на войну.

В письмах Михаил Корольков называет Марию женой.

Отношения Марии со свекровью были неприязненные, в письмах Мария жаловалась мужу, что мама ей не помогает, что денег она от мужа не получила (а он высылал) – на имя Корольковой М.Е., предполагает, что их получила Королькова М.А. – его сестра. Тем не менее, с Ульяной Корольковой отношения у Марии Евменовны были спустя много лет после войны.

- Отношения с Ульяной Корольковой у Марии Евменовны были неприязненные?

- Да. Когда они поженились, свадьба была – они некоторое время жили у Ульяны Устиновны. Потом Михаила забрали, Мария же забеременела и не стала жить там, ушла к отцу.

 Большая история и семейная история.

 Были ли в семье респондента участники Первой мировой войны?

В Первой мировой войне участвовал Евмен Афанасьевич Слепаков.

  1. События культурной революции, коллективизации. Советская идеология в       реальной жизни.

Михаил Алексеевич Корольков, дядя респондента, был партийным. Состоял ли он в партии и комсомоле, или был сочувствующим - Маргарита Ивановна не уверена, но новой морали следовал строго. (На фотографии приблизительно 1939-1941 гг. у него на груди комсомольский значок). Он был атеистом. Полюбив дочь набожного Евмена Слепакова, он наотрез отказался венчаться. По словам Маргарит Ивановны, Евмен, тем не менее, согласился на брак (возможно – не сразу, учитывая разницу даты в постановлении суда и уверения родственников, что свадьба была непосредственно перед самой войной). Вскоре Михаила забрали на фронт и он пропал без вести. Вспоминают историю. Михаила Королькова (1916 г.р.) и Ивана Слепакова (1918 г.р.) призывали одновременно. Евмен достал икону и благословил обоих. Иван поцеловал икону, Михаил – отказался (партийный, председатель колхоза!). После тетя Маня не раз сетовала, что «Иван вот икону поцеловал, хоть раненый, но возвратился, а мой-то невесть где пропал». При этом сама респондент и тетя Маня – люди глубоко верующие. Поскольку Михаил пропал без вести, то Мария сначала ждала его. Потом говорила: «Чувствую, погиб он». Маргарита Ивановна несколько раз повторила, что будь он жив – то несомненно бы вернулся домой, к жене. Не такой человек, чтобы бросить семью. Разве что покалечен был настолько, что не хотел быть жене в тягость. Но, тем не менее, они обратились к батюшке, можно ли поминать Михаила «за упокой»? Тот дал отрицательный ответ, поскольку судьба этого человека неизвестна, может, он еще жив.

Когда в населенном пункте проводили коллективизацию? Какой колхоз был в населенном пункте? Как к нему относились в семье? Были ли раскулаченные в семье? В деревне? За что раскулачили? Были ли случаи убийства активистов? Как относились к активистам в семье?

«Было два колхоза, мне кажется. Населенные пункты «Маяк», Первомайка и Милоновка относились к одному. Когда началась война, то Михаил Алексеевич Корольков был призван на фронт не сразу. Поскольку он был человек партийный, то его назначили председателем. А потом его призвали, это было в 1941 году. Как назывался колхоз – я не помню, вроде и названий не было. Первомайка, Милоновка - к одному колхозу относились.

Что известно о массовых репрессиях? Как о них рассказывали детям?

Репрессии миновли эту ветвь семьи. Интересная деталь. Иван Барыгин, гражданиский муж Екатерины Евменовны Слепаковой, был взят за разбой. Детям долгое время говорили про его исчезновение: «Помните какое время было? Приехал воронок, его забрали, и все». И только потом сказали правду – что он был осужден за уголовное преступление и погиб в лагерях, где отбывал наказание – срок 10 лет.

Кто из членов семьи был призван на фронт в годы ВОВ? Когда? Из односельчан? Где работали члены семьи в годы ВОВ? Как был организован быт: длительность рабочего дня, выходные, питание, отопление домов и рабочих помещений? Как организовывался досуг? Продавали ли в город продукты питания, выращенные в частных хозяйствах? Обменивали ли на предметы быта?

Из Милоновки призывали на фронт много человек.

Иван Егорович Барыгин. Из семьи в 1939 году взяли Ивана Егоровича Барыгина – он участвовал в боях на Халхин-Голе, потом  их, было, перебросили на Западный фронт, но  в боях он не принимал участия, всю войну служил на Дальнем Востоке. «Старшие иной раз начинали говорить: «Мол, что ты там на Дальнем Востоке служил, это не так страшно. А папа рассказывал, что там тоже было. Просыпаешься утром – а   у наших через одного животы вспороты – японцы так воевали». Иван Егорович Барыгин потом работал в Томске. «Мы жили на Тверской, там рядом был заводик - варили лак. Там работали все мы: мама, тетя Маня, отец. Мама имела образование – ветеринарный техникум, но работала всю жизнь не по специальности – рабочей. А папа имел 4 класса образования – был инженер по снабжению. Потом заводик закрыли, папа работал на «Контуре», оттуда ушел на пенсию. Потом жил в городе Северске. Умер недавно 2013 году. Он пережил маму на 12 лет.

Михаила Алексеевича Королькова призвали на фронт в 1941 году, осенью. В доме хранилось много писем, но Мария Евменовна их кому-то отдавала, и теперь осталось два – от 1942 года и от 14 февраля 1944. Служил в стрелковой дивизии. После войны родственники – Ульяна Семеновна Королькова, мать Михаила, обратилась в военкомат с просьбой установить судьбу, ссылаясь, что последнее письмо было в марте 1943 года. Михаила признали пропавшим без вести в мае 1943 года, в семье имеется документ с этой датой. Однако в семье Ульяны Корольковой хранится Орден Отечественной войны II степени, который Корольков получил в марте 1944 года, а в семье жены – письма от 1944 года. В 1955 году Мария Слепакова обратилась с дополнительной просьбой уточнить судьбу пропавшего. Никаких документов не последовало. Однако группа школьников из Кожевниково   разыскала  ряд документов о М.А. Королькове, среди которых – справка, что по просьбе М.Е. Слепаковой было проведено дополнительное разыскание и время пропажи без вести было установлено май 1944, однако родственникам об этом сообщено не было. Орден хранился в семье матери М.А. Королькова.

На фото: Михаил Алексеевич Корольков, 1942 год.

Мария Евменовна Слепакова в 1941-1945 годах работала в колхозе, в том числе – на лесозаготовках. С дочкой ее в это время сидела бабушка – Евдокия Астаповна.

Деталь: на фронте была возможность послать деньги родным. В письме от 1942 года упоминаются деньги – 700 рублей, которые Михаил Алексеевич высылал с фронта жене и матери. 400 рублей – матери, 300 – жене, однако, она их не получила. Информатор сообщила, что деньги эти были высланы на имя Корольковой М.Е., а она по документам была Слепакова. Мария Евменовна предполагала, что этим воспользовалась работавшая на почте сестра Королькова Мария Алексеевна, которая получила деньги. Мария Евменовна была сильно обижена на свекровь и золовку и рассказывала об этом племяннице много раз.

 

[1] Респондент назвала ее Елизаветой, но по записям в книгах Никольской церкви в С. Семилужки - Прасковья.


Условные
обозначения
столица
региона
город село деревня,
поселок
до 1917 года
после 1917 года
до и после 1917 года
Населенные пункты

Комментарии (0)