Интервью с Тарасовым Юрием Григорьевичем.

Интервью с Тарасовым Юрием Григорьевичем.

16.04.2020, Назаренко Т.Ю.
ФИО переселенцев
Великов
Кушман
Мигушев
Мигушов
Тарасов
Ульянов
Шатохин
Тип материала
История

Похожие материалы

Интервью с Тарасовым Юрием Григорьевичем.

 

Респондент: Тарасов Юрий Григорьевич, рожден в Чувашии, в селе Ходары в 1949 г.

Время проведения интервью: 14 августа 2018 г. Присутствовала дочь респондента – Шатохина Полина Георгиевна.

Опрос провела: с.н.с научно-исследовательского отдела ТОКМ Назаренко Татьяна Юрьевна, транскрибировал студенты кафедры музеологии ИИК ТГУ.

 

Содержание интервью:

Сведения о школе, в которой обучался Юрий Григорьевич: с 1-11 мин.

Сведения о церкви в селе Ходары и о дехристианизации в советское время: с 11-15 мин.

Сведения о распространении русского языка в Чувашии: с 15-17 мин.

Сведения о чувашском языке, о творчестве на чувашском: с 17-20 мин.

Сведения об отношениях чувашей к татарам: с 20-22 мин.

Сведения о родственниках Юрия Григорьевича, о доме семьи Тарасовых, о последствиях раскулачивания: с 22-30 мин.

Сведения о хозяйстве в колхозе: с 30-31, 42-55 мин.

Сведения о еде в Ходарах: с 55-60 мин.

 

Минуты 0-7

Назаренко Т.Ю.: Давайте начнем, наверно, вот с чего: сегодня у нас 2 марта 2017 года. Разговор происходит в музее, и беседую я с… представьтесь, пожалуйста?

Тарасов Ю.Г.: Тарасов Юрий Григорьевич.

Назаренко Т.Ю.: Тарасов Юрий Григорьевич. Родились вы когда?

Тарасов Ю.Г.: В Чувашии в сорок девятом.

Назаренко Т.Ю.: Так… Вы рассказывайте, как называлось селение, в котором вы родились…

Тарасов Ю.Г.: В тысяча девятьсот сорок девятом году… вот так… в августе, восемнадцатого. У нас

Шатохина П.Г.: (шепотом) Четырнадцатого…

Тарасов Ю.Г.: Ходары… А?

Шатохина П.Г.: (шепотом) Четырнадцатого…

Тарасов Ю.Г.: Четырнадцатого августа.

Шатохина П.Г.: (шепотом) А ты говоришь – восемнадцатого (смущенно смеется).

Тарасов Ю.Г.: Да? (смеется) 14 августа 1949 года.

Назаренко Т.Ю.: 1949 года. Ходары – это что?

Тарасов Ю.Г.: Ходары это село. У нас получается там…

Шатохина П.Г.: Шумерлинский район…

Тарасов Ю.Г.: У нас получаются там очень густонаселенные… места, где эээ… я родился. Там вот эта… и деревня, и село, как одним. Под одном мы жили, как единой семьей так, да… Но так – деревня Пелишкасы, а мне в школу в Ходары ближе, чем ходарским нужно было идти даже. Потому что у нас деревня сто дворов, а там пятьсот дворов, ну вот… Учился в школе Ильи Николаевича Ульянова там… закончил десять классов, и приехал в Сибирь…

Назаренко Т.Ю.: То есть школа, вот, в которой вы учились… Илья Николаевич

Тарасов Ю.Г.: Открыл! Одноэтажный дом, в день рождения Ле… в год рождения Ленина он приехал к нам в деревню… в село… в село, и

Назаренко Т.Ю.: С 1970 года… ой, с 1870-го года…

Тарасов Ю.Г.: Да!

Назаренко Т.Ю.: С 1870 года открыто прямо вот самим?

Тарасов Ю.Г.: Да! Илья Николаевич сам… Ну, он, конечно, не сам строил, а и деньги, и, там, направление, и построили. Школа состояла из двух частей. В одной части учитель жил, в одной комнате, а так, в другом, в большом, мы учились. Я даже в первом классе учился.

Назаренко Т.Ю.: А сколько было классов в этой школе?

Тарасов Ю.Г.: В этой школе только это самое, один… э… это, только один класс, но там учились первый, второй, третий классы. Там уже несколько это. Учитель учил не один класс, а несколько, там, где-то, три и четыре года.

Назаренко Т.Ю.: То есть она была четырехклассная? Да?

Тарасов Ю.Г.: Но только в одном классе, один учитель учил.

Назаренко Т.Ю.: То есть все ребята сидели в одном помещении?

Тарасов Ю.Г.: Да! В одном помещении, только столы там в ряд, в одном это… сильно маленьки, чуть побольше.

Назаренко Т.Ю.: То есть первый класс, второй, третий?

Тарасов Ю.Г.: Да! Да-да!

Назаренко Т.Ю.: И он успевал вести уроки прямо для всех четырех возрастов?

Тарасов Ю.Г.: Да! Да-да-да!

Назаренко Т.Ю.: О! Как интересно…

Тарасов Ю.Г.: Это наверно по той причине, что тогда… не все же тогда ходили… Многие-то вообще не ходили. В те времена. Но когда я учился, этого не было. Это уже мы…

Назаренко Т.Ю.: То есть вы уже… все дети должны были учиться?

Тарасов Ю.Г.: Я нормально уже… Да… Да-да, мы уже.

Назаренко Т.Ю.: А у вас было тоже вот такое, что несколько возрастов?

Тарасов Ю.Г.: Нет, у нас не было. Нет-нет-нет.

Назаренко Т.Ю.: У вас уже этого не было, да?

Тарасов Ю.Г.: Это у нас… это мы во втором классе только учились. А так у нас – средняя школа, большая уже, и там как… Ну, ребятишек много было у нас, «А», «Б» - так, все в общем, человек пятьдесят… Так в каждом классе, каждый год.

Назаренко Т.Ю.: Так… А вот средняя школа – она тоже в Ходарах, да?

Тарасов Ю.Г.: Тоже в Ходарах. Тоже имени Ильи Николаевича Ульянова. А это я рассказываю только про то, как во втором классе учился именно в этой.

Назаренко Т.Ю.: То есть вот это историческое здание, которое очень старое, там, 1870-х годов, оно сохранялось, но в нем училась начальная школа, да?

Тарасов Ю.Г.: Да-да-да-да! Не полностью начальная школа, у нас начальная школа… в начальной школе уже, мы начинали так это… В деревне, нас где-то три класса даже было, одного возраста. Вот это мы, вот это самое… нет, два класса, два… Вот мы учились в этой школе, а второй класс уже в другой переместились.

Назаренко Т.Ю.: Ага, а новое здание сколько этажей было?

Тарасов Ю.Г.: Два этажа.

Назаренко Т.Ю.: Двухэтажный, и классных комнат в ней сколько было?

Тарасов Ю.Г.: Я это могу сказать. У нас это же, две деревни это… Село и деревня, так сказать.

Назаренко Т.Ю.: Ходары и…

Тарасов Ю.Г.: Да! В первом классе у нас просто улицы… дом… конюшенный дом, так можно сказать, был когда-то, да? Там мы первый класс учились. Потом уже второй класс мы это - Ильи Николаевича ходили, а потом у нас… до нас, наверно, была еще какая-то школа? Там четвертый-пятый класс – еще одна школа. Потом двухэтажная еще школа. У нас много народа…

Назаренко Т.Ю.: То есть, значит, школа размещалась фактически сразу в нескольких зданиях.

Тарасов Ю.Г.:В нескольких местах.

Назаренко Т.Ю.: А учителей у вас сколько было?

Тарасов Ю.Г.: Учителей? Я могу по пальцам сосчитать, специально не считал.

Назаренко Т.Ю.: Ну, давайте! Давайте посчитаем по пальцам.

Тарасов Ю.Г.: Ну, учитель литературы с нашей деревни, Клавдия Акимовна. Физик, Михаил Егорович. Учитель истории, Евдокия Акимовна, завуч, эта самая, муж, биолог мой, это наставник, вот как… Алексей Егорович, вот. Это с нашей деревни только это самое…

Шатохина П.Г.: С Пелишкасы.

Назаренко Т.Ю.: Это вот все жили в Пелишкасах?

Тарасов Ю.Г.: Да! Да-да. Да, это учителя только с нашей деревни. Потом учителя уже… не все же… с первого по четвертый они учили, еще другие учителя были. Иван Тихонович Мигушов, которого вот это… отец дед которого быстро успел продать это… предприимчиво. Ну, они сильно богатые тоже были.

То есть, это которые дом,

Шатохина П.Г.: Мельница…

Назаренко Т.Ю.: С мельницей. И продали?[1]

Тарасов Ю.Г.: Да-да-да!

Назаренко Т.Ю.: То есть все равно семьей сохранили связь вот эта семья? Мигушовы.

Тарасов Ю.Г.: Так, это как сказать, да. Сохранил, потом на Урал часть приехали.

Шатохина П.Г.: Ну, после того, как они продали, они остались в селе или уехали?

Тарасов Ю.Г.: Не-ет, те, которые уже в Петербурге учились, они не приехали.

Шатохина П.Г.: Нет, а которые здесь продали?

Тарасов Ю.Г.: А которые приехали, они остались. Вот, один сын остался, Иван Тихонович, остальные, они … про них… Вообще, при Советской власти…

7:00-14:00. 

Тарасов Ю.Г.: ...Не принято говорить про эти вещи, я уже говорил тебе не раз. Это там... про то, что было, про это вообще нельзя было...Так мы не знаем, раз не принято, нам не говорили. Тайком, не тайком, где-то так у них вылетало так, тогда мы только узнавали... А так об этом рассказывать запрещено было. (пауза) Вот это про... если... Кочем(?) Иван Тихонович, кроме Ивана Тихоновича... кто ещё... (пауза). Вообще приходили из Ходаров тоже это...молодая... А уже не знаю, не помню... 

Шатохина П.Г.: А школа была деревянная на фотографии? 

Тарасов Ю.Г.: Деревянная, у нас в двух местах школа была. Первоклассники, мы все у нас учились, а во второй класс уже в Ходаров носили. С Ходаров так даже ближе к нам было... 

Шатохина П.Г.: Папа рассказывал интересно, что в старших классах он учился по программе Томского Университета. И за счет этого математику хорошо знал. При поступлении в Красноярский институт ему очень подфартило, что он очень владел этой грамотой. 

Тарасов Ю.Г.: Это перескакивать да...Мы, это, самое...Обязаны математичке, вот которая нас, кто хотел учиться, у кого, наверное, данные маленько были — вот мы учили уже 9-10 не за учебником сидели, а в классе же сидели, но уже так чуть...Это как отдельно. И мы уже не школьной программой занимались, а томской университетской программой занимались. Вот. И к нам учителя приезжали с города, ну и... 

Назаренко Т.Ю.: Учителя были с города, да? 

Тарасов Ю.Г.: Да, с города тоже... 

Назаренко Т.Ю.: А с какого города? 

Тарасов Ю.Г.: Ну у нас в основном с Шумерли, вот, и в общем...(пауза). А так они учились, так это, самое, некоторые в Казани учились, некоторые в Горьком учились, вот, в Чебоксарах тоже, там в столице учились, вот это...Вообще у нас учительский состав сильный был. И... наша же сельская школа принимала...рядом деревень много, через каждые полтора - два километра да...Ещё четыре восьмилетние школы к нам приходили уже 9-10 классы. До восьмого класса они у себя учились, а потом девятый класс у нас. У нас уже тогда 9-10 до “Г” доходили так всё уже... 

Назаренко Т.Ю.: То есть 9-10 класс, вопреки вот городскому обыкновению, их наоборот было больше, чем среднего звена? 

Тарасов Ю.Г.: Вот. И еще вот тысяча девятьсот шестьдесят... как... втором году, да, в школу принимали только, это, с экзаменов, в среднюю школу. А так средние в вечернюю уходите, а уже в школу очно. 

Назаренко Т.Ю.: То есть в старшие классы, да? 

Тарасов Ю.Г.: Да. В старшие классы только с экзаменов принимали... а так...(пауза). Идите на вечерние... 

Шатохина П.Г.: Типа гимназии или лицея у вас было? 

Тарасов Ю.Г.: А у нас уже она это самое...Вот... Ты же была там, это или гимназия, или лицей. Но она, наверное, не лицей, гимназия...гимназия. Она стала уже в девяностых годах... 

Назаренко Т.Ю.: Сейчас эта школа уже гимназия, да? 

Тарасов Ю.Г.: Она в девяностых годах уже гимназией стала, так уже, сразу. 

Назаренко Т.Ю.: Слушайте, а вот эта вот самая первая школа, которая с восемьсот семидесятого года, она в Ходарах?

Тарасов Ю.Г.: Она сейчас возле средней школы двухэтажной так, да, но там уже как музей, там никто не учится, там музей. Но там единственное, фундамент только это сменили, там кирпичной сделали кладкой так, а так уже бревна там всё, всё те же самое, так всё.

Назаренко Т.Ю.: Ничего себе! Так...Ну вот школа, скорее всего, во-первых, Ходары - это село, то есть там было прежде всего церковь. 

Тарасов Ю.Г.: Церковь и есть. (Церковь Покрова Пресвятой богородицы в с. Ходарово – Ходары имеет очень богатую историю http://hodari.cerkov.ru – Т.Н. )

Назаренко Т.Ю.: А какая там церковь? 

(пауза) 

Церковь Покрова Пресвятой Богородицы в Ходарах.

Шатохина П.Г.: Мы можем найти на фотографии, потому что... 

Назаренко Т.Ю.: Нет, я имею ввиду: в честь кого? 

Шатохина П.Г.: Ну, вот я и говорю, название этой церкви на фотографии могло быть... 

Тарасов Ю.Г.: Церковь закрывали, при Хрущеве закрывали... 

Назаренко Т.Ю.: То есть, погодите, её закрывали при Хрущёве? Значит, до... а до войны её закрывали?

Тарасов Ю.Г.: Нет. 

Назаренко Т.Ю.: То есть она работала в 30-е годы, 40-е...

Тарасов Ю.Г.: Работала, работала. 

Назаренко Т.Ю.: А закрыли её уже при Хрущеве? 

Тарасов Ю.Г.: При Хрущёве закрыли. Это я где-то в 5-6 классе учился. 

Назаренко Т.Ю.: Так, а до этого, то есть вы туда ходили?

Тарасов Ю.Г.: Ходили. 

Назаренко Т.Ю.: И вот власти не гоняли? 

Тарасов Ю.Г.: Не гоняли. И там у нас возле церкви это самое, как бы рынок был, базар был. Ну в общем-то мы это самое, не... Всё-таки же не гоняли, чтоб церковные эти самые праздники посещать. Ну в общем-то, не рекомендовалось, а так не гоняли. Нет...нет... (пауза) Прямо рядом с церковью поповский дом был там всё, забор кирпичный, это самое...Церковь там ещё... И окрашено это самое так всё на яичной основе, там всё очень красиво... 

Назаренко Т.Ю.: То есть церковь каменная была?

Тарасов Ю.Г.: Каменная, каменная. 

Назаренко Т.Ю.: Ага...Так, а как она вот примерно выглядела?

Шатохина П.Г.: Я сфотографию вам... есть...есть фотография. 

Назаренко Т.Ю.: Прямоугольная такая, да? 

Тарасов Ю.Г.: Нет, она не прямоугольная. Там, это... три или пять это самое... 

Шатохина П.Г.: Куполов. 

Тарасов Ю.Г. Куполов. Нормальная... И вообще таких, я почему говорю нормально — это скромно, так она хорошо смотрится. Я уже немало видел. 

Назаренко Т.Ю.: А сейчас её тоже восстановили? 

Тарасов Ю.Г.: Восстановили... да...да. Он же не сломанный был. Просто вот эти колокола сняли, ну внутри зерно склад был, еще что-то там, а... Даже хлебопекарня в одно время была... Ну это, конечно, все это было уже в мое отсутствие. Я там уже приезжал только в гости. А потом открыли. Открыли в девяностом году. 

Клавдия Тарасова.

Клавдия Тарсова с  сестрой Елизаветой и другими родственниками. 1974 год. 

Шатохина П.Г.: А бабушка, баба Клава как отзывалась? Она с тобой это обсуждала, когда церковь закрывали? 

Тарасов Ю.Г.: А...я рассказывал... Не баба Клава. Моего отца товарищ... ну однокашники...вот это. Он, когда церковь закрывали, бабушки же выступали сильно там, протест был, всё... И вот мужчина, его, это самое, на 15 суток посадили. “Ещё слово скажешь - мы тебя вообще уберем”. 

Назаренко Т.Ю.: То есть за то, что он протестовал? 

14-21 минуты.

Тарасов Ю.Г.: За то, что он как бы там поддержал, только он как бы там среди баб же стоял <…>

Назаренко Т.Ю.: Т.е бабушек, бабушек не тронули, а мужику пригрозили пятнадцатью сутками?

Тарасов Ю.Г.: Нет, нет, не пригрозили – он сидел, а еще что-то будет и вообще пригрозили. Пятнадцать суток он сидел.. Илья.. но его же нет уже.

Назаренко Т.Ю.: А как его звали? Илья?

Тарасов Ю.Г.: Илья. Великов Илья.

Назаренко Т.Ю.: Великов, т.е он вам...

Тарасов Ю.Г.: Мы в деревне все почти что Великовы, и это мы уже где-то три-четыре фамилии основное, но сейчас уже конечно много, но основные вот это самое – три-четыре фамилии.

Шатохина П.Г.: Великовы, Мигушевы, Тарасовы…

Тарасов Ю.Г.: Великовы, Мигушевы, Кушманы

Шатохина П.Г.: Кушманы. Сейчас папа говорит еще новую книгу выпустили, т.е если нам удастся раздобыть.

Назаренко Т.Ю.: Я хотя бы хотела бы ее откопировать.

Шатохина П.Г.: Но мы еще ее не достали (улыбается).

Тарасов Ю.Г.:Ну тогда если ты так считаешь, это, приеду домой, Великову позвоню – он отправит. <?>

Шатохина П.Г.: Т.е у них чувашский вариант, но можно перевести.

Тарасов Ю.Г.: Ну я могу…

Назаренко Т.Ю.: Ну попробовать можно перевести.

Шатохина П.Г.: Конечно.

Назаренко Т.Ю.: Скажите, а вот в школе, у вас все-таки село Чувашское, в школе преподавание велось естественно на русском?

Тарасов Ю.Г.: А нет, хотя у нас, вот это самое, прямо с нашей деревни, вообще наша деревня вообще-то она… пришли люди с русской деревни, там чисто русские живут, ну у нас только по-чувашски разговаривали. У Мигушова женщина, она с Горького, она по-русски говорила, ну она как говорила, она русская чисто, по-чувашски научилась… И мы до 5 класса.. до 4 класса русский язык изучали. .. иностранный… и мы… радио не было, а там если репродуктор был, дак как-то мы не прислушивались тогда, мы вообще не касались, дедушки слушали там погоду, телевизоров не было, ничего.. мы по-русски вообще ни слова не знали.

Шатохина П.Г.: Так. А с 5 класса?

Тарасов Ю.Г.: А с 5 класса уже начали это…

Шатохина П.Г.: Остальные дисциплины по-русскому пошли?

Тарасов Ю.Г.: Все вот это мы все дисциплины отвечали на чувашском, а потом уже начали с 5 как: если не знаем – по-русски объясняем, мы же русские книги читали вообще-то, но не разговаривали, телевизора не было, ничего не было, кино то мы смотрели на русском языке же вот, русские слова все равно знали все-таки. Но не разговаривали, а так уже в 5 классе мы … по-чувашски, если по-русски не можем объяснить, по-чувашски объясняем, потом сидим и переводим на русский, а с 6 класса уже все. Чисто это самое, по-русски говорили, <…> совсем если что-то не понятно, уже на чувашском чуть скажешь, а уже с 7 класса уже двойка только по-русскому.

Назаренко Т.Ю.: Где-то вот с 7 класса начинали уже требовать, чтобы разговаривали по-русски, да?

Тарасов Ю.Г.: Чисто на русском все.

Назаренко Т.Ю.: Т.е в принципе у вас очень хорошие знания чувашского языка, да?

Тарасов Ю.Г.: Да, да я и песни знаю.

Назаренко Т.Ю.: Да, скажите, пожалуйста, по-чувашски вы можете что-нибудь сказать? Ну например, какие-нибудь такие расхожие фразы, которые людьми чаще всего встречаются, например, как здороваться по-чувашски?

Тарасов Ю.Г.: Я например там 3-4 это самое слов сказать *поет* (Черем чешки щуралсан / да черем чешки шуралсан/ да, у насасия санкая) Это говорит если черемуха зацветет, этот запах, этот аромат по всей улице идет, дальше там это мы идем по этой улице, гуляем…

В центре - Тарасов Григорий Васильевич.

Назаренко Т.Ю.: Т.е это песня, а вы откуда эту песню знаете?

Тарасов Ю.Г.: Ну как э…

Назаренко Т.Ю.: Родители пели?

Тарасов Ю.Г.: Родители пели, и…

Шатохина П.Г.: Родная чувашская песня.

Тарасов Ю.Г.: Ну вообще-то у нас же, так я рассказывал тебе это самое, матери друг, ну это тоже родня, ну сосед, он в армии, ну на фронте погиб, для меня ну, никому мать не давала, давала эти стихи мне читать, отцу даже не давала, представляешь, вот и никому, так я ходил читал.

Назаренко Т.Ю.: Т.е он читал по-чувашски?

Тарасов Ю.Г.: Да, по-чувашски, и…

Назаренко Т.Ю.: А как его звали?

Тарасов Ю.Г.: Великов тоже

Назаренко Т.Ю.: Тоже Великов. А имя?

Тарасов Ю.Г.:А имя не знаю, врать не буду.

Шатохина П.Г.: Вот в этой книге будет про него, да? ...Немножко было, мне кажется.

Тарасов Ю.Г.: Про него… может быть, может быть, не знаю.

Шатохина П.Г.: Это же не сам автор книги?

Тарасов Ю.Г.: Нет, он стихи писал, но это самое, но автор книги этот… фамилия… потом вспомню – скажу.

Назаренко Т.Ю.: Интересно как это…

Тарасов Ю.Г.: А вообще у нас так я удивляюсь, я слова знаю эти вот на Алтае есть этот, озеро, которое как байкальское, а вот алтайцы его, как это, «алтын куль», понимаешь, по-чувашски тоже так произношение, откуда это?

Назаренко Т.Ю.: Потому что вы тоже тюрко-язычная группа.

Тарасов Ю.Г.: А тогда мне объясните, а венгры к нам приезжали, это самое.

Назаренко Т.Ю.: Венгры те к мордве ближе.

Тарасов Ю.Г.: Но они к нам приезжали, у нас много общего было, я еще в школе учился, помню, вот тоже приезжали вот это там.

Назаренко Т.Ю.: Но вот венгры они ближе по языку к мордовскому<?>

Шатохина П.Г.: Волжские булгары?

Тарасов Ю.Г.: Не-а, а мордва то они более близко это с северных сторон, сейчас вспомню, так мордва по-моему <…> Мордва это точно оттуда, ближе к Прибалтике, с той стороны…

Шатохина П.Г.: Папа интересно рассказывал, что отношения чувашей к тем, кто в Казани живет…

Тарасов Ю.Г.: А, к татарам, почему-то мы вот, говорю, как русские немцев не любят, ну как….

21.00 - 28.00

Тарасов Ю.Г.: Почему-то мы, вот, говорю, русские, как немцев, не любит, ну как, не то что не любит, а как-то…

Шатохина П.Г.: Неприязнь какая-то.

Тарасов Ю.Г.:…вот относится какой-то, что-то есть, а у нас к татарам, а почему, я не знаю, вот это самое.

Валентина Тарасова в чувашском народном костюме.

Шатохина П.Г.: Хотя Казань...

Тарасов Ю.Г.: Все, да мы рядом там, всё, музыку понимаем, всё, а вот что-то это, это я сам не могу объяснить.

Назаренко Т.Ю.: Интересно.

Тарасов Ю.Г.: Ну вот как-то вот у нас, это самое, вот в народе вот что-то это такое у нас, татары так и говорят, это самое, «незваный гость — это хуже татарина».

Назаренко Т.Ю.: Ну русские тоже так говорят, (смеётся) вот.

Тарасов Ю.Г.: Вот это самое. Это я уже на чувашском, на русском говорю. А так вот у нас к ним, а они вообще-то народ очень хороший, сколько я знаю, трудолюбивый. Я вот на поезде еду, раньше же Абакан-Казань через Москву, Абакан-Москва через Казань была, да, мы выходим с вагонов, да, они раз… отодвинулись, нигде русские так не отодвинутся, они все отодвинулись, всё, нас пропустили, мы сели так, и вообще они хорошие люди. А что такое осталось в своё время что-то было, наверное, не знаю.

Назаренко Т.Ю.: Ну что-то, наверное, было, какое-то это, какие-то столкновения.

Тарасов Ю.Г.: Ну, да, ну, а так они люди предприимчивые очень, хорошие, это всё, я про них плохого ничего не могу сказать.

Назаренко Т.Ю.: Ага так… Ну вот давайте ещё немного о вашей родной деревне поговорим, то есть вот о домах, я вот посмотрела, что у нас там, по это, по предыдущему интервью, то есть говорите, что тот дом, в котором ваша семья жила до раскулачивания…

Тарасов Ю.Г.: Это мать, это мать рассказывала

Назаренко Т.Ю.: Мамина.

Тарасов Ю.Г.: Что на ферме была. И там в одной половине доярки жили, а в другой половине жили, это не жили… бидоны, фляги держали.

Шатохина П.Г.: Это когда уже забрали.

Тарасов Ю.Г.: Да.

Назаренко Т.Ю.: Это, вот дом забрали, и он был не жилым, а был…

Тарасов Ю.Г.: Да, да

Назаренко Т.Ю.: …под фермой?

Тарасов Ю.Г.: Да-да, под колхозом, под фермой.

Назаренко Т.Ю.: Под колхозом, да, дом забрали. А вот эта вот информация о том, что, уходя из дома, хозяин проклял.

Шатохина П.Г.: Это дядя Володя рассказывал.

Тарасов Ю.Г.: Это не я, не я.

Назаренко Т.Ю.: Не знаете, да…

Тарасов Ю.Г.:Про это не знаю.

Назаренко Т.Ю.: То есть, дядя Володя рассказывал.

Тарасов Ю.Г.:Это мой младший брат. Ну то, что они вот, мать, кто их раскулачивал, ну в душе до смерти держала, это я знаю. Ну только и он, проклятия не знаю. А вот, это самое, те, которые вот раскулачивали-то как, это кто донос написал, и всё, по этой причине так всё, и ещё кто-то там в этом участвовал сельсовет. И она ещё говорила, вот тех, кто нас раскулачили, они все у них, ну, пропали они, а мы то все остались, ну её брат, он - коммунист, ну как бы работал, дядя Вася-то работал как бы начальником цеха, директором, сейчас 80 лет, ещё работает, а его…

Назаренко Т.Ю.: Ничего себе.

Тарасов Ю.Г.:…А его, его отец, вот это самое Пётр Филиппович же да?

Шатохина П.Г.: Твой дед.

Тарасов Ю.Г.:Ну мой дед, его отец, он до 90 лет жил, а хотя 15 лет здесь в лагерях был.

Назаренко Т.Ю.: А за что он был в лагерях?

Тарасов Ю.Г.:Вообще-то сначала мне сказали, это самое, как бы политические, мать говорила, политическое раскулачивание. По той причине политическим что-то не возвращали наследство первое время, а какие экономическим как-то возвращали так. Вроде я так понял. А потом дядя Вася уже, мы с тобой ездили, в Братске рассказывал, что-то первое время его так как-то ненадолго, года на два, на три, только это самое, раскулачивали, а он оттуда удрал, /смех/ удрал, и его повторно уже как, это самое, да, потом через 10 лет он уже и с Сибири удрал, отсюда, с Иркутской области, потом ещё добавили. Ну, наверное, это спасло его, может, от смерти, он же уже на фронте не воевал, а так-то он с какого года, я говорил-то так всё, помнишь, звонил тебе?

Шатохина П.Г.: А-а, с…

Тарасов Ю.Г.:А сколько я помню…

Шатохина П.Г.: …записано

Тарасов Ю.Г.:…Как будто он ещё в Гражданской войне или в какой-то он воевал, он видел, разрывными пулями когда стреляли, это он, а в Великой Отечественной он не воевал.

Шатохина П.Г.: Значит, до того.

Тарасов Ю.Г.: Ну да.

Назаренко Т.Ю.: Ага, так, то есть дом, вот которым раньше владела семья до раскулачивания, у него было две половины, да? То есть это был пятистенок?

Тарасов Ю.Г.:Да-да, пятистенка была, ага.

Назаренко Т.Ю.: А потом получается, что у вас была вот одна изба, и вся семья в этой избе жила, да?

Тарасов Ю.Г.:Нет, нет.

Назаренко Т.Ю.: Нет?

Тарасов Ю.Г.: Потом жили в землянке вообще…

Назаренко Т.Ю.: То есть вообще выселили?

Тарасов Ю.Г.:…И лет восемь. Да-да, вообще выселились, вообще в землянке жили.

Шатохина П.Г.: Ну причём в землянке жили примерно там же рядом.

Тарасов Ю.Г.:Ну да, ну да.

Шатохина П.Г.: То есть недалеко.

Тарасов Ю.Г.:Недалеко, ага.

Шатохина П.Г.: А потом поставите?

Тарасов Ю.Г.:А потом мать…

Шатохина П.Г.: И в землянке получается…

Тарасов Ю.Г.:…А потом мама, мать пошла работать, это самое…

Шатохина П.Г.: Пап, подожди.

Тарасов Ю.Г.:…трактористкой.

Шатохина П.Г.: В землянке, то есть когда деда-то забрали, Петра(?) Филипповича, в землянке жила его жена Прасковья? Да?

Тарасов Ю.Г.:Да-да.

Шатохина П.Г.: Вот, с детьми, то есть, с бабой Клавой, дядя Вася маленький был…

Тарасов Ю.Г.:Да Тётя Лиза

Шатохина П.Г.: Тётя Лиза там.

Тарасов Ю.Г.:Дядя Коля

Шатохина П.Г.: Дядя Коля, то есть у неё получится, 4 детей было, и в землянке они прожили 7 лет, по-моему, да.

Тарасов Ю.Г.:Да, где-то так.

Назаренко Т.Ю.: Ну это потому что хозяина не было, то есть как бы и строить-то было некому.

Тарасов Ю.Г.:Нет, не только строить.

Шатохина П.Г.: Но им нельзя было.

Тарасов Ю.Г.:А вообще, с ними вообще в то время общаться-то только тоже не сто процентов, не под приказом, но запретили.

Шатохина П.Г.: Слушай, пап, а было в этой деревне, чтобы ещё какую-то семью так же раскулачили, чтобы они такие же были, как вы, или вот единственная семья, которую вот так вот выгнали и всё?

Тарасов Ю.Г.:Почему? Есть семьи, которых вообще в Сибирь угоняли полностью со всеми, ну я в эти семьи не…

Шатохина П.Г.: Ну не знаешь, не можешь сказать по количеству семей, да? Сколько так семей пострадало?

Тарасов Ю.Г.:Да я только из той книги я знаю, много пострадало, там много, много.

Шатохина П.Г.: Много, да…

Тарасов Ю.Г.: Много…

Шатохина П.Г.: А потом, когда вот 7 лет прошло, получается, и дед вернулся…

Юрий Григорьевич: Не-не, до возвращения деда.

Шатохина П.Г.: или баба Клава выросла просто и пошла работать трактористкой

Тарасов Ю.Г.:Да-да, трактористкой.

Шатохина П.Г.: пошла, да, и заработала это, смогла дом поставить. Получается, она ещё до выхода замуж уже дом поставила

Тарасов Ю.Г.: Ну да

Шатохина П.Г.: молодая девка и смогла целый дом.

Тарасов Ю.Г.: Да, она же трактористка, это же в наше время, как и бизнесмен, вот, а в колхозе-то они вообще ничего не получали, они же не к колхозу относились, МТСу относились

Назаренко Т.Ю.: То есть она получала зарплату?

Продолжение

 


Комментарии (0)