Капиталистые крестьяне с. Колпашево

Капиталистые крестьяне с. Колпашево

22.07.2022, Ольга Михайловна Титова, Колпашевский краеведческий музей
Тип материала
История

Похожие материалы

В начале XXвека село Колпашево было зажиточным. Многие сельчане имели крепкие хозяйства, позволявшие им «не перебиваться с хлеба на квас», а жить в достатке. Были среди них и очень состоятельные, чье финансовое благополучие держалось  на успешной торговле, стрежевом лове, извозе и прочих предпринимательских делах.  Это семьи «капиталистых» крестьян Александра Федоровича и его двоюродного брата Флегонта Северьяновича Колесниковых, братьев Фомы Максимовича и Евгения  Максимовича Волковых. Возле  колпашевской пристани  находились  принадлежавшие им просторные добротные дома, в которых они жили, склады, амбары, погреба и другие постройки. Здесь же неподалеку располагались их торговые лавки и кабак.

          Родоначальники этих фамилий были одними из первых поселенцев Кетской волости. Скупая информация о них сохранилась в архивных документах ещё XVII века. Служилые казаки Волковы несли государеву службу в Кетском и Нарымском острогах, Колесниковы хлебопашествовали возле Кетского. Царский указ 1724 года поставил служилых людей и земледельцев на одну ступень российской социальной лестницы, сведя их в единое сословие государственных крестьян. Время  и общие заботы постепенно стерли все былые различия между ними.

                                        «Купцы» Колесниковы

Дом капиталистых крестьян Колесниковых, в котором в советское время располагалась школа № 1. Из фондов ККМ

Достоверно известно, что никто из Колесниковых, вопреки устоявшемуся мнению,  в купеческой гильдии не состоял. Односельчане называли их «купцами» за размах предпринимательства, богатство и жизнь «на широкую ногу».  Да и приобретение купеческих свидетельств, позволяющих заниматься торговлей и иными  делами, в конце XIXвека стало совсем необязательным.

             Первыми из Колесниковых, сменивших землепашество на торговлю, стали братья Федор (1837-1895) и Северьян (1843-1897) Михайловичи. Предприимчивые, работящие и прижимистые братья довольно быстро сколотили приличное состояние. О Федоре ничего неизвестно, а вот Северьян запомнился своим землякам отнюдь не благими делами. Долго с осуждением вспоминали  они случай с пожертвованным томским купцом Фиеевым кирпичом для  церкви. Из кирпича этого Северьян выложил у себя в доме печи.  Обещал он также выстроить школу, но когда пришло время выполнить обещание, отдал под неё старый кабак, где она и разместилась. Кстати, этот случай в 1886 году был даже отмечен в издаваемой в Томске «Сибирской газете».

Александр Федорович Колесников, примерно 1890-е годы. Из фондов ККМ

          Их сыновья Александр Федорович (1863-1912) и Флегонт Северьянович  (1865 - ?) не только продолжили дело отцов, но и преумножили состояния. В начале XXвека они были одними из самых богатых  и влиятельных жителей Кетской волости. Пароходы «Полезный» и «Колпашевец», а также баржи бороздили сибирские реки, перевозя пассажиров и различные грузы. Успешно шла торговля в разбросанных по всей округе торговых лавках, даже в губернском Томске они были открыты.  Очень хорошую прибыль приносил рыбный промысел: на водоемах между Нарымом и Колпашевом у Колесниковых на четырех стрежевых неводах, где обычно было занято до 120 человек, ловили тысячи пудов рыбы. Рыбу попроще – сырок, щук, язь солили в бочках, вялили, а ценную – осетр, стерлядь, муксун держали в садах до наступления больших морозов. Потом рыбу из садов вылавливали и замораживали на льду. Рыба обская вывозилась в Томск и другие места на продажу.

Еще сегодня старожилы старшего поколения вспоминают, что слышали в детстве от своих дедов рассказы о том, как могли осетров до Томска и даже далее довозить живыми. Для этого, якобы, сено, пропитанное самогоном, закладывали в жабры и вокруг головы рыбины. В таком «пьяном» состоянии она благополучно и доставлялась до места назначения.

Занимались предприимчивые Колесниковы также пушным, ореховым и извозным промыслами. Обычным делом для них было  одновременно снарядить 25-30 подвод с  разными «товарами» в Томск.  Брали купцы подряды на поставку дров для пароходов, которые останавливались в Колпашеве.  Для жителей села был привычным вид пристани, почти полностью занятый заготовленными дровами.

Успех предпринимательской деятельности во многом зависел от умения вести дела и извлекать прибыль, как говорится, даже из …. пожара. Пожар этот случился летом 1898 года в усадьбе Флегонта Колесникова. Тогда у него сгорели дом, магазин, амбары, скотные дворы. А еще заодно со всем этим сгорели 15 крестьянских дворов, расположенных по соседству.  Долго по селу ходили слухи, что пожар устроил сам Колесников, предварительно застраховав в Томске свое имущество. Слухи эти рождались не на пустом месте. Видели односельчане, как незадолго до пожара Флегонт Колесников перегнал под предлогом продажи скот в соседнюю деревню, переместил в винный несгораемый погреб товар из магазина, припрятал более ценное имущество. Страховые деньги, вероятно, он получил полностью. Дом построил большой в два этажа, заново отстроил и все хозяйственные  строения. Вообще, надо отметить, что Флегонт Колесников был личностью достаточно неординарной. Вокруг его имени постоянно рождались и множились слухи, нарушавшие тихое течение жизни села. Односельчане не любили его за крутой нрав, за скупость, за стремление нажиться любым способом, за пьяные разгулы. Не любили и его жену, Екатерину Федоровну, дочь Тогурского священника Федора Большанина. Колпашевцы осуждали её за то, что она целыми днями крутилась перед зеркалом, любила долго поспать, а ещё у нее, как и у мужа, случались пьяные загулы.

         Другой Колесников, Александр Федорович, тоже был женат на дочери священника. Жена его Татьяна Ивановна Баранова была родом из села Новое Кетской волости. В отличие от Флегонта Северьяновича, он оставил о себе иную память у своих земляков. Его уважали за регулярные пожертвования на нужды местных церквей и покровительство народного просвещения. Александр Федорович был попечителем одноклассной начальной школы в Колпашеве, причем к обязанностям своим относился очень ответственно. В течение двух лет училище размещалось в принадлежащем ему доме, а в 1900 году перебралось в новое здание, построенное при его помощи. Кроме того, он профинансировал приобретение книг для чтения и  школьного «оборудования» - такого, как классные счеты, «волшебный фонарь» (аппарат наподобие современного диаскопа) и т.д.  Каждый год на свои средства устраивал для учеников Рождественские елки с подарками. Кстати, законоучителем Колпашевского училища был настоятель Тогурской церкви Федор Ефимович Большанин, свекор Флегонта Северьяновича Колесникова. Инспекторы народных училищ постоянно называли Ф. Большанина одним из лучших знатоков и популяризаторов священного писания в Томском округе.

 Александр Федорович  уже в зрелом возрасте заболел чахоткой. Тогда этот диагноз, поставленный врачами, был равносилен смертному приговору. Долгое время лечился и, по семейным преданиям, ездил даже за границу, желая поправить здоровье.  Но в 1912 году его не стало.

Дети Александра Федоровича Колесникова Лена и Сережа. Конец 1890-х гг. Из фондов ККМ

Детям своим братья Колесниковы стремились дать хорошее образование. Благо, что средства им позволяли это делать. Известно, что дочь Флегонта Северьяновича, окончила томскую Мариинскую гимназию. Сын Александра Федоровича Сергей учился в Томском университете, в последствии стал коммерсантом.

 

«Капиталистые» крестьяне Волковы

Большая сенмья  Евгения Максимовича  и Фелицаты Федоровны Волковых. 1928 год. Из фондов ККМ

 

Первым из Волковых, занявшимся предпринимательством, был Максим Михайлович (1820-1881). Он открыл мелкие лавки в Тогуре и Колпашеве, возил товары на лошадях в Томск. Дело Максима Михайловича продолжили его сыновья Фома (1849 -?) и Евгений (1865 – 1938). 

Дома Евгения и Фомы Волковых стояли рядом возле церкви.  Впрочем, они и сейчас стоят, напоминая всем ныне живущим горожанам о давно ушедшем времени. Годы не пощадили их, и потому дома совсем не похожи на тех «крепышей» со старых любительских фотографий. В одном  находится контора Заготпрома, в другом – ветхие жилые квартиры, обитатели которых не связаны кровными узами.

Семья Фомы Максимовича Волкова. 1890-е годы. Из фондов ККМ

В начале братья вели дела сообща и даже жили одним двором. Позже каждый из  них пошел своей дорогой. Фома Максимович занимался в основном мелкой торговлей. Евгений Максимович успешно расширил свое дело. Немаловажную роль в этом сыграла его удачная женитьба в 1885 году на дочери Федора Михайловича Колесникова Фелицате. Близкое родство с более богатыми Колесниковыми открыло для Евгения новые горизонты предпринимательской деятельности. Он успешно торговал с хантами и эвенками, закупал у них пушнину и выгодно продавал её в Томске. Вместе с братом жены, Александром Федоровичем, вывозил пушнину на аукционы во Францию. Потомки Евгения Максимовича хранят семейное предание о том, что во Францию выезжала и женская половина семейства Волковых: жена Фелицата и две дочери – Зоя и Елена.

Следует признать, что даже в наше время не всем «по карману» подобная поездка. Да, могли позволить себе состоятельные крестьяне, живущие в сибирской глуши, это далекое и непростое во всех отношениях путешествие.

Евгений Максимович также как и Колесников, держал стрежевые невода, занимался извозом. Завозил за навигацию до 15 тыс. пудов муки, только одним обозом отправлял по зимнику до 600 пудов мороженой рыбы. В своих лавках продавал в основном привозной товар, который ездил закупать в Томск и на Нижегородскую ярмарку. В Нижний Новгород путь был неблизкий. Товары везли на баржах сначала по Волге, а потом через Тобольск по Иртышу и Оби. Фелицата Федоровна помогала мужу вести торговые дела и даже пускалась с ним в далекие деловые поездки. В одной из таких поездок родился их сын Николай. Вообще, в то время дух экономического партнерства был присущ супружеским парам. Жены активно помогали мужьям вести торговые дела.

Зоя Евгеньевна Волкова и  ее муж Порфирий Степановч Волков.  Конец XIX  века. Из фондов ККМ.

Очень рано вовлекались в семейный бизнес и дети. Сыновья Евгения Максимовича Николай, Василий, Аркадий и старшая дочь Зоя были активными помощниками отца. Зоя, выйдя замуж за приказчика отца Порфирия Степановича Волкова, жила в Томске и занималась успешно коммерцией. А вот Фоме Максимовичу передать свое дело сыну  Гавриле не удалось. Обучаясь по воле отца в  Томском коммерческом училище, он застрелился. Было ему всего  двадцать лет. Причина так и осталась неизвестна. Зато две дочери Фомы Максимовича вышли замуж за купеческих сыновей.  Апполинария венчалась в Тогурской Воскресенской церкви с Петром Емельяновичем, сыном купца Завадовского из г. Нарыма, Мария в этом же храме – с Александром Констанитновичем, сыном купца 2-ой гильдии Серякова из с. Тымское Парабельской волости. Правда, замужества обеих дочерей оказались неудачными. Апполинария после развода с мужем вернулась с детьми в дом отца. Мария увлеклась революционными идеями и уехала в Москву, где и погибла вскоре.

 Николай Евгеньевич Волков с двоюродным братом. Конец 1890-х годов. Из фондов ККМ 

         Судьба семьи Волкова Евгения Максимовича после революции сложилась трагично. Она не только лишилась своих капиталов, имущества, но и возможности заниматься предпринимательством. В 1931 году  семью «раскулачили» и сослали в  Александровский район. В 1937 -1938 гг. она вновь подверглась репрессиям. Были расстреляны Евгений Максимович, его сыновья Василий и Аркадий, мужья двух дочерей. Несколько месяцев провела в Томской тюрьме дочь Зоя. После гибели братьев она воспитывала их детей. От большой некогда семьи остались одни осколки, да память о ней, не потерянная благодаря стараниям Зои Евгеньевны

О судьбе семьи Колесниковых мало что известно. Потомки Евгения Максимовича  сохранили лишь короткую информацию о детях Александра Федоровича Колесникова. Сын Сергей, якобы примкнул к Белому движению и ушел воевать в армию Александра Васильевича Колчака. Дальнейшая его судьба неизвестна. Его сестра Елена, напротив, стала активной сторонницей большевиков. О ней как-то неохотно вспоминают сегодня в семье Волковых. Известно, что она проживала в г. Томске вплоть до своей смерти.

В двухэтажном большом доме, когда-то принадлежавшем Колесникову  Флегонту Северьяновичу, с 1927 года располагалась школа, известная многим колпашевцам под № 1. Сейчас этого строения нет. Один из домов, принадлежавший Александру Федоровичу, был разобран и перевезен подальше от берега. В настоящее время это второй этаж  конторы РайПО. На окнах до сих пор красуются деревянные резные наличники, изготовленные когда-то мастером по заказу домовладельца.

Современное состояние дщома Флегонта Колесникова. 2022 год. Из архива Арт-резиденции "Арт-острог СибериЯ"

        История семей Волковых и Колесниковых, похожа на сотни и тысячи других крестьянских семей.  Но кто мог тогда, в 20-30- годы  ушедшего столетия представить, что пройдет чуть более полвека, и вектор истории вновь сделает крутой вираж, устремившись назад, в капитализм.  И отражаясь теперь на судьбах людей уже советской эпохи.  


Комментарии (0)