Нарымский адмссыльный Гастев А.К.

Нарымский адмссыльный Гастев А.К.

13.11.2018, Назаренко Татьяна Юрьевна, использованы материалы ГАТО
Тип материала
История
Места переселения
Нарым, Томская губерния

Похожие материалы

Знаете ли вы, кто такой Алексей Капитонович Гастев? 

Сейчас имя Алексея Капитоновича Гастева широкой публике не известно. А некогда его книги переиздавались, разработанные им листовки висели буквально над каждым рабочим станком. Профессиональный революционер, ученый, поэт и прозаик, с 1921 года возглавлял Центральный институт труда, занятый разработкой научной организации трудового процесса.

 

Алексей Капитонович Гастев (1882 – 1939).

 

Биография Алексея Капитоновича Гастева может служить сюжетом для романа. В ней было все: раннее сиротство, революционная борьба, две ссылки и побеги из них, болезни, безудержная фантазия и жестокая реальность, любимое дело и умелая агитация. И трагический финал – в 1939 году Алексей Капитонович был расстрелян..

Даже сухая биографическая справка пробуждает интерес к жизни этого человека.

Родился Алексей в семье учителя и швеи. У него был брат Николай, старше Алексея на два года. Отец умер, когда Алексею было всего два года. Мать, швея, сделала все, чтобы дать детям образование. Алексей окончил городское училище и технические курсы, поступил в Московский учительский институт. Но долго там не проучился: за революционную деятельность был исключен в 1902 году. К этому времени Алексей Капитонович был членом РСДРП. Он участвовал в революции 1905 года, и даже был председателем Костромского совета рабочих депутатов и руководителем боевой дружины. Участвовал в работе 4 съезда РСДРП.

Первую ссылку (по архивным источникам - 1906 год, в биографических справках встречается 1903 г.) он отбывал в с. Усть-Сысольск Вологодской губернии. Не отбыв положенные три года, Алексей Гастев бежал во Францию. Там он устроился работать слесарем, учился в Высшей школе социальных наук в Париже. Наблюдая жизнь европейского пролетариата, невольно подмечал различия в отношении к труду русских и западноевропейских рабочих.

Его отношения с большевистской партией складывались далеко не гладко. В 1908 году он покидает ряды социал-демократов, однако, не оставляет ни революционного движения, ни старых партийных связей. При повторном аресте в 1914 году у него была обнаружена конспиративная переписка с А. Коллонтай и А. Луначарским. Является секретарём Объединённого рабочего клуба.

Революционная деятельность вновь приводит А.К. Гастева в Санкт-Петербург. Он работает на заводе. Разумеется, ведет активную агитацию. В 1914 году его выдает провокатор. Гастева арестовывают и ссылают на три года в Нарымский край.

В Государственном архиве Томской области хранится дело адмссыльного А.К. Гастева (Ф. 3. Оп. 70. Д. 1617). Благодаря этому делу мы можем узнать подробнее об Алексее Капитоновиче Гастеве. Можно не только уточнить некоторые данные о жизни Алексея Гатева. Но даже узнать мелкие подробности, например, о состоянии здоровья.

 

Обложка дела А.К. Гастева

Так рисуются обстоятельства ареста А.К. Гастева в Петербурге 14 февраля 1914 года. (ГАТО, Л. 1, 1 об) 

«…о сыне учителя Алексее Капитонове Гастеве, изобличенном в принадлежности к революционной организации… вышеприведенная виновность Гастева выявляется результатом обыска, произведенного в ночь на 14 февраля сего года вследствие сомнения в личности названного лица, проживавшего в г. С-Петербурге под именем Ивана Алексеева Скоропоспешнова; по обыску же в квартире были обнаружены годовой паспорт на имя Скоропоспешнова, безсрочная паспортная книжка на имя крестьянина Васильева, визитные карточки проживающих за границей и известных по участию в активной социал-демократической деятельности Александры Колонтай и Луначарского, переписка компрометирующего характера, в которой, между прочим, сообщается, что хлопоты о приобретении паспорта не удались, так как требовали за паспорт 10 рублей, боясь ответственности, и написанные собственноручно Гастевым рукописи «Стачки в металлообрабатывающей промышленности Петербурга и его окрестностей», «Рабочий Петербург» и «Рабочая интеллигенция». Отрицая принадлежность свою к политической организации, Гастев объяснил, что, будучи выслан в 1906 году, административным порядком в Арханельскую губернию, он скрылся в том же году из места водворения и уехал за границу; воротясь в Россию в 1913 году он сначала проживал по паспорту крестьянина Васильева, а потом по паспорту Скоропоспешнова. От объяснений о месте приобретения означенных паспортов, надписей на визитках, а также содержанию переписки Гастев отказался». После этого ареста его на 4 года ссылают в г. Нарым, срок исчислялся с 18 апреля 1914 года.

Из фондов ГАТО.

 

По мере прочтения дела меня не оставлял вопрос о том, к какой именно партии принадлежал на момент ссылки А.К. Гастев? Везде указано только, что он принадлежал к некоей революционной организации, и нигде не уточнялось – к какой. И только на 26 листе дела попадается документ, дающий ответ на вопрос. Интересующий меня документ оказался подшит ближе к концу, хотя датируется он временем ареста и следствия – февралем 1914 года. Мне уже не первый раз доводилось видеть, что дела составлялись весьма небрежно.

  

Из фондов ГАТО.

А.К. Гастев оказывается приверженцем анархо-синдикализма. Расхожее мнение об анархистах сформировано на основании штампов периода Гражданской войны. Воображение услужливо рисует вечно пьяных разнузданных молодчиков, грабящих всех: и красных, и белых, и, особо - мирное население. Тем не менее, изначально анархо-синдикализм был уместен скорее не среди люмпенов различного происхождения, а среди рабочих предприятий, причем – довольно образованных рабочих, способных сознательно организовать свою жизнь. Согласно взглядам этого течения, настоящее справедливое мироустройство возможно только тогда, когда рабочие возьмут власть и управление предприятиями в свои руки, и при помощи кооперативного движения изживут рабочую аристократию. Самоуправление и занятие производством делает бессмысленным какие бы то ни было партии и даже само участие в политической жизни. Свободное развитие личности во всех ее проявлениях и самоорганизация человека – вот путь к созданию справедливого общества, построенного на принципах кооперации и коллективизма, поскольку все решения принимаются при участии каждого члена общества.

Дороги из Питера до Томской губернии, до Нарыма неблизкие. Предположительно, в пути он находился с мая. В сопровождающих его бумагах от 13 и 18 июня предуведомляется, что административноссыльный Гастев намеревается по пути следования в ссылку бежать и скрыться за границей. (ГАТО, Л.3,4).

Из фондов ГАТО.

Возможно, учитывалась склонность осужденного к побегам, но может быть, о намерении Гастева доносил провокатор. В Нарыме он оказывается примерно 12 сентября. (ГАТО, Л. 9)

Из фондов ГАТО.

 На л. 13 указывается, что он только отправлен в Нарым 12 сентября.

По водворении в Нарым Гастев дает подписку о том, что его уведомили о его правах и обязанностях. Почерк у Алексея Капитоновича был четкий, красивый и мелкий. (Л. 10).

 

Из фондов ГАТО 

Имеющиеся в деле «Список» на состоящего под гласным надзором сына учителя А.К. Гастева от 11 сентября 1914 года (Л.11, 11об, 12) сообщает сведения о том, что на момент ареста ему было 31 год, что из родственников у него есть только брат Николай 33 лет, по слухам, проживающий в г. Коврове. Жены и детей, равно как и живых родителей у него нет. (это не точно,  поскольку в это время у него была жена, Анна Ивановна Васильева, в браке родился сын Владимир. Но, возможно, что они не состояли в церковном браке и Гастев предпочел не  называть ее) Важная деталь – то, что отчислен он был с 3 класса учительского института. Указывается также наличие ремесла – слесарно-механического, и что работал он на автомобильных заводах.

Из фондов ГАТО

Не успел Алексей Капитонович Гастев прибыть в Нарым, как 30 сентября попытался бежать на пароходе «Соколовский», переодевшись крестьянином. Но был задержан. (Л. 15, 15 об.)

Из фондов ГАТО

За эту попытку побега Гастев и подвергся трехмесячному заключению в тюрьму, попросту говоря – в Нарымскую каталажку.

Нарымская каталажка. Из фондов Нарымского музея политической ссылки.

Впоследствии, рассказывая о своей фантастической повести «Экспресс. Сибирская фантазия» (Опубликована 26 февраля 1916 года в № 1 альманаха Сибирские записки», Гастев вспоминает: «Чтобы написать эту вещь, нужно было предварительно посидеть, по счастливой случайности, в нарымской каталажке около трех месяцев и изучить как Сибирскую литературу, так и послушать различного рода затейливейшие рассказы сибиряков». Это про этот арест.

Повесть «Экспресс. Сибирская фантазия» рисует будущее, которое грезится в предновогоднем сне дремучей, отсталой Сибири. Ей видится Сибирь, ставшая промышленным, научным и даже курортным центром мира. Во многом получается наивно. Но на то, что мы привыкли понимать под словом «социализм» это далеко не всегда похоже. В этом мире есть место буржуазии, конкуренции, сверхприбыли. Некоторые фантазии не сбылись (Курган, Красноярск, Иркутск, Беринг), другие (Гижигинск) похожи на то, что есть сейчас, увы, не в Сибири. Но фантазии о Сталь-городе (Гастев думал о Ново-Николаевске, но на деле вышло чуть южнее – в Новокузнецке) было реализовано в 1929 – 1932 году на удивление похоже.

Свою повесть А.К. Гастев написал в Нарыме. Трудно сказать, какими путями он переслал ее в Красноярск, но вышла она, когда автор еще отбывал ссылку.

В личном деле адмссыльного Гастева появляется отметка, что по имеющимся сведениям, данный ссыльный, если добьется разрешения на отлучку в Томск, то непременно попытается бежать либо с дороги, либо из Томска.

Из фондов ГАТО

Это во многом объясняет последующие документы. Состояние здоровья адмссыльных и их отношения с врачами – отдельная тема. Тут и реальные проблемы (вплоть до угрозе жизни). И нарочитое преувеличение симптомов болезни с целью облегчить условия ссылки или подготовить побег. У Алексея Капитоновича были плохие зубы. Ссылаясь на необходимость лечения, он писал прошения отправить его в Томск на лечение. Врачи (земский доктор Кузьминский, потом - женщина-врач из политссыльных Шморгонер), осмотрев его, давали заключение о необходимости лечения (трех зубов нет, требуется протезирование, остальные сильно поражены кариесом). Власти упрямо отклоняли прошения выпустить Гастева из Нарыма на лечение. Прямо указывая – ссыльный склонен к побегам и незачем ему потакать.

Из фондов ГАТО

И, тем не менее, вторая ссылка А.К. Гастева завершается удачным побегом в ночь на 2 июня 1916 года.

Из фондов ГАТО

Его объявляют в розыск, но безуспешно. Как говорится, как в воду канул. А Гастев даже не покинул пределы Томской губернии. Он скрылся в Ново-Николаевске и находится там до февральской революции 1917 года. После чего возвращается в Петроград.

Кроме революционной деятельности А.К. Гастев занимался литературным творчеством. Его прозаические и особенно – стихотворные произведения впоследствии неоднократно переиздавались. В его литературных произведениях среди мотивов борьбы и картин будущего постоянно слышится мотив неизбежности жертвы.

 

БАШНЯ.

А. Гастев.

 

На жутких обрывах земли, над бездною страшных морей выросла башня,

железная башня рабочих усилий.

Долго работники рыли, болотные пни корчевали и скалы взрывали

прибрежные.

Неудач, неудач сколько было, несчастий!

Руки и ноги ломались в отчаянных муках, люди падали в ямы, земля их

нещадно жрала.

Сначала считали убитых, спевали им песни надгробные. Потом помирали

без песен провальных, без слов. Там, под башней, погибла толпа безымянных,

но славных работников башни.

И все ж победили... и внедрили в глуби земли тяжеленные, плотные кубы

бетонов-опор…

…………………………………………

… Железо - железо!.. гудят лабиринты.

В светлом воздухе башня вся кажется черной, железо не знает улыбки:

горя в нем больше, чем радости, мысли в нем больше, чем смеха.

Железо, покрытое ржавчиной времени, это - мысль вся серьезная, хмурая

дума эпох и столетий.

Железную башню венчает прокованный, светлый, стальной - весь

стремление к дальним высотам - шлифованный шпиль…

…………………………………..

…Те, что поднялися кверху, на шпиль, вдруг прожгутся ужасным сомненьем:

башни, быть может, и нет, это только мираж, это греза металла, гранита,

бетона, его - сны. Вот они оборвутся - под нами все та же бездонная пропасть

- могила...

И, лишенные веры, лишенные воли, падают вниз.

Прямо на скалы... На камни.

Но камни, жестокие камни...

Учат!

Или смерть, или только туда, только кверху, - крепить, и ковать, и

клепать, подыматься и снова все строить, и строить железную башню.

 

Пробный удар ручника...

Низкая песня мотора. -

Говор железный машины...

 

Творчество А.К. Гастева не только имеет художественную ценность, но и помогает понять людей его круга.

Чем занят Гастев после  революции?

Работает секретарем ЦК Всероссийского союза рабочих-металлистов, потом – в управлении заводов Москвы, Харькова, Николаева. Активно занимался профсоюзной и культурно-организаторской работой. Даже возглавлял Уголовный розыск (в Новониколаевске-Новосибирске, 1919 год). Стоял (вместе с Богдановым) у истоков Агитпропа.

В 1921 году при создается Центральный институт труда (ЦИТ). С этого времени А.К. Гастев прекращает литературное творчество, всецело сосредотачиваясь на вопросах организации труда. Его работа была оценена по заслугам. Как директор ЦИТа был бессменным заместителем Председателя Совета по научной организации труда (СОВНОТ) при НК РКИ (Председателем СОВНОТа в эти годы был В. В. Куйбышев), в 1926 году — председатель СОВНОТа. В 1926 году в связи с пятилетием ЦИТа был награждён орденом Трудового Красного Знамени «за исключительную энергию и преданность делу». С 1932 по 1936 год был Председателем Всесоюзного комитета по стандартизации при Совете Труда и Обороны, а также главным редактором журнала «Вестник стандартизации» (ныне — «Стандарты и качество»).

Долгое время он работает как беспартийный, однако в 1931 году вновь вступает в ряды ВКП(б). В 1935 году возглавлял советскую делегацию на Международном конгрессе по Стандартизации в Стокгольме.

Когда-то листовки Центрального института труд


Условные
обозначения
столица
региона
город село деревня,
поселок
до 1917 года
после 1917 года
до и после 1917 года
Населенные пункты

Комментарии (0)