Пахоменко Евдокия Григорьевна. Айполовский детский дом.

Пахоменко Евдокия Григорьевна. Айполовский детский дом.

06.11.2014, Пахоменко Евдокия Григорьевна.
ФИО переселенцев
Власов
Забейворота
Зинченко
Казыдуб
Каликин
Кошкаров
Обоскалов
Пахоменко
Потуремский
Ройтман
Слюняев
Суриков
Трифонов
Ульрих
Чаунин
Тип материала
История
Периоды переселения
После 1917 года

Похожие материалы

В 1931 г. по реке Васюган были приготовлены участки, куда выгружали привезенных ссыльных кулаков. Все участки были под номерами. У поселка Дальний Яр был №14. Туда привезли на барже кулаков из Омской области. Кроме сплошной тайги, комаров и мошек здесь не было ничего. Стали строить шалаши, землянки, а кое-где и избы к зиме. Но приобрести продукты было негде, т.к. туземное население жило природой, сколько надо для жизни, столько и брали.

Хотя эта деревня по сравнению с другими туземными была большая. А в Айполово была даже церковь одноэтажная деревянная, в ней было все необходимое для ведения службы (иконостас, подсвечники, кадила и другое). В 30-е гг. церковь закрыли, разграбили все, в здании сделали клуб, а батюшку и всех служителей увезли неизвестно куда.

В первые же годы, сосланные люди стали погибать, особенно пожилые и дети.

Рядом был такой же поселок № 12 Березов Яр.

Во время ссылки мужчин отправляли в шахты, в соляные копи, на Беломорканал, в поселках оставались только женщины с детьми и стариками.

И вот в этих поселках, да и в других, оставались голодные сироты.

Комендатура и сельский совет поручили Чаунину Якову Ивановичу собрать этих детей.

Из ссыльных была организована бригада строителей, чтобы строить помещение, куда можно было бы определить сирот. Эти трудолюбивые люди сделали работу по привычке, с любовью, ведь делали для своих же детей.

Быстро построили маленький корпус, сложили печи, сделали нары и поместили детей. Построили кухню, баню и все для первой необходимости.

Вот это первое здание впоследствии стало изолятором детского дома, потом построили еще два больших корпуса с печным отоплением. В каждом была комната для того, чтобы кто-то постоянно следил за детьми.

А дети все прибывали. Были даже случаи, когда женщины, оставшиеся без мужчин, доходили до крайности: получив пайку, делили ее себе и детям и уходили за болото. Оставшихся без взрослых детей подбирали и оформляли в детдом. Если эти женщины выживали, они потом возвращались домой, но дети были спасены от голода.

Рабочие делали деревянные кроватки, и потом уже стали размещать девочек и мальчиков раздельно. Еще в довоенные годы в детском доме организовали подсобное хозяйство, надо было большую семью кормить: были коровы и кони; сажали картошку и другие овощи.

Много трудностей было с одеждой и обувью. Доходило до того, что сами выделывали кожи и шили чирки. С первых дней, как появились кони, стал конюхом Яков Романович, тогда еще совсем молодой переселенец, он так и работал в детском доме до его ликвидации.

Прачкой и банщицей устроилась работать молодая женщина Устинья Николаевна Забейворота, она тоже работала в детском доме до конца его существования.

Мария Ивановна работала поваром, а ее помощниками были Ирина и воспитанники детского дома. Воспитатели с детьми обрабатывали все в огороде, старшие дети пасли скот, помогали на покосе, заготавливали ягоды на зиму.

Самый трудный участок работы – это заготовка дров, а дров надо было очень много.

В довоенные годы в детском доме было почти все необходимое.

Директорами детского дома были люди без педагогического образования, только как умные руководители. Воспитателями работали разные люди, мало кто из них имел семилетнее образование. В послевоенные годы воспитателями работали 1 человек с педучилищем, 3 человека с семилетним образованием, а с младшими классами и дошколятами работали воспитатели, не имевшие даже семилетнего образования.

В 1945 году приехал директором в Айполовский детский дом Потуремский Тимофей Семенович. Он не имел высшего образования, но имел душевное отношение к работникам коллектива детского дома и к детям. При нем было много сделано для работы в детском доме и жизни детей.

Были и очень трудные годы, когда не было продуктов, кроме того, что давало подсобное хозяйство. Не было одежды и обуви, потому не все дети могли зимой ходить в школу.

В швейной мастерской работали 2 женщины - эстонки, которые могли сшить не только штанишки и рубашонки, но и одеть детей со вкусом.

Было пять умственно отсталых детей с самого раннего детства, их даже пытались отправить в специальную школу, но потом поселили отдельно. Они не только не могли учиться, но и не могли выполнить самую простую домашнюю работу. В 1948 году я наблюдала в детском доме № 9 в Томске, как дети играли с умственно отсталым Мишей, как с трехлетним ребенком, а Миша был 1902 года рождения. Ему дали топор-колун, и он его охранял, а если ехали на дачу, то он брал колун с собой и колол дрова для кухни. Нянечка мне сказала, что кормят его по норме. Если много давать еды, то он будет есть без ограничения. Умственно отсталые дети в нашем детском доме получали в столовой такую же норму еды, как и все, и одежда у них была такая же; у них лишь не было школьной формы.

У каждого ребенка был свой номер, и после бани он получал выстиранную и выглаженную (если надо, и починенную) одежду. В детском доме на починке работала одна женщина, латышка. Починки требовалось много, ведь в то время не было прочной джинсовой одежды, а дети есть дети, и у них были не только игры, они и в лес ходили. Но особенно берегли школьную форму.

В 1945 году привезли детей - дошколят, эвакуированных из Ленинграда. Очень истощенные были дети, первое время они даже не пытались играть, а просто сидели. Но постепенно они поправились.

 

Надо отметить, что добросовестно относились к порученному делу все, работавшие в детском доме.

Вот в 1947 году, в июле, в Новом Васюгане, организовали что-то вроде спартакиады и олимпиады для детей школы и детского дома. Айполовский детский дом приехал с духовым оркестром, музыкальным руководителем которого был Геннадий Борисович Ройтман (он был из ссыльных 1941 года). Оркестр – это событие №1 для Нового Васюгана, до этого в райцентре не было никаких музыкальных коллективов.

После спортивных выступлений детей на площади были выступления в клубе, дети показали на сцене инсценировки, песни и танцы. Особенно привлекла внимание песенка «Варежка», ее дважды исполняли девочки 2 класса. Конферансье был мальчик 4 класса, он был одет в белую рубашку с бабочкой. В заключение духовой оркестр исполнил знакомые мелодии и полонез Огинского. Очень тепло встречали каждый номер, присутствовали руководители района и заведующий РОНО. Готовила детей к выступлению воспитатель Обоскалова Евдокия Григорьевна.

В 1948 году олимпиаду и спартакиаду организовали в Томске, на нее съехалось 35 детских домов. Спартакиаду проводили на стадионе «Труд», а олимпиада проходила в драмтеатре.

Айполовский детский дом занял третье место, первое место занял Парабельский детский дом, где руководителем была женщина с музыкальным образованием. Нашему музыкальному руководителю комендатура не дала разрешения на выезд в Томск, и ребятам аккомпанировал на баяне воспитанник детского дома Юра Трифонов. Готовила детей к выступлению также воспитатель Обоскалова Е.Г.

Вечером был перекрыт пр. Ленина и все детские дома, каждый со своим знаменем, от облисполкома (здание сегодняшнего магазина «1000 мелочей»), шли в Лагерный сад, где для детей был устроен большой костер.

Директора детских домов все были со своими воспитанниками.

Питались дети в облисполкомовской столовой, где сейчас находится здание мэрии. Нас обслуживала седая девушка, эвакуированная с Украины. На ее глазах фашисты расстреляли всю семью за связь с партизанами, а она успела спрятаться за шкаф. Девушка всегда молчала, а эту историю мне рассказали женщины, работающие в столовой.

В 1949 году воспитательнице было поручено везти детей из Айполово в Томск на учебу и трудоустройство на заводы. Ехать надо было до Каргаска на маленьком пароходе «Тара», а в Каргаске пересаживались на обские пароходы.

По разнарядке ОБЛОНО я приводила детей на завод, где не всегда удавалось убедить директоров принять того или другого воспитанника, поэтому на многих из тех, кому исполнилось 16 лет, в Томске пришлось получать паспорта.

За период работы директором Потуремского Т.С. в Айполовском детском доме завучами были Каликина Евдокия Григорьевна, Сурикова Анна Михайловна, Кошкаров Андрей Александрович (потом в 1949 году он принял детский дом). Воспитателями были: Обоскалова Евдокия Григорьевна (образование 7 кл.), Зинченко Галина Николаевна (7 кл.), Казыдуб Галина Афанасьевна (7 кл), Зинченко Пана Андреевна (педучилище), Слюняева Анна Степановна (5 кл.), Власова Полина Андреевна (5 кл.), Ульрих Валентина.

Осенью привезли в Айполовский детский дом 12 мальчиков из Чаинского района, их детский дом расформировали и детей группами развозили по области. Детей вымыли в бане, одели и поместили в изолятор. Директор был в отпуске, и я замещала директора и завуча. Захожу в изолятор – пусто, все дети сидят под кроватями. Я попросила их вылезти. Мы разговорились, и они рассказали, как воспитателям «тёмку» играли и про другие свои пакости. О многом поговорили. Побеседовала с воспитателями, чтобы подготовили наших детей, и они не попали под влияние приехавших, потому что приезжие мальчики были уже взрослые. Но все обошлось, а в сентябре приехал директор.

В 1949 г. Потуремского Т.С. перевели работать директором детского дома в Средний Васюган, а детский дом в Айполово принял Кошкаров А.А.

В 1950 году детский дом в Айполово закрыли, детей перевезли в Средний Васюган, корпуса сплотили и по реке пригнали в Средний Васюган.


Комментарии (0)