Воспоминания Галины Павловны Чеблаковой.

Воспоминания Галины Павловны Чеблаковой.

14.10.2018, Г.П. Чеблакова, записала и обработала И.Г. Паксеева

Воспоминания переданы в музей племянницей Галины Павловны Чеблаковой – Ириной Германовной Паксеевой в октябре 2014 года. Записаны со слов Г.П. Чеблаковой в 1995 году. Комментарии – И.Г. Паксеевой.

 

Пролог.

Чеблакова Галина Павловна, моя любимая тетя Галя, моя 85-летняя подруга – живая веха в истории моей семьи, моих предков, моей фамилии. Обладая уникальной памятью в свои 85 лет, она помогла мне заглянуть вглубь нашего столетия, увидеть истоки нашего рода, почувствовать ответственность за продолжение нашего рода, испытать гордость за рождение моих детей и за маленький отросточек от моей ветви, именуемый Катенькой.

КОРНИ.

Прадед мой, Розенберг Карл Юрьевич – эстонец, его жена, Христина Егоровна – латышка. Они – переселенцы из Прибалтики в Новосибирск (Новониколаевск). Отец Христины Егоровны был владельцем хутора в Латвии. Был богатым хуторянином. Женился вторично на жене какого-то солдата. Когда тот, придя с войны, узнал об этом, зарубил деда. Христина (красавица Хрестя) была грамотной женщиной, чистюлей, хорошо готовила. Умерла от ангины в 1933 г. Карл Юрьевич был подрядчиком по строительству мельниц и мостов. Последний его мост был в д. Чистюнька Алтайского края. Он был непьющим человеком. Однажды, выпивши, поспорил с кем-то, что пройдет по балкам строящегося моста, но упал в реку и утонул. Это было в 1909 году. Христина осталась с шестью детьми. Их дети: Мария, Эмилия (Миля), Анна (Анюта), Николай, Дмитрий, Наталья (Таля)

Мария Карловна и Павел Ефимович Чеблаковы – бабушка и дедушка И.Г. Паксеевой.

У них было семеро детей: Александр (1907 г.р.), Галина (1909 г.р.), Виктор (1910 г.р.), Герман (1912 г.р., отец Паксеевой И.Г.), Анатолий (1918 г.р.), Геннадий (1920 г.р.), Владимир (1924 г.р.).

Эмилия Карловна и Александр Соловские.

У них было трое детей: Николай (1910 г.р.), Галина (1912 г.р.) Тамара (1914 г.р.)

Анна Карловна.

Первого мужа, Петра Давыдовича Михайлова, убили. Он работал секретарем сельсовета, затем агентом по заготовкам. За это он был убит бандитами при Советской власти в 1926 году. Со вторым мужем (Ерастовым) она разошлась, т.к. он пил, и жила с Натальей. Впоследствии она вырастила и воспитала ее детей, Виктора и Леонида. Своих детей Анна Карловна не имела. Умерла в г. Абаза Красноярского края в 1957 году.

Николай Карлович и Манефа Николаевна.

Их дети: Антонина (1919 г.р.) и Геннадий (1922 г.р.)

Николай Карлович Розенберг, лучший краснодеревщик г. Томска, с женой Манефой Николаевной и детьми Антониной и Геннадием. Томск, середина 1920-х годов.

Геннадия девятнадцатилетним взяли на фронт. Он был убит в самом начале войны в 1941 году. Его сестра Антонина много лет искала могилу и нашла ее в Смоленской области в 197(?) году. Антонина, окончив мединститут, ушла на фронт. В 23 года она стала начальником полевого госпиталя. На фронте вышла замуж за полковника Шаматурина. Окончила войну в звании подполковника медицинской службы. Имеет множество боевых наград. После окончания войны Шаматурины жили в Дании. Там у них родилась дочь Ирина в 194(?) году. Муж у Антонины начал пить и она с ним разошлась. Переехала жить в Гродно и живет в центре города с дочерью Ириной и внуком Дмитрием. Николай Карлович и Манефа Николаевна тоже переехали в Гродно и умерли в 1971 году.

Дмитрий Карлович и Евдокия Семеновна.

Имели одну дочь Аэлиту, 1926 г.р. Дмитрий Карлович погиб в оккупации в г. Кривой рог в самом начале войны.

Наталья Карловна и Ян Гансович Кокс.

Ян Гансович попал в Россию как латышский стрелок. Работал директором лесозаводов в Барнауле, Красноярске, Тальминке, Зиме (Иркутской области). В 1937 году был репрессирован и след его затерялся. В 19 (??) г. Яна Гансовича реабилитировали, а сыновьям выплатили деньги. Таля вскоре после ареста мужа заболела тихим помешательством и умерла в 1947 г. в Томске. У них было трое детей: Астра (1929 г.р.), умерла в возрасте 5 лет. Виктор (1930 г.р.) и Леонид (1937 г.р.) Леонид погиб в автокатастрофе в 1979 году в г. Абазе. В семье Коксов все были очень красивы. Особенно Таля и Астра. Тетя Галя ездила в 1929 – 1930 г. на станцию Зима в гости к Коксам. На станции сходились поезда, следующие из Владивостока в Москву. В Зиме было развлечением ходить на станцию, встречать поезда. Одна американская семья заметила красивую маленькую девочку с белокурыми кудрями, большими голубыми глазами и черными ресницами. Американцы очень просили продать им ее в дети. Это была Астра.

 

Мария Карловна (1885-1957) и Павел Ефимович (1882 - 1956) Чеблаковы. (Бабушка и дедушка И.Г. Паксеевой.)

Родители Павла Ефимовича Ефим ….(?) и Фекла Никифоровна - жили в г. Молмыж Вятской губернии. Мать была домохозяйкой. Отец – управляющий винно-разливного завода для дорогих вин. Умер от скоротечной чахотки. Весной провалился под лед, заболел и умер. Это было в 1890 году. Фекла Никифоровна осталась с пятью детьми. Одна дочь вскоре умерла. Остались Александр, 16-ти лет, Иван, Павел, 8 лет, Елена, которой было несколько месяцев. Александра и Ивана мать отдала в ученики в шапочную мастерскую. Павел закончил 4 класса церковно-приходской школы с «Золотым Евангелием». Т.к. он был очень способным, его брали учиться дальше за казенный счет. Но Фекла Никифоровна решила, что он тоже должен научиться шапочному делу. Братья ездили продавать шапки на ярмарки, обычно зимой. Оставались греться на постоялых дворах. Их для «сугреву» поили самогоном. Павел и пристрастился пить с почти с 12 лет. Как семья Чеблаковых оказалась в Томске – неизвестно. В Томске братья Чеблаковы открыли шапочную мастерскую. Шили шапки для магазина головных уборов. Жили с семьями в одном двухэтажном доме на ул. Среднекирпичной в доме № 13.

И.Г. Паксееева с внучкой Катей Гурьевой у дома на Среднекирпичной-13. За  долгие годы первый этаж дома почти ушел в землю.

В 1901 году Павел Ефимович служил в г. Новониколаевске (Новосибирске) штабным писарем. Там встретил Марию Карловну Розенберг и полюбил ее. Они поженились в 1906 году. На венчании в церкви для них пел армейский хор. А было уплачено за венчание без хора. И когда хор грянул наверху, поп рассердился и велел заплатить за хор. А жених тоже рассердился и вообще ушел из церкви. За ним бегали, уговаривали. Он вернулся и венчание состоялось. После окончания службы Павел с женой переехали в Томск. В Томске в мастерской у братьев Чеблаковых работали политические ссыльные. От них было получено кое-какое образование.

Жили вместе три семьи трех братьев и у каждого по трое детей. Жили очень дружно, как одна семья. За стол садились 21 человек (вместе с работниками). Главным был Александр Ефимович. Павел Ефимович часто ездил в Москву за товаром (ткань, нитки). Там он всегда посещал Большой театр. Из поездок всем снохам привозил подарки, обычно золотые украшения. Однажды, когда его жена была беременна, он слушал в Большом театре оперу Монюшко «Галька». Она так ему понравилась, что он решил, если родится дочь, назвать ее Галька. Так моя тетя, Галина Павловна, получила свое имя. Прежде у Павла Ефимовича и Марии Карловны был сын Шурочка, но он умер в возрасте 1 год. А Галина была старшей и единственной дочерью.

Семья Чеблаковых. Стоят слева-напправо: Иван Ефимович, жена Александра Вера , Александр Ефимович, Павел Ефимович. Сидят слева-направо: жена Ивана Феоктиста, его сын Венеамин (7) ,  мама Фекла Никифоровна Чеблакова,  сестра - Елена Ефимовна. Томск, около 1907 года.

 

Александр Ефимович и Вера Аполлоновна (Верочка). У них было шестеро детей: Александр (1904 г.р.), Петр (1907 г.р.), Зинаида (1909 г.р.), Георгий (1912 г.р.), Вера (1914 г.р.) Августа (1919 г.р.)

 

Иван Ефимович и Феоктиста Владимировна (тетя Феня).

Иван Ефимович умер от туберкулеза в 1930 году. Тетя Феня умерла в Томске в 1953 году. Я с мамой была на ее похоронах. Мне было 4 или 5 лет. Я не понимала, что происходит. Помню только, как кричала ее дочь, Агния, ей даже вызывали скорую помощь. У Ивана Ефимовича и Феоктисты Владимировны было трое детей: Вениамин (1905 г.р.) – умер маленьким, Валентина (1909 г.р.) – была умственно неполноценной, умерла в возрасте 14 лет, Агния (1912 г.р.)

 

Павел Ефимович и Мария Карловна.

Павел Ефимович и Мария Карловна имели семерых детей. Александра (1907 г.р.), Галину (1909 г.р.), Виктора (1910 г.р.) Германа (1912 г.р.), Анатолия (1918 г.р.), Геннадия (1920 г.р.), Владимира (1924 г.р.).

Павел Ефимович и Мария Карловна Чеблаковы с детьми и внуками. Галина Павловна Чеблакова - третья слева в верхнем ряду. Томск, 1030-е годы.

С братьями Чеблаковыми жила и сестра Елена Ефимовна. Затем она пошла замуж за часового мастера Прокопия Владимирова и переехала жить к нему. У них было шестеро детей: Николай (1907 г.р.), Сергей (погиб в автокатастрофе), Мария (1909 г.р.), Галина (1912 г.р.), Тамара (1914 г.р.), Любовь (1920 г.р.).

Жили очень дружно, сытно и весело. Зимой в амбарах, а летом в погребе висели мясные туши, стояли лари с мукой и крупой, ящики с яблоками бочки с клюквой, брусникой, грибами. Все продукты заказывали в лавках, и хозяева привозили их сами на своих лошадях. У Чеблаковых была своя корова, конь Грачик и собака Ундина. Варили в основном жирные щи, много мяса. Часто ели жареную речную рыбу, каши молочные и с мясом. Ели много молочного: творог, сметану, сливки. Часто стряпали пироги с мясом, щукой. Варили все в русской печке в чугунках. К праздникам: Рождеству и Пасхе – готовились целую неделю: готовили, жарили, стряпали. В гостиной стоял большой стол, покрытый белой скатертью. На столе на больших блюдах всегда были гусь, поросенок, окорока. Лапки у них отделывались украшениями из цветной тонкой гофрированной бумаги. Всегда на столе стояли сыры, колбасы, сельдь, рыба, форшмак, грибы. На Пасху всегда готовили Пасхальный сыр: в творог вбивали масло, сахар, иногда – какао. Пасхальный сыр делался в форме с крестиками по бокам, посыпался цветной посыпкой и украшался сахарным крестом. Куличи пекли для каждого в специальных отдельных формах. Стряпали очень много, заполнялась бельевая корзина, кадка. В прихожей стоял маленький ломберный столик с гнутыми ножками. На столике стоял поднос с водкой, вином, маленькими рюмочками и холодными закусками. Это для угощения тех, кто приходил славить и поздравлять. Поздравлять приходили знакомые и незнакомые люди. В Новый год для детей всегда устраивался праздник. Ставили елку, вокруг елки водили хороводы, рассказывали стихи. Рассказчика ставили на стул перед елкой. Однажды на елке присутствовала дочь хромого работника Валя 4-х лет. Ее поставили на стул: «Рассказывай, Валя!» А она застеснялась, зачесалась и неожиданно говорит: «Вши кусают».

На праздниках танцевали под граммофон и очень хорошо пели. Было очень много пластинок: Шаляпина, Собинова, Неждановой, Вяльцевой. Любили театр, иногда ходили слушать оперу в Дом общественного собрания, который позже стал Домом офицеров. Однажды перед войной поехали всей семьей на Грачике на оперу «Евгений Онегин». Галине было 5 лет, а с детьми не пускали. Она плакала, взрослые уговаривали, чтобы пропустили, и им разрешили сидеть на галерке. А хромого мастера Дмитрия не пустили, чтобы он своим протезом не испортил паркет.

Дети знали много игр. Зимой в доме играли в хоровод «Заинька, выйди в сад», «Уж я золото хороню, хороню», третий лишний, испорченный телефон. Летом много времени проводили на улице. Играли в мяч, в прятки, в крокет, в лапту, в бабки. В детьми в играх участвовала Ундина – большая белая северная лайка. Если дети усаживались играть на скамейку, то в конце скамейки устраивалась и она.

Когда в 1914 году началась война, Александра и Павла вместе с Грачиком взяли на фронт. Александр попал в плен и 3 года был в Германии. Павел на фронте служил штабным писарем. В семье Чеблаковых произошел раздел имущества. Иван Ефимович остался в этой квартире, которая была поделена на три части. В двух квартирах поселились чужие люди. Мария Карловна с детьми ушла к брату Николаю и матери, которые жили на этой же улице. А Вера с детьми ушла к матери на Орловский переулок. Николай Карлович арендовал полуподвальное помещение на Иркутском тракте около Дома Науки[1].

У него жили Мария Карловна с тремя детьми, Эмилия с тремя детьми, Наталья и Дмитрий. Он был столяр-краснодеревщик и содержал такую большую семью. А самому Николаю было чуть больше двадцати.

Рядом, в Доме Науки, находился детский сад для солдатских детей, который назывался «Очаг». Посещали «Очаг» Галина, Виктор, Герман, Зинаида, Георгий. Опекуном этого детского сада был Петр Иванович Макушин. В 1917 году все передал Советской власти. Несколько лет был депутатом Горсовета. Умер в 1926 году и был похоронен во дворе Дома Науки. Перед смертью завещал, чтобы его там похоронили и вместо памятника поставили рельс с лампочкой наверху, как символ «путь к просвещению». Его пожелание было выполнено. Впоследствии могила Макушина была перенесена в садик перед Домом Науки, где находится и по сей день. Лампочка на верху рельса горит постоянно. Народ его любил. В «Очаге» у детей у каждого была клумбочка с цветами и грядочка с овощами. Цветы выращивали для подарка дедушке Пете и заведующей на день рождения, а овощи – для кухни детского сада.

Заведующая – Мария Платоновна - старая дева с черными длинными волосами. Она мыла голову только дождевой и снеговой водой. Зимой ребятишки выходили на прогулку с ведерочками и лопатками, и набирали для нее снег. Музыкальным работником была Елизавета Петровна Макушина – дочь Петра Ивановича. Она всегда ходила в блузке и длинной юбке, и на шее носила на цепочке золотые часики. Она ставила с детьми разные музыкальные пьесы: «Красная шапочка», «бой грибов», «Лиса и петух». В «Очаге была одна группа 25-30 человек. Когда утром дети приходили в «Очаг», их переодевали в Казенную одежду. Девочкам надевали разные ситцевые платьица и косыночка, а мальчикам – штанишки и рубашки. А праздники: Пасху и Рождество, дети получали подарки. В рождество в детском саду ставилась большая елка, на которую дети сами делали игрушки: корзиночки, цепи, хлопушки. На елке всегда присутствовал Петр Иванович. Он привозил в мешках яблоки, конфеты и пряники. Пряники были обернуты в толстую атласную бумагу с картинками. Все дети получали подарки: девочки – платье и игрушки, мальчики – костюмчики и игрушки. Каждому – яблоки, конфеты, пряники в ситцевом мешочке.

В тихий час на полу в зале расстилали кошму, простыни и маленькие подушечки.

«Германа в «Очаг» не принимали. Германа в «Очаг» не принимали, потому что он был маленький, а затем его пришлось принять, потому что он все равно приходил. К тому же Мария Карловна работала в «Очаге» поваром.

Заведующая Мария Павловна жила при «Очаге». Она очень любила Галину, на выходной часто брала ее себе в гости. Давала ей хорошие игрушки, шагающих кукол с закрывающимися глазами. И вообще просила Марию Карловну отдать Галину ей в дочки. Но Галине было у нее скучно.

В день рождения Петра Ивановича каждый со своей грядки собирал цветы, и Галя с Зиной Чеблаковы с воспитательницей на извозчике ездили к нему домой поздравлять его. Несколько дней готовились и учили текст поздравления.

В 1917 году Павел Ефимович вернулся с фронта домой. На базе прежней швейной мастерской был организован швейный цех Швейпрома. В него было передано все оборудование и болванки. Павел Ефимович стал работать начальником этого цеха. Прежде, при Колчаке, он с Николаем Карловичем скрывались. Они приходили по ночам за едой к окнам кухни. Но хозяйка Меркулиха, противная женщина, донесла, и дядя Коля был схвачен. А Павлу удалось скрыться. Дом несколько дней был оцеплен. В квартире Розенбергов был обыск, искали оружие. Герману, моему отцу, было 5 лет. Во время обыска один офицер спрашивает его: «Мальчик, у вас есть бомбы?» «Есть.» «А где? Покажи». Он повел их в подвал и показывает на картошку. Потом поставили в дом офицеров на жительство. А дядю Колю хотели расстрелять. И когда его вели на расстрел, хозяин самого дорогого мебельного магазина в который дядя Коля делал мебель, увидел это. Он закричал: «Что вы делаете? Ведь это лучший в городе мастер!» И дядя Коля был освобожден.

Власть часто менялась. Несколько месяцев красные, затем белые, затем чехи, затем Колчак. В 1917 году Галина в возрасте 8 лет пошла в школу. Учителя были старого, царского времени, очень интеллигентные. Советских программ не было. В школе то преподают Закон Божий, то учат, что Бога нет. Когда преподавали Закон Божий, несколько учеников из класса, в том числе Галина были отобраны в церковный хор. Разучивали молитвы и пели в церкви.

Когда перешли из 3-го в 4-й класс, получили советские программы и кое-какие учебники. Тетрадей не было, писали на газетах и журналах между строк. Тетради были только по Чистописанию. Для оплаты учителям из дома носили продукты. Зимой приносили по полену дров, чтобы отапливать школу.

Когда получили программы, то оказалось, что для 4-го класса они не подходят и дети стали опять учиться в 3-м классе.

С 1918 г. по 1922 г., до НЭПа в стране был сильный голод. Ели только картошку и хлеб из отрубей по маленькому кусочку. Все продукты Мария Карловна выменивала на газеты и журналы, которые выписывались ранее. А теперь они продавались крестьянам на самокрутки. Вещи тоже обменивались на продукты. Так резной деревянный буфет был обменен на полпуда отрубей.

До наступления НЭПа семьи Чеблаковых и Соловских поплыли на пароходе на Алтай, в село Большая Речка, в 90 км. вверх по Оби от Барнаула. В селе арендовали избушку с огородом. Павел Ефимович шил шапки, крестьяне платили продуктами. Вскоре купили корову, поросят, кур. Жили очень сытно. Прожили там год. Но пришлось уехать, т.к. детям негде было учиться. Уехали в Барнаул на лодках. В Барнауле сняли квартиру, купили корову и прожили там до 1924 года. Затем переехали обратно в Томск. Во время НЭПа народ стал жить хорошо, в магазинах появились все продукты, и всё по доступным ценам. По адресу ул. Максима Горького № 29 был двухэтажный дом на 4 квартиры, который принадлежал железнодорожнику по фамилии Скутин.

В этом доме жила большая семья Павла Чеблакова.

 

Он передал его государству. Внизу жил Александр Ефимович с семьей, а на втором этаже оставалась одна пустая квартира, в ней и поселилась семья Павла Ефимовича. Обзавелись хозяйством, купили корову, поросят, кур. Имелся небольшой огород, амбары, стайки, погреб, сеновал.

Так как детей было много, никогда не скучали. В 30-х годах появился футбол. Была организована команда «Челбачат»: Шура, Петя, Виктор, Герман, Георгий. Играли и в баскетбол. Для этого прикрепляли на амбары венские стулья без дна. Для игры в волейбол через двор протягивали бельевую веревку. Ребята устраивали соревнования на лодках по Томи, которые назывались «Поход до Новосибирска». Команда Чеблаковых заняла 1-е место. Зимой тоже было достаточно игр. Строили снежные крепости и устраивали бои. У всех были коньки, лыжи, санки. Еще и при царе на Белом озере был каток. Играл духовой оркестр: огни, музыка. Все катались на коньках, а маленьких детей катали на специальных креслах. Дети из школы бежали прямо на каток, для этого коньки носили с собой в портфелях.

Был семейный хор: в него входили: Галя, Виктор, Герман, Зина, Вера, Георгий Чеблаковы, Коля, Галя, Тамара Соловские, Аза Торопцева. Павел Ефимович дирижировал. Аккомпанировал Шура на гитаре, Петя на балалайке, Коля Владимиров - на мандолине. Народ приходил слушать: «У Чеблаковых концерт». Когда Павел Ефимович дирижировал, то пели: «Буря мглою небо кроет», «Жгуч мороз, трескуч», «Вечерний звон», «Колодники» («Бим-бом, слышен звон кандальный»). А когда пели под аккомпанемент гитары и балалайки: «Матушка-голубушка, солнышко мое», «Не шей ты мне, матушка, красный сарафан», «Когда солдат становят в ряд». Исполнялось много романсов, арий из опер, которые разучивали по радио. Пес Джимми, помесь дога с бульдогом, сидел рядом и всегда подвывал, когда исполнялись песни «Когда солдат становят в ряд» и «Матушка-голубушка». Лучше всех пела Аза Торопцева, которая была Шуриной невестой, из очень интеллигентной семьи. Все очень любили театр. Зимой в Томск приезжал на гастроли ленинградский (Мариинский) оперный театр, который выступал на сцене Дома общественного собрания, ставшего позже Домом офицеров. Прослушали все оперы: «Аида», «Травиата», «Жрица огня», «Жидовка», «Евгений Онегин», «Пиковая дама», «Гусарская баллада», «Риголетто», «Сильва», «Баядера». «Сильву» даже слушали несколько раз.

Первым женился Шура на Лёле. Вначале они жили у родителей, потом получили квартиру в Татарском переулке. Там у них родились Валерий и Вика. Вскоре они переехали в Кузнецк, там у них родился Виталий. После окончания курса химиков-лаборантов в Кузнецк уехал и Петя. Здесь он женился на Вике. Зина вышла замуж за Мишу Житнова, который приходил в гости к ребятам. Затем, спустя год, в 1932 году Галя вышла замуж за Васю Горлова. Они познакомились в промышленно-экономическом техникуме, который был переименован в мукомольно-элеваторный комбинат МЭК, в состав которого входили техникум, институт и ФЗО. Галина училась на химико-технологическом факультете, а Вася – на механическом. Они поженились, когда Галина училась на последнем курсе, а Вася – на втором. Им дали маленькую комнатку в общежитии, потом они вернулись к родителям. Вася дополнительно работал в ФЗО физруком. Получал стипендию 18 рублей и зарабатывал дополнительно, разгружая дрова. Затем женился Виктор на Тамаре. Она очень хорошо пела. Виктор ходил к ним в школу на вечера и там влюбился. Тамарин отец преподавал латынь и русский язык в мединституте. Мать у Тамары умерла, поэтому у нее была мачеха. Виктор окончил почвенно-геологический факультет Томского университета. Учился он на отлично, был парторгом факультета, но не получил диплом с отличием из-за одного случая. На экзамене по истории ВКП (б) преподаватель, доцент, заведующий кафедрой истории, задал ему вопрос: «Как вы относитесь к Германии?» Виктор ответил: «Германия напоминает мне человека с большой дороги. Встретит и скажет: «Снимай пальто»» Преподаватель закричал: «Как вы смеете так говорить? Ведь мы подписали договор о дружбе!». Начался спор и крик, Виктор получил по истории двойку. Представители от студентов ходили к этому доценту и уговаривали, и кое-как уговорили, чтобы он поставил тройку. Из-за этой тройки Виктор не получил диплом с отличием. А через несколько дней началась война, и всех студентов отправили на фронт, дали только до конца сдать экзамены. А после войны был вечер встречи в университете. И бывший доцент, ставший профессором, сам подошел к Виктору и вспомнил тот экзамен. Долго беседовали, гуляли, взявшись под руку, и он принес извинения за спор и за двойку.

Следующим женился Анатолий на Марине. Анатолий закончил 6 классов. Затем его взяли воспитанником в артшколу и музыкальный взвод, т.к. он был музыкально одаренным ребенком. Закончил он ее перед войной, потом был в лагерях в г. Юрге. Из Юрги Анатолий, не заезжая домой, уехал на фронт. Ему исполнилось 23 года. Весной 1942 года они попали в окружение под Смоленском. Из окружения выбирались по лесам и селам. Голодали. Варили дохлых коней, бересту, съели свои ремни. Крестьяне в селах, чем могли, подкармливали их. Под Москвой на них набрела наша разведка. Их осталось немного. Перед этим они попали к немцам в плен, но им удалось бежать. Анатолия ранили в ноги, друзья утащили его с собой. Анатолий болел тифом и воспалением легких, был сильно истощен. Полгода пролежал в госпитале в г. Ярославле. Лежал в палате смертников. Спустя полгода его отпустили домой как инвалида. Он приехал в г. Сталинск, стал работать ударником в оркестре кинотеатра «Коммунар». Здесь в Коммунаре он встретил Марину, здесь в 1946 – 1947 годах его услышал Утесов. Он пришел к ним домой (они жили тогда на ул. Хитарова, дом 20, бывшая Торцовая). Посидели за столом, выпили, долго разговаривали, и Утесов пригласил Анатолия в свой оркестр, но Марина не захотела, да и родственники были против, потому что Анатолий к тому времени начал пить. Однажды он был в Москве в отпуске и встретил там своего сослуживца, с которым учился в школе артиллеристов. Этот сослуживец работал в оркестре Большого театра. И Анатолия попросили играть в оркестре один-два вечера вместо заболевшего ударника. И он играл в какой-то опере без репетиций. Анатолий на войне начал выпивать. В дальнейшем это испортило ему жизнь. 6 мая 1977 года на празднование Дня Победы на заводе Сантехлит, где Анатолий работал экспедитором, были приглашены ветераны войны. Поздравляли, вручили часы. Он немного выпил, наклонился на стол и умер от кровоизлияния в мозг. Его жена Марина умерла в сентябре 1993 года от рака легкого.

Тетю Галю после окончания техникума направили в Белоруссию в город Слуцк заведующей лабораторией мелькомбината. А Вася остался доучитваться. Галя взяла с собой брата Геннадия, которому было в то время 12 лет. Вася проводил их до Слуцка, устроил на квартиру. Питались очень хорошо, так как у мелькомбината было свое подсобное хозяйство. А в Томске в это время был голод. Через полгода Галя поехала в Томск в отпуск, затем в декретный отпуск. И в Слуцк не вернулась. Работала в МЭКе в лаборатории зерна и муки. В конце 1932 года Вася с Галей поехали на станцию Чулымская Новосибирской области к Васиному другу и жили у него. Он работал заведующим РАЙФО, а Вася был у него инспектором. Там Галя родила сына Германа. Он умер через 3 месяца. Летом 1933 года Вася с Галей вернулись в Томск. Галя устроилась в МЭК лаборантом, а Вася заканчивал учебу в техникуме и работал физруком. В 1933 г. направили его в г. Троицк Челябинской области на мельницу. На территории этой мельницы они жили. Здесь 9 февраля 1933 года родился сын Олег. Потом туда приехала Васина мама. Летом 1936 года они вернулись в Томск. Здесь они жили с родителями до 1939 года. Галя работала в университете лаборантом и ходила на курсы подготовки в институт. И Вася тоже. В 1937 году поступили в двухгодичный учительский институт, который окончили в 1939 году и получили назначение в г. Сталинск (ныне Новокузнецк). В Новокузнецке Галина работала в 11 школе учителем химии в 5-8 классах. 3 февраля 1941 года родился сын Вадим. А осенью этого же года Васю взяли на фронт. Он воевал в Сталинграде и в 1942 году был ранен и контужен. Лечиться его привезли в Сталинск. Госпиталь находился на проспекте Кирова напротив здания Универмага. А Вадим жил в яслях рядом, и Вася ходил смотреть на него через окно. Галина с 1942 года работала старшим лаборантом в лаборатории Машзавода, который назывался в это время военным заводом № 526 и выпускал автоматы. Она проработала на этом заводе до 1944 года. Домой с завода отпускали только иногда, чтобы взять детей из яслей, искупать их и постирать белье. С ними жил отец Павел Ефимович, который приехал из Томска в 1942 году. С ним оставался Олег, а Вадим жил в круглосуточных яслях. Там он сильно заболел дизентерией, дистрофией и в 2,5 года не держал голову. Для того, чтобы как-то выкормить и поддержать его, Галина тайно в баночке под одеждой выносила с завода похлебку, которая предназначалась ей. В 1943 году в Сталинск приехала Мария Карловна, больная, с распухшими ногами (варикоз). В Сталинске в то время был голод. Продукты получали по талонам. На заводе давали в день по 800 г. хлеба на работника, а на детей и стариков по 200 г. Дедушка выкупит хлеб по карточкам, разделит на всех. В шифоньере сделал на полочке надписи: папа, мама, Галя, Олег, Вадим. Каждый клал кусочек у своего имени. От ЖЭКа получали землю и сажали картошку, капусту, морковь. Хранили овощи в подвале. Женщины, у которых были дети, работали по 12 часов и один день в неделю их отпускали домой пораньше. Вася вернулся с фронта в 1945 г. Во время радостной встречи Вадиму сказали: «Это твой папа». А он и говорит: "Нет, у меня папа длугая!" И несет фотографию отца. Он знал отца только на фотографии.

В 1945году Галя перешла работать в горный техникум, на отделение горного машиностроения. Проработав там год, перешла в СМИ (Сталинский металлургический институт) на кафедру химии лаборантом, затем – ассистентом кафедры. В 1955 году Васю послали в г. Ленинск-Кузнецкий на Байкаимскую МТС парторгом. Горловы жили там полтора года. Затем вернулись в Сталинск. Галина работала металлургом и в строительном техникуме, в вечерней школе. Дедушка Павел, пролежав парализованным 2 года, умер в 1956 году. Бабушка Мария Карловна умерла в 1957 году.

В 1957 году в Сталинск приехали мои родители – брат Герман с женой Анной и 8-летней дочерью Ириной (мной). Год жили вместе с семьей Горловых в их 3-х комнатной квартире на пр. Кирова дом № 7 кв. 13. Я училась во 2 классе 11 школы. Потом Герман получил от предприятия , в котором работал, 2 комнаты в 4-х комнатной квартире на пр. Кирова дом № 33, кв. 31.

В 1958 году семья Горловых переехала в город Кривой Рог, так как из-за загазованности Вася болел, задыхался и имел 2-ю группу инвалидности. Горловы прожили в Кривом Роге 27 лет. Вася работал в Строительной организации начальником УКК, а Галя преподавала в техникуме. Помогала воспитывать внучек Марину и лену – дочерей Олега и Али. Марина, окончив Новосибирский НИИЖТ, вышла замуж за Валерия Сафронова и уехала жить в г. Вихоревка Иркутской области. Лена в Кривом Роге тоже вышла замуж за Пинчука, у них родился сын Саша. Но ее замужество оказалось неудачным и даже трагическим: ее муж оказался наркоманом и приобщил к наркотикам и Лену.

В 1964 году Галина Павловна ушла на пенсию, Василий Фролович умер в 1965 году от рака. В 1985 году умерла жена Олега Аля, И Галина Павловна с Олегом вернулась в Новокузнецк.

Умерла тетя Галя перед Первомаем 1996 г. в г. Новокузнецке в возрасте 87 лет…

 

 

 

 

 

 

[1] В районе Белого озера.


Условные
обозначения
столица
региона
город село деревня,
поселок
до 1917 года
после 1917 года
до и после 1917 года
Населенные пункты

Комментарии (0)