«Жизнь прожить не так-то просто»  О. Данилова.

«Жизнь прожить не так-то просто» О. Данилова.

04.10.2014, Разместила Олеся Александровна Жирнова.

«Жизнь прожить не так-то просто»

О. Данилова.

 

В дом Таисии Ивановны Саитовой, жительницы села Александровского, мы пришли без приглашения. Таисия Ивановна живет   со своей мамой, Матреной Прохоровной, которой в этом году исполнилось 94 года. Возраст, согласитесь, солидный. И это послужило главной причиной того, что мы оказались в доме где живут два родных человека, мать и дочь. Хотелось побольше узнать и рассказать читателям, возможно, и о каких-то рецептах долголетия. Когда вошли в дом, Матрена Прохоровна отдыхала, а Таисия Ивановна хлопотала на кухне. Видно было, что она чем-то взволнована. В глазах ее поблескивали капельки слез. В доме было очень чисто, как-то по-особому тепло и уютно. Признаться, после первых минут, пребывания в доме Таисии Ивановны я испытывала чувства, какие, возможно, испытывает человек,   когда после долгой разлуки с отчим домом вдруг неожиданно отказывается в нем и и видит, что все эти годы, пока он не был в доме, здесь о нем хранили добрую память и непроходящую ни на один день надежду на встречу. После нашего знакомства и объяснения причин визита у Таисии Ивановны вновь покатились слезы из глаз.

- Да что про нашу жизнь-то рассказывать? Вот только послушала передачу по радио и не могу успокоиться. Вся душа растревожилась. Женщина одна рассказывала про себя, какого лиха ей довелось испытать, какого горя пережить. Давали 200 граммов хлеба на трудодни. А когда она сбежала из колхоза, то получила за это 6 лет тюрьмы. Отсидела их все от звонка до звонка. А я услышала ее рассказ – расстроилась, хоть и чужое совсем. Да только не может человек, сам много испытавший и переживший, спокойно относиться к страданиям других. Вы уж извините меня, - немного смутившись   непрошенных слез, сказала Таисья Ивановна, приглашая нас присесть.

- Мы сами-то из Омской области, а сослали нас сюда   в 1929 году, - продолжила она, - Детей у моей матери было в то время   четверо. Мне – два года. У нас отобрали дом, васю живность и утварь во дворе.  Были свои сеялки, молотилки, три амбара с зерном – всего лишились разом.  Спасибо соседям – не пожалели сарая и дали перезимовать в нем. Потом, в мае, повезли вверх по иртышу. В 1930 году оказались здесь, ехали три месяца. Маленький пароходик вез шесть барж с такими же, как мы, сорванными с обжитых мест, обобранными до нитки, непонятно перед кем и за что провинившимися.  Обвинить же их всех можно было в одном – работали всю жизнь, не разгибая спины.

Высадили нас всех возле Мишка-Егана, деревня называлась Пасол. Потом привезли в Раздольное. Из лапок хвойных деревьев сделали себе балаган. Потом начали рубить избушку. Папы с нами не было – его  в 29 году посадили.

 

Матрена Прохоровна проработала в колхозе Раздольном до 56 года. Затем семья перебралась в Александровское. Сама Таисья Ивановна 22 года своей жизни отдала Александровскому рыбокомбинату.

- Хоть и трудно было, голодно, холодно, а жить умели весело. Я семь зим отработала на лесозаготовке. Мы в лес ехали с песнями, и из леса - тоже. В котелке на костре варили себе завтрак. Замуж-то я выходила в фуфайке,   в которой валила лес. Портяночную ткань треугольником сделаешь – готов платок. Вместо матраца – матрасовка, набитая сеном. Замуж я вышла в 49 году. Встретились два бригадира, мой и моего будущего мужа – и сосватали нас. Ой, сколько пережито! Мужа своего   похоронила в 1962 году. Сложа руки никогда не сидела. С самого раннего детства были приучены к труду. И, перво-наперво, образцом того, как жить, были наши родители. Мама, бывало, сядет тряпки чинить, отец рядышком – обувь. Работают, песни поют и плачут – одновременно. Был голод. Какой травы мы только не переели! На зиму ее готовили, как капусту. Каждый листочек, какой срывали, делали к зиме запасы. А без работы я и сейчас не могу сидеть. Держим хозяйство. Что толку от тебя, если лежать? Корову держу уже 42 года. Конечно, помогают дети. Сейчас-то что корову не держать? Только ленивого не заставишь с хозяйством возиться. Да еще людей, у которых работа такая, что почти дома не бывают. Их тоже понять можно. Сейчас-то что не жить. Это раньше – если держишь корову, 12 килограммов топленого масла сдай, 36 килограммов мяса и шкуру отдай. Сами ни сметаны, ни масла не видели. Я никогда не прислушиваюсь, где и что у меня болит. Если начинает что-то покалывать, тут же сама себе говорю: «Вставай, нечего лежать и кваситься»

 

Таисья Ивановна еще долго рассказывала, как она жила, сколько выпало на ее долю испытаний, как болью резало ее сердце слово «кулаки», которым окрестили и называли таких же сосланных, как и они. Но все трудности, обиды, старались принимать как неотвратимость своей судьбы. Зла никогда ни на кого не держала, никому не посылает проклятья и   считает, что прожила   неплохую жизнь.

Речь Таисьи Ивановны изобилует поговорками, пословицами. Смысл же их был и остается для нее главным жизненным принципом, и мерилом человеческих ценностей, отношений между людьми. «Не ищи хорошего в селе, а ищи хорошего в себе», «Крест на себя можно и не ложить, но без Бога не до порога», «Где лад – там и клад», «Где лад – там и Господь беседует», «Где мир – там и пир». Узнать о каких-то необычных секретах долголетия мне не удалось. Однако выводы, которые напросились сами собой, сомнению вряд ли можно подвергать. Секрет, наверное, совсем прост и доступен для всех: жить в ладу со своей совестью, не таить зла на людей, никого не проклинать, исповедовать добро к своему ближнему. Так живут в этой семье.

Здесь очень ухожена усадьба, порядок царит во всем. Множество цветов: львиный зев, бархатцы, крымская ромашка, цинния, сальвия, петуния, мальвы, бессмертники, гладиолусы, астры, другие – благоухают. В этой семье приучены   ценить не только внешнюю красоту. Взаимоотношения, которые сложились между близкими людьми здесь так же по-человечески прекрасны. В этом доме одинаково хорошо чувствуют себя   94-летняя мама Таисии Ивановны и трехлетняя ее правнучка Валерочка. У Матрены Прохоровны Кононовой было 13 детей. В живых осталось шестеро. Сейчас 24 внука, 22 правнука и 4 праправнука. Видно, и вправду говорят: где лад – там и клад.                        


Условные
обозначения
столица
региона
город село деревня,
поселок
до 1917 года
после 1917 года
до и после 1917 года
Населенные пункты

Комментарии (0)